Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Эврика

Рассказ в жанре Юмор
Добавить в избранное

Талантливый, практикующий врач Семен Семенович Понтовский откинулся на спинку стула и, обращаясь к пациенту усталым, но довольным голосом произнес:

- Все, дорогой друг, мы победили, заломали эту проклятую болезнь, уничтожили, растоптали, так что можешь быть спокоен, радуйся, наслаждайся жизнью, ты отныне полностью ЗДОРОВ! Усек?!

- Я здоров??! – с трепетом в голосе переспросил больной.

- Да, да, ты здоров! Ну, конечно, как же иначе!

В подтверждении своих слов доктор взял в руку лупу и уже с помощью увеличительного стекла для пущей надежности осмотрел спину, плечи, живот и шею пациента.

- Отлично! – сделал заключение он. - Кожа белая, чистая как задница у младенца, так что можешь одеваться и со спокойной душой возвращаться к полноценной жизни!

Услыхав эти слова, пациент, а им оказался председатель кооператива «Сортир» Василий Козявкин, заплакал от радости.

- Настрадался человек! – подумал Понтовский, вспоминая, как Василий, во время очистки выгребных ям, подхватил заразную болезнь, неизвестный науке лишай. На первый взгляд лишай был так себе, безобидный и смахивал на обычный бублик с маком, но вонял как свежий собачий помет или гниющая шкура старого бобра. На тот момент возле Козявкина можно было находиться только в армейском противогазе или респираторе рабочего цементного завода. За лечение лишая Василия брались самые известные районные, областные и краевые специалисты. Приезжал даже профессор Свисти-Свисти с подозрительным московским фраером, которые брали у Козявкина анализы мочи, осматривали серные ушные пробки, вели долгие с пациентом беседы, обрабатывали яму, где Василий подхватил заразу и даже за каким-то чертом и за свой счет водили пациента в пивную, но результат оказался нулевой. Болезнь продолжала прогрессировать. Дело, казалось, было безнадежным, бесперспективным, туманным, пока за это дело не взялся известный в округе психотерапевт, целитель и талантливый экстрасенс, Семен Семенович Понтовсий.

Работы по излечению Василия Козявкина было хоть отбавляй, поэтому Понтовсий пахал, как раб на галерах: днем и ночью, утром и вечером, в стужу и зной, будни и праздники и даже в Пасху в этот Великий и Светлый день, Семен Семенович ставил Козявкину уколы, водил в пивную, где пил водку и пиво исключительно за его счет. Кроме этого пришлось разработать и применить на практике новую мазь, настоянную на медвежьих когтях и толченом заячьем помете. Мазь помогла, лишай исчез, Василий поправился, но от ее применения на башке Козявкина появились две небольшие шишки и начали шелушиться яйца, на что Семен Семенович не обращал никакого внимания, считая это ерундой, несерьезным побочным явлением.

Наконец, Василий оделся, от радости и волнения губы его тряслись, на глазах наворачивались слезы, в следующую минуту низко поклонившись, он положил на стол конверт и перед тем как уйти, пояснил:

- Это, знак внимания! За доброту вашу необъятную, за труды ваши праведные, за чистоту помыслов ваших, за повышенное внимание к больным и страждущим!

Оставшись один, Понтовский открыл пакет и от суммы денежного вознаграждения просто ахнул. К удивлению Семена Семеновича гонорар оказался более, чем приличным. Купюры были ровненькие, чистенькие, казалось, что их гладили утюгом или держали под прессом, деньги приятно обжигали ладони, согревали душу, холодили сердце и покалывали в районе прямой кишки.

- Огого!! – только и смог произнести Понтовсий. – Ну, и Василий, ну и сукин сын! Молодец бродяга!

В какой-то момент Семен Семенович закрыл глаза и устало вздохнул. В его голове вновь появились мысли о дополнительном заработке и дополнительных доходах. Деньги нужны были как воздух, хотелось быстрее закончить ремонт дачи и построить баню с бассейном, поменять « Москвич- 412» на « Мерседес- 500», съездить в Италию, Испанию, Грецию, да и просто похвастаться перед соседями, которые на днях купили новенький «Форд», а балбеса сына пристроили помощником к депутату от партии ЛДПР. Честно говоря, Семен Семенович не сидел сложа руки, он действовал. Не так давно он открыл платные курсы, «Уринотерапия для начинающих». Правда, вскоре их пришлось закрыть, так как дураков пить собственную мочу, да еще и за собственные деньги в городе не нашлось. После этого был создан кооператив с зашифрованным названием «ССП», где Семен Семенович пытался предсказывать пол неродившегося еще ребенка, по клочкам волос и не фильтрованной моче его родителей. Но и здесь пришлось потерпеть фиаско, потому что женщины предпочли проходить медосмотр в роддоме нежели с трех литровой банкой мочи, а именно такой объем предлагал принести Понтовский, бегать по коридорам городской поликлиники.

- Ничего, все еще впереди! - подумал он, укладывая деньги поглубже в карман. – Сообразим, какое-нибудь дело все равно откроем.

Накинув на себя плащ и заперев дверь, он вышел на улицу и на крыльце поликлиники с удовольствием закурил сигарету. Вечерело. Тишина, полная идиллия. Со стороны реки дул мягкий и прохладный августовский ветерок. Возле клуба кто-то растянул меха гармошки. В соседнем переулке мелодично зазвенела гитара, а молодой красивый голос протяжно запел о любви, нежности и легкой поножовщине на основании ревности в середине третьего куплета. В какой-то момент на улицу выскочила легковая машина, где находилась группа ребят, которые, громко крича, размахивали флагом с изображением лидера ЛДПР В. В. Жириновского и его ярким призывом «Не врать и не бояться». Семен Семенович прищурился, сосредоточился, но из-за сгущающихся сумерек этот призыв прочитал как « Брать и не бояться».

- Да мы и так не боимся! – подумал он, решив на следующих выборах в ГД РФ голосовать исключительно за представителя ЛДПР. Со стороны заливных лугов поднималось колхозное стадо. Коровки неспешно пересекли центральную улицу, прошли возле площади, где располагалось здание городского совета и, остановившись возле доски почета, долго и пристально смотрели на портрет председателю колхоза «Бездна» Дмитрия Петровича Темного.

В какой-то момент в голове Понтовского родилась идея отметить полученный от Козявкина гонорар в ближайшем питейном заведении. С этой мыслью он бросил взгляд туда, где возле старой водокачки, за пунктом приема стеклотары, распахнула двери известная в городе пивная под названием «Хобот мамонта», которую все местные работяги называли не иначе как «Член мамонта».

Не смотря на вечернее время, посетителей в заведении оказалось немного. Понтовский, не спеша, прошел через весь зал и не успел присесть за любимый столик, под ветвями искусственной пальмы напротив женского туалета, как к нему подбежала знакомая официантка с небольшим синяком под левым глазом и без переднего зуба.

- Семен Семенович! - прощебетала она. - Вам как всегда? Сто пятьдесят и соленый огурец?

- Нет, нет, ну что вы! – важно ответил Понтовский. - Сегодня начнем с двухсот граммов водки и литра пива!

Пока официантка выполняла заказ, Семен Семенович вновь углубился в размышления о дополнительных доходах.

- Может открыть платные курсы лечения геморроя с помощью свежих огурцов по методу Геннадия Малахова? - подумал он. - Или, к примеру, начать применять мазь собственного приготовления для стимулирования роста волос?

Вторая идея казалась Понтовскому более подходящая, верная, стоящая, но, вспомнив, что во время испытаний мази у больного стали выпадать волосы не только с головы, но и со спины, груди и с других частей тела, от этого предложения пришлось немедленно отказаться. Раздумывая о делах насущных, Семен Семенович не заметил, как сначала выпил двести граммов, потом еще сто, затем еще и очнулся только тогда, когда почувствовал, что его кто-то трясет за плечо. Понтовский открыл глаза. Перед ним стоял охранник пивной, бывший работник городского морга и виновато бубнил:

- Семен Семенович, вам пора на выход, заведение закрывается.

Понтовский с трудом поднялся, пошатываясь, вышел на улицу и, держась за забор, огляделся по сторонам. Было уже очень поздно. Кругом ни души, сплошная темнота, свет горел только возле медвытрезвителя и напротив дома, где проживала известная в округе самогонщица баба Люба. Давно не ходил городской транспорт, не было видно и такси.

Подойдя к колодцу, Понтовский достал ведро воды, напился и несколько минут с наслаждением поливал водой свою «раскаленную» голову. От такой процедуры полегчало, немного отошел хмель, перестала ныть поджелудочная железа. Взбодрившись и решив сократить свой путь домой, Семен Семенович пересек центральную улицу, прошел небольшой переулок и остановился возле огромного пустыря, перекопанного вдоль и поперек.

Неожиданно Понтовский вспомнил рассказы стариков о том, что до революции эта территория с кирпичным большим домом, от которого в данный момент остались лишь одни развалины, цветущим садом, с надворными постройками, конюшней и небольшим прудом, принадлежали известному ловеласу, владельцу огромной мануфактуры и двух публичных домов графу Ширинкину. Поговаривали, что после революции граф смотался за границу, но свои драгоценности закопал где-то в этих местах. Помня эту легенду, местные жители без малого сто лет то бросали, то вновь кидались на поиски сокровищ Ширинкина. Они несколько раз перекопали всю землю вокруг усадьбы, простукали фундамент дома, годами рылись в конском навозе и несколько лет назад нашли дубовый, кованый сундук, в котором кроме старых истлевших портянок, нескольких пар погон прапорщика, церковной книги, горсти медяков и добротного самогонного аппарата, ничего больше не нашли.

Держась прямо и стараясь не упасть в яму, Понтовский двинулся вперед, но, не успев пройти и ста метров, резко остановился. Прислушался. Нет, не показалось. В какой-то момент он увидел, что вдоль пустыря, пересекая тропинку в сторону старого кладбища движутся два подозрительных человека с лопатами в руках. У одного из них за спиной Понтовский заметил небольшой мешок.

- Что за люди? Что за фраера? - подумал он. Чего им нужно ночью на кладбище? Хотя…!?? А быть может…!??

От таких мыслей Семен Семенович начал резко трезветь. От волнения и какого-то азарта он мелко задрожал, сгорая от любопытства, повернул назад, выбежал с пустыря, поддал жару и через несколько минут оказался на другой стороне кладбища с его тыльной стороны. Отыскав в заборе небольшой лаз, Понтовский нагнулся, попытался протиснуться между штакетинами, но в следующую минуту:

- Бац!!

Сильно ударился головой о перекладину и упал на колени. Сказался выпитый накануне ерш. (Ерш - исконно русский напиток, состоящий из водки и пива где процент водки намного превышает процент пенного напитка. Прим. Автора).

Потирая ушибленное место, Семен Семенович поднялся. Прислушался. В какой-то момент ему показалось, что в середине кладбища, примерно там, где был захоронен местный изобретатель по очистке тройного одеколона, звякнула лопата.

Трясясь от страха и сгорая от любопытства, он сделал вперед шаг, затем еще один, еще и вдруг;

- Мама!! – приглушенно закричал Понтовский, проваливаясь в какую-то бездну. К счастью, этой самой бездной оказалась простая помойка, в которую работники ЖКХ обычно скидывали кладбищенский хлам в виде старых крестов, веток, листьев, сгнивших оградок, завядших цветов и так далее. Яма оказалась не глубокая, но с отвесными стенками. Стараясь подняться на поверхность, Понтовский приставил к стенке старый крест, попытался на него вскарабкаться, поднял ногу, но крест треснул, переломился, а сам Понтовский рухнул на дно ямы и, больно ударившись головой о расколотую могильную плиту, потерял сознание.

Очнулся он на твердых нарах, в небольшой комнате, с крохотным зарешеченным окошечком под самым ее потолком. Напротив на такой же деревянной «шконке» лежал с виду интеллигентный человек без обуви, в рваных носках и сильно храпел.

- Неужели я в камере полицейского околотка?? – не успел подумать Семен Семенович, как заскрежетал замок, дверь отворилась, и невысокий полицейский громко крикнул:

- Господин Понтовский! На выход!

Семен Семенович засуетился, схватил плащ, выскочил из камеры и в сопровождении все того же надзирателя был сопровожден в кабинет начальника полиции, майора Ивана Ивановича Колотушкина.

Выдав Понтовскому остатки денежного гонорара и другие личные вещи, майор укоризненно посмотрел на посетителя и начал читать тому нотации.

- Эх, Семен Семенович! Как же так? Вы, известный в городе человек, уважаемый доктор, талантливый врач и на тебе, пьяный, на кладбище, в сырой и глубокой яме, хорошо, что в том районе оказались два наших оперативника со спецзаданием, а так невозможно себе представить, чем вся эта история могла бы закончиться.

Понтовский молчал, ему было стыдно. Увидев свое отражение в зеркале, ужаснулся. В его стоящих дыбом волосах было полно мусора, шея обмотана траурной лентой, на которой красовалась надпись. «Спи спокойно, любимая теща! Твой зять тебя не забудет»

Из нагрудного кармана пиджака торчал пластмассовый цветок, из рукава выпала старая упаковка из-под презервативов. С брезгливостью, сорвав с себя ленту, Понтовский бросил ее в мусорницу, туда же полетел и цветок, глубоко вздохнул, покраснел.

Тем временем Колотушкин внимательно посмотрел на задержанного и неожиданно спросил:

- Семен Семенович! – А вы и впрямь провидец, экстрасенс, или так себе…:

- Да, я настоящий экстрасенс, в четвертом поколении!

- Хорошо! Получается, вы свободно можете рассказать, что произошло с человеком ранее и что произойдет с ним в бедующем ?? Так?!

- Для меня это, как два пальца обоссать ! – хотел ответить Понтовский, но воздержался и сказал что для него такие вещи сущие пустяки.

- А вот я сейчас вас проверю! – неожиданно предложил Колотушкин.

- Да ради Бога!!

- Хорошо! Скажите, что делала моя жена в предыдущее воскресенье?! А!?

- А вы что не знаете?! – задал встречный вопрос Понтовский.

- Вот я то, как раз знаю, я в своей жене уверен, просто хочу проверить ваши способности. Поняли?!

-Хорошо! Будь, по-вашему, проверяйте!

С этими словами Семен Семенович засучил рукава, напрягся, попытался сосредоточиться, но в следующий момент…

- Нет, не могу! – устало произнес он. - Для начала работы и вхождения в австрал мне нужен толчок, «подзарядка» так сказать!

- А понимаю, понимаю! – майор засуетился. – Я и забыл, вам нужно опохмелиться!

С этими словами он открыл ящик стола, потом заглянул под стол, затем понюхал свои старые хромовые сапоги, стоящие возле шкафа, пошарил внутри рукой, после этого открыл сейф, из которого извлек бутыль с мутноватой жидкостью:

- Вот! - пояснил он. – Вчера у бабы Любы конфисковали как вещественное доказательство.

- Нам все равно! – махнул рукой Понтовский и, указав на кобуру Колотушкина, добавил:

- Не забудьте огурчик на закуску порезать.

- Вот мать честная! – удивился майор. – Откуда вам все известно?!

-Не забывайте, я же экстрасенс!

Понтовский был прав, дело в том, что Колотушкин, на самом деле, в кобуре вместо пистолета постоянно носил свежий огурец, щепотку соли, несколько сухариков, пару конфет и пластмассовый складной стакан.

Выпив и закусив Семен Семенович крякнул, скрипнул зубами и монотонно начал говорить:

- В воскресенье… ваша жена… поднялась с постели…, приняла душ и выпила чашку кофе.

- Согласен!

- Дальше.. она.. целый час мерила платья,… а когда нашла подходящее, надела его и

пошла на базар!

- Допустим!

- Накупив там продуктов….. она вернулась домой, приготовила обед, покушала и легла отдохнуть!

- Я вам не верю!! – сделал заключение майор. - НЕ-ВЕ-РЮ!! Понимаете?

- А что такое??

- Да ничего! Ну, какие тут к черту тут сверхъестественные способности? Тут и дураку понятно, все женщины ходят в воскресенье на базар и покупают там продукты, готовят обеды, убираются в квартире и так далее.

- Ну, хорошо! - возмутился Понтовский. Если я говорю не правду, тогда поправьте меня, скажите, что ваша жена не ходила на рынок, не готовила обед, а сразу ушла к подружке, с которой весь вечер и всю ночь занималась…!

Услыхав слова: ночь подружка, Колотушкин вспотел, глаза его беспокойно забегали, а сам он изменился в лице.

- Ну, ладно, хорошо, продолжайте! – примирительным тоном высказался он.

- Так вот! Отдохнув …. она долго разговаривала с подругой по телефону, … после чего оделась и ушла к ней в гости!

- Так, так! И что они там делали, давайте подробней!

- Как что?? Вы разве не знаете?? – переспросил Семен Семенович.

- Знаю, конечно, знаю! Просто хочу проверить вас!!

- Гм! Так вот, слушайте.. Она ..у подруги… училась вышивать крестиком!

- Училась вышивать??!

- Да! Да!!

- Училась вышивать до пяти часов утра??!!

- Нет! – спокойно ответил Понтовский. Вышивать она училась до часу ночи, а после этого играла с ней в шахматы!

- Какие на х…й шахматы?! - начал возмущаться майор.

- Да самые обычные, король, ферзь, солдатики в виде пешек, кони, офицеры..! Вам и самому это известно, просто вы проверяете меня!

-А да, да, конечно! – немного рассеянно забормотал Колотушкин. В кабинете нависла пауза. Прошло несколько минут. Майор немного напрягся, прищурился и вдруг неожиданно спросил:

- А почему, после этой игры в шахматы она то и дело называет меня именем владельца городской сауны Нави.

- Не прикидывайтесь, дорогой Иван Иванович! - Понтовский, как подобает профессионалу, оставался невозмутим и чертовский спокоен. - Вы и сами все знаете, ваша жена любит вас, поэтому как ребенок, играет с вашим именем. Прочтите свое имя Иван, наоборот, сзади наперед и все встанет на свои места, получается то самое Нави. Понимаете??!

- Услыхав такой ответ, майор внезапно расцвел, заулыбался, схватил руку Понтовского и начал так интенсивно ее трясти, что у Семена Семеновича пропал остехандроз и рассосался локтевой мениск.

После этой истории прошло несколько дней, Семен Семенович находился на работе и время, от времени размышляя о дополнительном заработке, вел прием больных. В какой-то момент неожиданно к нему в кабинет заскочила смазливая, длинноногая девица, в коротеньком платьишке, с огромными буграми Венеры и таким глубоким декольте, что, казалось, она появилась перед Понтовским в купальнике, забыв верхнюю одежду в узких коридорах городской поликлиники. Ее губы горели яркой помадой, а на плече красовалась татуировка в виде китайского иероглифа, который расшифровывался как: «Я постоянно хочу...». Она бесцеремонно прошла к столу уселась на краешек стула и негромко бросила:

- Я пришла сказать вам большое спасибо! Вы настоящий доктор, хороший человек, сильный экстрасенс и настоящий мужчина! Я горжусь вами! Низкий поклон, дорогой вы наш покровитель и заступник! С этими словами девица хотела поклониться, но вовремя передумала, так как ее буфера, по закону Ньютона, должны были выскочить из декольте и со звуком баскетбольного мяча шлепнуться о деревянный настил пола.

- Она меня с кем-то путает, может ей нужно благодарить врача «Трипперолога»?- подумал Понтовский про коллегу венеролога. Чего она ко мне-то приперлась?!

Тем временем девица продолжила говорить, и вскоре выяснилось, что она является женой майора Колотушкина, что разница в возрасте у них составляет без малого сорок лет, что она бывшая стриптизерша и любит весело провести время.

- А он меня никуда не пускает, ни в сауну, ни в казино, ни в ресторан, ни в бар - жаловалась она, - проверяет, следит и даже устраивает сцены ревности. И если бы не ваши точные видения, как провидца и экстрасенса…

Здесь посетительница замолчала, достала из сумочки два увесистых пакета и молча положила их на стол Понтовского.

- Это вам за предыдущие и последующие предсказания. - пояснила она.

А перед уходом, как бы невзначай, лукаво добавила:

- В следующую субботу, мы с друзьями посещаем ночной музей и кружок живописи. Мой муженек, мой «папенька» должен об этом обязательно знать. Договорились!!?

От крупного гонорара у Семена Семеновича закружилась голова. Он не верил своим глазам, закрывшись в кабинете, он несколько раз пересчитал купюры, проверил их на свет, понюхал и хотел, было уже положить в сейф, как зазвенел телефон…

- Мамочка! - только и смог произнести он, услышав в трубке голос прокурора города Анатолия Петровича Людоедова. Прокурор приглашал Понтовского к себе в кабинет.

Семадфыадн Семенович не на шутку струхнул. Ему казалось, что прокурор каким-то образом догадался, что блохи, выведенные Понтовским гелем собственного приготовления у собаки, принадлежащей директору бани, вовсе и не подохли, а организованно перебрались на шкуру сторожевого пса Людоедова. Но все оказалось намного проще, встретил прокурор Семена Семеновича радужно, долго жал ему руку и заискивающе заглядывал в глаза. Людоедов был уже стар, с огромным брюхом, свисающим на колени, его лысая, без единого волоска голова смахивала на бильярдный шар, при виде которой по ней хотелось ударить кием и загнать в лузу. Прокурор был чем-то возбужден, взволнован. Он то падал в кресло, то вскакивал и, начиная бегать по кабинету, скрипел протезом правой ноги и энергично размахивал левой рукой. Его правая рука в этот момент, свисала плетью вдоль туловища и в рассечение кабинетного воздуха участия не принимала. Людоедов нес какую-то ахинею. Он то начинал рассказывать о космических кораблях, бороздящих космическое пространство, то хвастался поимкой злоумышленника, нагадившего возле дверей штаб-квартиры ЛДПР, укравшего знамя, и трусы председателя с логотипом партии и личным автографом В. В. Жириновского. То начинал ругать лидера КПРФ товарища Зюганова, ну и так далее. Понтовский ничего не понимал и даже решил вызвать санитаров из сумасшедшего дома, но в какой-то момент остановился под жестким взглядом прокурора.

- Вы на самом деле экстрасенс??! – со змеиной улыбкой на лице неожиданно спросил он.

- Разумеется! – спокойно ответил Понтовский.

- А знаете, в нашем деле такие люди как вы, позарез как нужны!

- Пошел на х…! – хотел ответить Семен Семенович, посчитав, что его сейчас будут склонять работать в прокуратуре. – Вонючих портянок я еще здесь не нюхал!

Тем временем Людоедов продолжал:

- А ведь ваши способности я должен проверить! А как?- задал вопрос прокурор и сам же на него ответил. – Только если вы расскажете, что-нибудь о моих близких, ну, к примеру, расскажите, чем занималась моя жена в предыдущую субботу?!

- Ах, вон оно, в чем дело!! - догадался Семен Семенович. – Зубы, значит, заговаривал, о космосе мозги пудрил, специально херню какую-то городил, стыдно видимо старому подофилу сразу признаться, что его суженая шастает неизвестно где и неизвестно с кем!

Сделав вид, что ни о чем не догадывается, Понтовский ослабил на шее галстук, поддернул рукава рубашки и с умным видом произнес:

- Я готов!

- Хорошо, начинайте! - Людоедов, почему-то, напрягся.

- Разница в возрасте у вас с женой составляет сорок, сорок два года!- медленно произнес Понтовский.

- Тридцать девять! – заметил прокурор.

- В субботу... ваша жена… проснулась… между десятью и одиннадцатью часами…! После утреннего туалета она выпила чашку кофе и немного коньяка!

- Допускаю!

- Затем… она, пару часов… разглядывала глянцевые журналы, после чего направилась в тренажерный зал!

- Хорошо! Согласен!

- После тренажерного зала... посетила… бассейн и сауну! После сауны… зашла в салон красоты, где покрасила ногти и побрила свою «киску»!

Для старого прокурора такие слова были не знакомы, поэтому он, сделав умный вид, скрипнул ножным протезом и промолчал.

- Вечером, - Понтовский в этом месте сделал длинную паузу.- вместе с подругой, она направилась…

В этот момент на прокурора было страшно глядеть, он осунулся, сгорбился, видимо, готовясь услышать, что-нибудь плохое, но Семен Семенович продолжал:

- Ваша жена направилась в городскую…

- Сауну!! - не выдержав, высказался Людоедов.

- Нет! - твердо парировал Понтовский. – Она пошла… в библиотеку!!

- В библиотеку??!

Такая новость для Людоедова была с родни новости о Всемирном потопе.

- Да какого хрена ей там делать??!

- Она читала там стихи Пушкина, Есенина, Маяковского…! – Да вам об этом и самому известно!

- Да, да конечно…! – залепетал прокурор. - Но почему до четырех утра??! - здесь он прищурил глаза и внимательно посмотрел на Семена Семеновича.

- Ну а как же иначе, дорогой мой Анатолий Петрович!? - Разве может молодая, красивая девушка бросить и уйти из творческих объятий Пушкина и Есенина?! Это немыслимо!!

- Но этим творчеством можно пресытиться?! – заметил Людоедов.

- Конечно, согласен, поэтому, когда ваша супруга занималась Пушкиным и Лермонтовым, ее подруга читала произведения Есенина и Толстого, затем они меняются авторами и так до утра…!

- Хорошо! А почему жена стала часто называть меня по имени Ашот? – прокурор напрягся.

- А как вас в детстве называли друзья, родители? А?!

- Тоша!- смущенно ответил Людоедов.

- Так вот, ваша жена, зная об этом играет вашим именем, как ребенок с мячам и произносит его, читая его сзади наперед, то есть… Ашот!! Усекли??!

Услыхав от экстрасенса Понтовского такие слова, Людоедов от радости чуть не сошел с ума. Он хлопал Семена Семеновича по плечу, жал и тряс руку, улыбался, изредка хихикал, начал напевать веселую песенку, а перед тем как Понтовский уже покидал кабинет, сунул тому в карман бутылку коньяка и зажигалку в виде пистолета.

Но история на этом не закончилась. На следующий день, после обеда, в кабинете Понтовского появилась худощавая молодая женщина в легком, практически прозрачном платье и с вызывающем макияжем.

- Да на ней клейма негде ставить. – подумал Семен Семенович, увидев многочисленные татуировки на ее теле в виде китайских иероглифов. Один из иероглифов гласил «Я хочу тебя», другой напоминал «Я хочу постоянно», третий кричал «Хочу, аж зубы свело».

Посетительницей оказалась жена Людоедова. Она развязной походкой подошла к Понтовскому, молча положила на стол конверт с деньгами и коротко сказала:

– Большое спасибо, Семен Семенович! Вы настоящий провидец и сильный экстрасенс!

Уходя, девица повернулась и добавила:

- Мы с подружками каждые выходные ходим в ночную библиотеку, о чем я прошу вас рассказывать моему мужу!

И через паузу:

- Вознаграждение гарантировано!! Окей!??

После того как за женой Людоедова закрылась дверь и сработало сарафанное радио, в адрес Понтовского пошла лавина звонков. Звонили бизнесмены, таксисты, предприниматели, работники бани и мелкие клерки, люди хотели знать некоторые пикантные подробности о своих неверных женах, мужьях, любовницах, подругах и друзьях. На прием записалась даже девяностолетняя миллионерша Люся Задунайская. Шамкая беззубым ртом она просила Понтовского выяснить некоторые подробности о ее тридцатилетнем муже, слесаре ЖЕКа, который регулярно и на ее деньги ездит в город Сочи, мотивируя свое отсутствие дома , тем что является секретным агентом и выполняет спецзадание по линии ФСБ.

В какой-то момент Понтовского осенило.

- Да это же Клондайк! Эльдорадо! Как я до этого не догадался раньше!

- Эврика!! – громко крикнул он. - Эврика! – забубнила его прямая кишка. – Эврика!! – пискнула поджелудочная железа.

На радостях, что нашел дополнительный и мощный источник денежного дохода, Понтовский подпрыгнул до потолка, захлопал в ладоши, пустился в пляс, потом выскочил в коридор и со скоростью гоночного автомобиля помчался разыскивать завхоза.

Вскоре на дверях его кабинета появилась табличка, на которой без труда можно было прочитать:

«Платный прием ведет известный профессор, провидец, опытный экстрасенс Семен Семенович Понтовский».


Вид деятельности:

Лечение энуреза, гадание на кофейной гуще, снятие порчи, сглаза, чистка кармы, составление алиби для загулявших жен и неверных мужей. Помощь и советы при наставлении рогов и увеличении их ветвистости.

Преуспел ли в этом деле Семен Семенович и удалось ли ему поменять машину и построить в саду баньку, я не знал, но однажды проезжая по городу заметил, как из ворот небольшого, но очень красивого особнячка выехал черный «Мерседес», с шиком проехал по центральной улице, свернул в сторону и остановился на берегу реки, где на волнах качалась красавица двухпалубная яхта. Из автомобиля вышел сам Понтовский с обаятельной женщиной, поднялся на борт судна и дал команду боцману отдать швартовые.

- Видимо, работает его контора? И неплохо работает? - подумал в этот момент я и с завистью посмотрел на успешного Семена Семеновича, который на своем белоснежном теплоходе, на гонорары, полученные от безмозглых стареньких ловеласов, их подружек и ревнивых старперов, пошел бороздить широкие, речные просторы…..

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 25.09.2015 в 16:44
Прочитано 96 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!