Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Же дезертир

Добавить в избранное

Глава 1


Сколько себя помню, отец всегда мечтал уехать за границу. У нас дома всегда были разные карты. Атлас мира постоянно лежал открытым на журнальном столике. В девяностые годы отец прочитал, где то, что ЮАР ждет к себе новых белых переселенцев со всего света, и отправил письмо в международном конверте с разноцветными полосочками, но ответа так и те дождался.

Помню, в те времена, мне было лет восемь, по второму каналу начали показывать диснеевские мультики и мне с сестрой никогда не удавалось посмотреть их из-за того что отец смотрел в это время, в воскресенье 17:00, "Клуб путешественников".

-Куда пошел? - строго спрашивал он меня, когда мы с сестрой хотели пойти к соседям, - сиди, смотри "Клуб путешественников".

Сестра, понимая, что к ней это не относится, исчезала бочком, а мне приходилось возвращаться в кресло и смотреть на лысого мужика, за спиной которого стояла модель парусного корабля.

-Нам не повезло родиться в России, - говорил он, - и мы не только вынуждены так вот жить, как мы живем, но и еще у нас нет возможности, что то изменить и куда ни будь уехать отсюда подальше. И это единственная возможность для тебя посмотреть на мир, и ты ее упускаешь.

-Да, да, - отвечал я, а сам только и думал, как незаметно сбежать к соседям, что бы посмотреть "Утиные истории".

С таким воспитанием годам к десяти я мог за секунду показать на карте любой Гондурас или Ботсвану и знал половину столиц наизусть.

В детстве я жил в захолустном поселке Хабаровского края, в 45-ти километрах от Комсомольска-на-Амуре. Между прополкой картошки, рубкой дров и выносом навоза из сарая, я развлекал себя одной игрой. Я представлял, что попал на телешоу, по правилам которого надо было, зажмурившись, ткнуть в список населенных пунктов в конце атласа мира и организаторы устраивали мне и моей семье переезд в выпавший город или деревню. Всего давалось три попытки, и после какой ни будь деревни в Судане или Пакистане, выпадал небольшой городок на Среднем западе США или в Швеции.

Потом стали уезжать немцы и евреи. Меня переполняла зависть. Один такой немец родственник моего соседа прислал ему кассету с надписью "Pottenstein 95" с кадрами из своей жизни. На видео были запечатлены посиделки переселенцев, городские достопримечательности и поездка к землякам дальневосточникам в Штутгарт.

Через несколько лет эти немцы приезжали в мой поселок. Сказали, что ностальгия замучила, и что она прошла сразу же как только они ступили на родную землю.

-За те деньги, что мы потратили, что бы сюда приехать, можно было бы два раза отдохнуть в Испании, - сожалели они.

В году 95-97-м я прочитал статью в Спид Инфо. Автор статьи была, какая то, как она себя называла "дрянная девчонка". Над статьей даже была ее фотография, где она была изображена со старой печатной машинкой между широко раздвинутых ног. В статье рассказывалось, как она поехала с заданием в Джибути, что бы разузнать о жизни наших во Французском иностранном Легионе. Из всего бл*дства, что было ей написано в соответствии со стилистикой газеты, я запомнил одно, - в Легионе дают Французское гражданство. Еще там была история одного легионера, который дезертировал из нашей армии во Владивостоке, автостопом добрался до Европы, перелез через границу, доехал до Франции и теперь он офицер с французским гражданством.

Я загорелся этой идеей. Я не то что мечтал, я твердо верил, что я стану легионером. Ну, если не получится стать легионером, то устроюсь в Европе, каким то другим способом. Я готов был жить хоть в палатке, лишь бы в Европе.

К двадцати четырем годам я уже окончил институт, неплохо по меркам Комсомольска-на-Амуре зарабатывал, у меня была квартира и хорошая девушка, с квартирой и высшим образованием. В этом возрасте уже пора было задуматься о детях, и все к этому и шло.

К тому времени я уже почти и думать забыл о Европе. Делал ремонт в своей квартире и подумывал о свадьбе.

В то время я работал на строительстве нефтеналивного терминала в Де-Кастри сварщиком, и так как строительство было закончено, а контракт со мной был заключен на период строительства, меня пригласили в отдел кадров.

Как то сразу у меня в голове появилась мысль, что может это и есть тот самый момент, когда я должен попробовать осуществить свою детскую мечту и поехать в Европу. В отделе кадров сидел начальник моего участка, и сразу же предложил ехать на новую стойку, на Сахалин. Я отказался. Сказал, что нашел себе работу получше.

Я предлагал друзьям поехать вместе, но для них это было что то не реальное.

-Как? Зачем? И что там делать? Почему именно Франция? Да ты гонишь.

Путевка на автобусный тур по Европе стоила совсем не дорого, не более чем пол зарплаты. Своей девушке я позвонил, что бы сказать, что поехал в Париж, когда поезд уже тронулся.

-Понятно, - ответила она и отключилась.

Был конец апреля 2007-го года и поезд Владивосток-Москва был забит дембелями. Дембеля круглые сутки, сменяя друг друга, пили водку, ругались, дрались, пели песни и играли в чехарду. Из за них в Москву я приехал не выспавшийся.

Тур начинался с Белорусского вокзала. Вечером мы отправились в Брест, утром пересели на автобус и поехали. Пересекли границу и уже в обед гуляли по Варшаве. Ближе к вечеру тронулись дальше и затемно поселились в мотеле на немецкой границе. В обед следующего дня мы были в Берлине. Я пешком прошелся от зоопарка до рейхстага. Потом дошел до телебашни и поднялся наверх. Сверху было видно что одна половина Берлина это европейские квартальчики, а вторая половина это типично советская панельная застройка.

Спустившись, я двинулся посмотреть на панельные десятиэтажки вблизи. Действительно, они мало отличались от тех домов, которыми застроены все города России. Разве что рядом с подъездом не было ржавого зловонного мусорного бака, а входная стеклянная дверь держалась на изящных позолоченных шарнирах.

Потом я дошел до берлинской стены, написал на ней гвоздиком "Здесь был Саня из Комсомольска-на-Амуре". На перекрестке я увидел пацанов лет двадцати, моющих лобовые стекла. Спросил у них от куда они и сколько зарабатывают, и они ответили, что они поляки и что в среднем получается по 10 евро в день. Поляки?!! Граждане Евросоюза. Скачут целый день по проезжей части, нюхают выхлопные газы за 10 евро. Это 250 евро в месяц. У нас сторожа столько получают. И никаких отпусков и молока за вредность.

Затемно мы выехали из Берлина и спали на ходу в автобусе. Я толком так и не уснул. Ближе к обеду следующего дня мы приехали в Париж. Из окон автобуса нам показали Лувр, дом инвалидов, Эйфелеву башню, и базилику святого сердца.

-Мы проезжаем улицу Пигале. Мужчины, запомните. Это улица красных фонарей. Как в Амстердаме. Когда будет свободное время, можете сходить сюда, - сказал гид.

После того как нас расселили в гостинице, я первым делом поехал на улицу Пигале. Выбора там не было вообще.

"Вот тебе и Париж", - думал я, проходя мимо ускоглазых вьетнамок, трущихся возле баров, - "приехать с Амура в Париж, что бы трахнуть нанайку".

Проститутки европейской внешности были или старыми или совсем некрасивыми цыганками (или румынками).

-Сколько хоть стоит? Хау матч? - спросил я у одной маленькой, более менее симпатичной вьетнамки, потирая большой палец об указательный возле ее носа.

Она улыбнулась и самым соблазнительным голосом ответила:

-Уан хандред фифти еуро (150 евро).

-Да ну нах! Это же 4800 рублей.

Не, ну если уж и потратить 4800, то на настоящую парижанку, вроде Патриции Кас. И после некоторых поисков я нашел то что искал. Она действительно была похожа на Патрицию Кас. Говорила таким же низким голосом. Была разве что немного моложе своего прототипа и на ней было одето серое трикотажное платье с высоким горлом.

-Сколько? - спросил я по-английски.

-Для тебя бесплатно, красавчик, - ответила она своим низким сексуальным голосом, и пояснила, положив мне руку на плечо, - берешь в баре бутылку шампанского, она стоит 200 евро, мы ее выпиваем и занимаемся сексом. Бесплатно.

Странная схема. Да ладно.

-А где?

И она провела меня через бар и показала небольшой закуток два на два метра, отделенный от зала шторкой на полметра недостающей до пола. Посреди закута стояло обшарпанное кресло, такое позорное, что я бы даже на даче такое постеснялся ставить. Мне пришло в голову, что если бы на него сейчас посветить ультрафиолетом, оно бы засветилось, как фосфорное.

Но не это кресло меня остановило, а то что проститутка пила бы это шампанское за 200 евро одна, потому что на тот момент я уже год как был в завязке. И если верить арабу, с которым мне потом довелось сидеть в немецкой тюрьме и все детство прожившему в Париже, именно это природное скупердяйство уберегло меня в тот день от сюрприза в виде мужского члена и мошны под розовыми женскими трусиками. Когда я рассказал эту историю тому арабу, он засмеялся и сказал, что у моего гида было чувство юмора.

-Пигале - нет. Сен-Дени - да. На улице Пигале бордели с трансвеститами.

-Да ну нах!

Хотя, наверное, да. Низкий голос. Платье с высоким горлом прикрывающее кадык.

-200 евро это точно трансвестит. На Сен-Дени нормальные девки по 30 евро палка.

Я пошел дальше по улице. На каждом углу были бары с бабами и магазины резиновых членов. Я услышал разговор двух русских девушек, обсуждавших что "Мулин Руж" должен быть где то не далеко по этой улице, и пошел в том направлении. Бессонная предыдущая ночь давала о себе знать. Меня клонило в сон. И то что я наконец то оказался в Париже, меня совсем не радовало.

На тротуаре, то здесь, то там стояли арабы мафиозного вида. Они делали шаг в мою сторону и спрашивали по-английски:

-Хочешь посмотреть шоу?

Я резко открещивался, но зазывалы возникали из-за каждого дерева, и я решил спросить, сколько стоит.

-Десять евро.

Никого не отодрал, так хоть шоу посмотрю.

-А что за шоу?

-Сейчас увидишь, - сказал он и увлек меня в переулок.

Метрах в двадцати он завел меня в бар, протянул руку и сказал:

-Тен евро.

Я заплатил ему, думая, что увижу сейчас что-то на подобии кабаре с канканом без трусов, но канканом в этом баре даже и не пахло. Было пусто, а за баром стояла толстая арабка и протирала полотенцем пивной бокал.

-Проходи сюда, - сказала она и завела меня в закут со столом и стульями.

-А шоу?..

-Сейчас будет тебе шоу, - сказала она и закрыла шторку. Потом заглянула и спросила, - будешь что ни будь пить?

-Орандж джюс, плиз. Хау матч?

-Тен евро.

Она принесла сок, а через минуту в мой закут зашла чмошного вида арабка лет тридцати и улыбаясь начала мять мою ногу.

-Закажи мне что ни будь?

И не успел я что то сказать, как из за шторки возникла толстая арабка с блокнотиком и карандашом.

-Что желаете?

-Мне коктейль "Тропиканка", - сказала арабка.

Официантка ушла, а чмошная арабка пересела мне на колени.

-А где шоу?

-Сейчас будет, - ответила она и сняла с меня куртку и футболку, - меня зовут Моник.

-А по моложе у вас никого нет, - хотел сказать я, но уровень моего английского позволил мне сказать вместо этого только, - ай вонт нот ю, ай вонт ту матч литл гёрл.

-Литл гёрл? Да ты гурман. Нет нету, - сказала она и стала раком, приблизив свой зад к моему лицу.

Я приспустил ей трусы до колен, обнажив серую промежность. Арабка резко развернулась, крича:

-Кес тю фе?

В этот момент зашла официантка с коктейлем и протянула мне листик. Это был счет. На нем было крупными цифрами написано "210 EVRO".

-Что за хрень?

-В смысле? Вот меню. Коктейль "Тропиканка" - 200 евро. Сок апельсиновый - 10 евро.

-Да ну нах. Я ухожу.

-Куда ты, козел, собрался? Плати давай, - официантка и Моник кричали это на французском языке. И хотя я по-французски вообще не говорил, смысл их слов я понял.

В этот момент зашел, видимо, вышибало. Тоже араб. Качок в черной футболке с надписью Security.

-Что такое?

-Он не хочет платить?

-Серьезно? Не хочешь платить? Лучше заплати.

Они стояли, выпучив на меня глаза, а я сидел с голым торсом на стуле. Потом пришел араб, завлекший меня сюда и тоже стал убеждать меня, что лучше заплатить. Я встал, оделся и направился к выходу, но тут предо мной появился настоящий инспектор Мегрэ, в бежевом плаще как у Коломбо и в того же цвета шляпе. Тоже араб.

-Что случилось? - спросил Мегрэ и махнул удостовереньем.

-Не хочет платить.

-Да, а еще он сказал, что хочет маленькую девочку, - сказала Моник, натягивая трусы.

-Если вы не заплатите, я буду вынужден вызвать полицию.

-"Что за театр. Ну всяко же бить не будут", - подумал я.

-На с моего позвони, - сказал я и протянул ему телефон, - я из России. Я платить не буду. Сейчас я уйду, и вы не будете мне мешать. Хорошо? (Ай фром Раша. Ай донт вонт пэй. Ай гоу, энд ю донт татч ми. ОК?).

Я встал и пошел к выходу и никто меня не тронул.

-Педофиль, - крикнула мне в след Моник, но комиссар отдернул ее.

Когда я оказался на улице, то почувствовал злобу и раздражение. Я вернулся и заглянул в бар. Арабы стояли расстроенные и невесело, что то обсуждали. Я крикнул арабу заманившему меня сюда:

-Эй ты, верни мои 10 евро.

Он медленно поднял руку и показал мне средний палец. В ответ я усмехнулся как Нельсон из "Симпсонов" и пошел прочь.

В метро, когда я покупал билет в автомате, оказалось что цена билета зависит от того на какую дистанцию тебе надо ехать. Мой отель находился в пригороде, и от этого цена была в два раза больше чем по городу. Я решил сэкономить и купил билет по городу.

"Какая разница, все равно все поезда отходят с одних и тех же перронов", - подумал я.

Так и оказалось. Я сел на свою линию и доехал до пригородной станции Gentili, где находился мой отель, но на выходе из метро стоял не такой турникет как в центре Парижа или в Москве, через которые все просто перепрыгивают. Здесь турникет был абсолютно герметичный и сделанный из прозрачного пластика, и только на двадцать сантиметров не доставал до потолка. Для того что бы двери открылись надо было вставить билет в приемник. Я попробовал засунуть свой билет, но дверь не открылась. Что делать? Ехать обратно в город, там купить билет до Gentili и вернуться, при этом еще и переплатив. Не за что. А уже за полночь.

Не с первой попытки, но мне все же удалось перелезть через турникет под взором двух камер наблюдения.

На следующий день я посетил все полагающиеся туристу достопримечательности. Квартал с небоскребами, Монмартр, Базилику святого сердца, Лувр, Елисейские поля, Триумфальную арку и плюнул с Эйфелевой башни.

На третий день у большинства моих попутчиков были назначены экскурсии. У кого в Версаль, у кого в Дисней-Лэнд. У меня экскурсий не было. Наш автобус довез всех желающих до Нотр-Дама и я поехал по адресу, найденному мной в интернете:

Фонтеней-суис-боис, Форт де ноген.

На станции я спросил пожилую женщину как мне найти легион.

-А!!! Лежьон! Уи, уи. Лаба, - радостно ответила она и махнула мне в нужном направлении. Конечно, обрадовалась, еще один идиот захотел умереть за ее любимую Францию.

На КПП человек в форме и в белой кепке дал мне список того, что надо было иметь для поступления. Через час я вернулся из супермаркета и позвонил снова.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 14.12.2015 в 02:11
Прочитано 59 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!