Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Домовой, Чердачник и другие

Рассказ в жанрах: Фантастика, Разное
Добавить в избранное

Санька выскочил на улицу под огорченные крики матери. Он ликовал, а как же, он опять выиграл спор с матерью. Она упорно хотела в очередной раз отправить сына в пионерский лагерь.

Да что там хорошего, в этом лагере, вся жизнь по команде. По команде вставай, по команде ложись, и ходить все время строем. Нет, терять свое личное время в летние каникулы на всякую ерунду Санька не собирался. Он всю зиму готовился к летнему сезону. На сэкономленные от школьных завтраков деньги, он приобрел новые крючки, запасную удочку и китайский фонарик на три батарейки. Все это богатство он надежно спрятал в сарае. И вот долгожданный момент наступил, он завтра утром испытает свои снасти. Санька уже договорился с другом Вовкой идти сегодня вечером на рыбалку с ночевкой.

На улице было тихо, друзья, соседские мальчишки, даже большие пацаны еще спали. Наверно мстили за ранние вставания за длительный учебный год. Санька прошмыгнул в сарай. Там, за поленницей он достал свой клад. Полюбовался новеньким двухколенным удилищем. Затем достал из-за пазухи новенькие батарейки и вставил в фонарик. Включив фонарик, он отрегулировал световую точку. Эх жалко, что в сарае уже светло, не поймешь, ярко ли светит фонарик. Может в кочегарку сбегать, там, если выключить свет темнища здоровская. Через минуту Санька заглянул в кочегарку и разочарованно вздохнул. Сегодня дежурил дядя Степан, а он как обычно дежурил не один. С ним круглые сутки сидели не менее пяти местных алкашей. Эти алкаши были бедствием их микрорайона. Да что говорить, даже в их тридцати двух квартирном бараке жило больше двадцати алкашей. Нет, трезвые это были замечательные люди, хорошие семьянины, уважаемые мастеровые. Но с получки, сорвавшись с привязи, уходили в очередной загул. Промотав получку, со скандалом требовали у жен на очередную бутылку. Если не могли найти денег, то тащили из семьи вещи. Продавщица в Ласточке, Зинка принимала от страждущих все, и ламповые приемники, и будильники, и даже постельное белье.

Вот когда дежурил дядя Коля, алкашам приходилось искать другое место для попоек. Взрослое население его, почему то не любило. И почему то называли бешеным нацменом. Почему нацменом, Санька ни как не мог понять, ведь так обычно прозывали татар, или людей иной нации. Санька с друзьями наоборот любили посидеть в кочегарке во время дяди Колиного дежурства. Он охотно привечал детвору, угощал их чаем, рассказывал интересные истории. А его поделки, свистульки, деревянные человечки на турнике, сабли со звериными головами на рукоятке, пользовались у ребят огромным спросом.

Санька решил податься на чердак, там, если закрыть окна, темноты будет достаточно. Он стал лихорадочно искать тонкий гвоздь или проволоку. Люк на чердак стала закрывать Торсунова Тетя Валя. Она часто сушила там постиранное белье, и что бы его ни запачкали, вешала на люк замок. Но что для Саньки вскрыть старенький замок, пошевелить гвоздиком, и все. Но в этот раз не повезло, замок он конечно вскрыл. Но только стал поднимать тяжеленный люк, как из квартиры Турсуновых выскочила пятилетняя Ольга.

-Ага, попался,- радостно заверещала она,- вот скажу мамке, кто наше белье пачкает, она тебе тогда задаст.

-Нужно мне ваше белье, у меня тут дела поважнее,- стал заикаться Санька. А ты ябеда.

-А дашь конфетку, я не буду ябедничать, - Оля победно запустила палец в нос.

-Нет у меня конфетки, а хочешь сахара.

-Ага, хочу, только колотый, - Оля пустила слюну,- я пиленый тоже люблю, только он быстро кончается. А колотый можно весь день сосать.

-Ну, хорошо, вот мамка в магазин уйдет, стащу тебе кусок из комода.

К счастью во время их разговора ни кто в коридор не вышел, и Санька благополучно проник на чердак. Все три окна на чердаке были закрыты, но сквозь деревянные решетки проникал солнечный свет. Но Санька не растерялся, на чердаке валялось много разного хлама, и он быстро подобрал старое тряпье и завесил окна.


Когда Санька включил фонарик и стал лучом водить в разные стороны, в восхищении даже цокнул. При луче фонарика, чердачные балки старые лари легкая пыль приобрели фантастический вид.

-Ух, ты, настоящая пиратская пещера с сокровищами. Вот где нам собираться надо, тут сказки по-настоящему страшными покажутся. Вот Вовка обрадуется.

Но вдруг в луче света метнулась большая тень, и по чердаку заметались испуганные голуби. Санька вздрогнул и уронил фонарик, свет погас. Он поднял фонарь потряс им, но сотрясенная лампочка не желала гореть. Санька выругался.

-Вот кошки шелудивые, везде лезут под руку. Нет на вас хорошей палки.

-Сам конопатый, да еще заика,- раздалось в ответ.

Санька с испугу фонариком замахнулся, вспомнил, что чердак закрытый оставался.

-Ккккто зззздесь.

-Ну, я.

-Кто, я.

-Ну, кто ты, я, допустим, знаю, ты Санька заика, или Санька конопатый, так тебя знакомые зовут. Ну а я чердачник.

Санька успокоено вздохнул, - А, так ты просто вор.

-Сам ты такой, ты, что много чердачников знаешь, ишь еще обзываешься.

-Да, нет. Просто среди воров есть разные, например форточники. Мне папка рассказывал, они через форточку воруют. Вот я и подумал…

-Ага, ты решил, что я чердаки граблю, дурак. Я здесь живу. Ты окна то открой, зачем тряпками завешал, тут и так дышать не чем.

Санька бегом кинулся срывать тряпки с окон и открывать решетки, ему было немного страшно. Нет, он знал, что убивать его не станут. Его отец не раз говорил, что ни один вор не подпишется на убийство, а особенно на убийство ребенка. Но все равно, было не посебе. Открыв последнее окно, он обернулся.

На ларе сидел маленький мужичок и хмуро смотрел на Саньку. Серые рубашка и штаны, в заплатах, не чесаные волосы, ни привлекали внимания. Но при всем при этом на ногах блестели новенькие сапоги большого размера. Незнакомец натирал их бархоткой, и от удовольствия посвистывал.

-Ну и кого ты здесь потерял, зачем забрался ко мне.

-Как это к тебе, это наш чердак, и мы ходим здесь, когда хотим.

-Ага, когда хотите, а замок от вас Валентина просто так повесила.

-А че она, значит ей можно, а нам, и поиграть нельзя, чердак общий, и нечего его закрывать. И вообще, я фонарик хотел проверить, вот. Жалко лампочку надо менять. А ты дяденька кто, карлик?

-Да тьфу на тебя, ни какой я ни карлик. Нормальный у меня рост, как у всех в моем роде. Да не смотри на меня удивленно, мой род от домовых происходит.

-Значит ты домовой, настоящий.

-Нет, игрушечный. Да не получилось из меня домовить, опоздал я. Здесь уже есть домовой, он меня из милости на чердак пустил. А два домовых в одном доме не уживутся. В доме должен быть только один хозяин.

-А почему я его не видел, а где он живет.

-Ты и меня не должен ни видеть, ни слышать. Вот я и гадаю, кто ты такой. Да знаю я, что ты Санька, но имя твое ни о чем ни говорит. Мне подумать надо. Ну, ты иди, собирайся на свою рыбалку. А когда надумаешь, заходи, поговорим. Только замок больше не ломай, просто постучи по лесенке и скажи, - Елисей, принимай гостей. Я тебя и запущу.

-Санька рассмеялся, -Значит тебя Елисей зовут, вот здорово, как у Пушкина, царевич Елисей. А это, Елисей, а ты ко мне в гости не можешь зайти. Чаю попьем, моя бабушка замечательные пироги печет.

-Хм, пироги говоришь, пироги я люблю. Только не получиться, хозяин запрещает, ну, ваш домовой.

-А если я его уговорю, ведь ты ко мне в гости придешь, а не к нему. Скажи, где его искать.

-А что Санька, может и получиться. А искать его не надо, ты в укромном уголке покличь его. Его Семеныч зовут.


Весь день Санька готовил снасти, копал червей, ловил мух. Потом выпросил у бабушки двадцать копеек, еще тридцать копеек нашлось у Вовки. На эти деньги он приобрел в спорттоварах пять лампочек для фонаря. Настроение было отличное. Дома он быстро выхлебал тарелку щей, сметал рожки, пожаренные с ливерной колбасой, и побежал к Вовке.

Вовка встретил его зареванный, с подбитым глазом.

-Знаешь, Санька, меня мамка не отпускает на рыбалку. Папка всех слоников на бутылку обменял, а я не смог ему помешать. Вот мамка и злиться, даже в коридоре погулять не разрешает.

-Вот это да, а фингал кто тебе поставил, отец что ли.

-Да нет, мамка со злости, что вещи от отца плохо стерегу. А что я мог сделать, он вот какой здоровый, как замахнется на меня табуреткой…

-Ты что, квартиру от отца охранял.

-А ты разве не заметил, когда у отца запой, я на улице редко бываю.

-Плохо. А как же рыбалка, меня тоже одного с ночевкой мать не отпустит. Ладно, тогда пойду, может уговорю кого ни будь.

Рыбалка так и не состоялась. Расстроенный Санька к вечеру смирился, а вспомнив о Елисее, решил встретиться с загадочным Семенычем. Сначала он пошел на общую кухню, но там было много народа. Озабоченные хозяйки, сновали туда - сюда, готовя очередной ужин, одновременно делясь последними новостями. Санька лишь осмотрел внимательно кухню, соображая, где может прятаться домовой. Дома старший брат и отец смотрели футбол. Санька подумав, решил забраться в кладовку под лестницу на первом этаже. В надежде, что там его ни кто не потревожит, он тихонечко прикрыл дверь и уселся на старое перевернутое ведро. Набравшись духа, он тихонечко позвал,- Семеныч, эй Семеныч, появись, дело есть.

-Чего надо,- раздалось из угла.

Санька испуганно спросил - Ты Семеныч.

-Ну не Ильич же, ты кого звал, Семеныча, вот я и пришел. Так чего надо.

Грубый ответ Семеныча успокоил Саньку. Да и бабушка часто рассказывала ему о домовых. В ее рассказах, домовые были существа не злые, а если и вредили кому, то за дело. Он достал из за пазухи фонарь и уже собирался посветить им. Но Семеныч остановил его.

-Не включай, ослепишь меня своим фонарем, лучше я свой огонек разожгу.

В темноте вспыхнула маленькая искорка. Искорка стала расти и светить все ярче и ярче. Вскоре в кладовке над головой Саньки мерцал маленький огненный шарик, и ровным светом освещал все помещение. А напротив Саньки стоял настоящий домовой, в огромных валенках, в вязаной женской кофте по колено и в новенькой фетровой шляпе. Из - под шляпы выбивались нечесаные рыжие кудри. Санька невольно заулыбался.

-Чего лыбишся, ты улыбаться сюда пришел, или по делу. Если дела нет, можешь идти.

-Да понимаешь, первый раз рыжего домового вижу.

-Сам конопатый. И много ты домовых видел.

-Да нет, ты первый. Семеныч, позволь Елисею ко мне в гости приходить.

-Ну, вот еще, сначала к тебе, потом к другим, а потом меня того, долой из дома. А пришлого новым домовым. Нет, не бывать этому.

-Но ему там, на чердаке скучно одному, а зимой и холодно.

-Нет, не пущу, где это видано, что бы в доме два домовых были. Да я его и с чердака выгоню.

Санька в досаде стукнул кулаком по колену, вот не знал, что рыжие домовые жадины, а ты не только жадный, а и вороватый. Дядя Слава всего два дня шляпу поносил, а ее тут же сперли. А кофту я тоже узнаю, ее в прошлом году бабушка потеряла. Вот расскажу всем, какой у нас домовой живет.

-Ладно, ладно, не напирай, пусть твой Елисей приходит в гости. Ишь, шляпу вспомнил, твой дядя Слава, тут пьяный спал и шляпу оставил. А кофту я от моли спас, как и валенки. И нечего меня вором называть. Я на время взял, поношу и верну, может быть. Вот ведь какой вредный, вы все себе в магазине покупаете. А для нас магазинов нету, и буфетов нету. От того мы такие бедные, некормленые.

Санька засмеялся,- Ну раз ты такой некормленый, заходи тоже в гости, но вместе с Елисеем.

-Да ни за что, что бы два домовых, да за одним столом.

-Ну и чего ты закипел, как самовар. Вы что не можете жить как люди. Вот как у нас, когда два человека вместе работают, то один из них начальник, другой подчиненный. А когда за одним столом сидят, они уже товарищи. Ты забываешь, что Елисей, по твоей доброте, всего лишь чердачник. Вот и прикажи ему, как хозяин дома, чердак в порядок привести.

-Вот как, значит я начальник, мне это нравиться, - домовой засунул руку за отворот, другой плавно размахивая, важно прошелся перед Санькой,- ужасно нравиться. Нет, я шляпу не отдам, какой начальник без шляпы. Вот мне бы еще портфель, совсем замечательно будет.

-Санька захохотал, зачем тебе портфель Семеныч, пирожки тыренные носить или банный веник.

-Какие пирожки, я бумаги важные носить буду, приказы в них писать буду.

-Ты что и писать умеешь.

Домовой озабоченно замолчал,- Нет, я писать не умею. Как же быть. А, а я еще одного приблудного грамотного родича пущу, пусть он и пишет. Имею я право, раз я начальник. Вот бы еще машинку печатную достать, Санька, а у тебя нет лишней машинки.

Санька уже не мог смеяться, он лишь просипел,- А машинка то тебе зачем.

-А как же, у каждого начальника есть секретарша, она и на машинке печатает, и чай с пряниками подает.

Санька уже выползал из кладовки, - Прости Семеныч, у меня дела, пока.

Его громкий смех на улице, вспугнул загулявших котов. Успокоившись, Санька огляделся. На спортивной площадке ребята играли в лапту. Он любил эту игру, и мог играть сутками, но сейчас было не до нее. Надо еще зайти к Елисею, рассказать об успешных переговорах со Семенычем. Санька вихрем взлетел на второй этаж, но как назло, около лестницы на чердак сидел пьяный Вовкин отец. Мутным взором уставившись в пол, он орал на весь дом,- Григорий, выходи на сельсовет, возникла проблема, без тебя не решить. Соседи, привыкшие к постоянным пьяным воплям в доме, не обращали на него ни какого внимания. Увидев стоящего передним Саньку, он изумленно произнес,- Я тебя не звал, ик, мне Гришка нужен, ик, ты не видел.

-Так он в магазин пошел, - ответил Санька.

-В магазин,- Вовкин отец насторожился,- без меня. А зачем.

-Так вас искать, он тут с рублем в руке бегал, вас звал. Потом ему сказали, что вы в магазине. Вот он и пошел.

Санька не раз видел, как пьяные соседи преодолевали лестницу, это было забавное зрелище. Но этот случай оказался самым поразительным. С грохотом и матом, на своих двоих и на задней точке, а в заключении, на четырех конечностях Вовкин отец вынесся за дверь.

Санька воровато осмотрелся, так в коридоре ни кого, замечательно. Он подошел к чердачной лестнице, стукнул два раза и торопливо проговорил, - Елисей, принимай гостей. И о чудо, замок сам выскочил из петли, а люк бесшумно растворился. Санька вихрем взлетел на чердак. Посмотрев, как люк плавно опустился на место, мальчишка восхищенно произнес,- Ну и ну, а бабушка говорила, что домовые на чудеса не способны.

-Ну, какое это чудо, так баловство,- сказал появившийся из темноты Елисей, - по нашему это детские шалости. Вот мы не можем многое, чего делают люди, значит для нас это тоже чудо.

-Нет, Елисей, мы в чудеса не верим, наверное, поэтому на чудеса не способны.

-Как это не способны, а телевизор, который вы недавно приобрели, это же настоящее волшебное зеркало. Только такие зеркала были примерно одно на страну, а сейчас почти каждый человек может купить телевизор. А вспомни, этой весной человек полетел в космос, это ли не чудо. Я помню, всего пятьдесят лет назад вы на лошади землю пахали, а посмотри, что сейчас делается. Одна машина за день столько вспашет, сколько всей деревней за неделю не вспахать. Вы, люди способны на настоящие чудеса. Только вот не пойму, вы такие волшебники, просто завидки берут, а живете так бедно, еще хуже, чем при царе жили. Наверно поэтому и спиваетесь.

-Зря ты Елисей так говоришь. Это все временно, разруха после войны. Наш генсекретарь обещал, что через сорок лет коммунизм наступит, тогда все у всех будет…

-Знаю я эти сказки, и не перебивай меня, я много на свете живу, и часто слышал такие сказки. Вот недавно Людка требовала у тебя деньги на красный крест и в помощь голодающим детям Канады. Я по своим каналам поинтересовался, и честно скажу, что самый голодающий ребенок в этой Канаде, живет намного лучше, чем самый богатый в вашем бараке. Причем бараков в Канаде нет, у каждой семьи свой дом.

Санька удрученно сел на ящик,- Даже если это правда, то зачем мне это знать. Я даже рассказать ни кому не смогу. У нас еще тюрьмы не отменили. Ты думаешь, я еще маленький, еще глупый. Мы пацаны часто слушаем разговоры наших алкоголиков. А среди них есть умные люди, многие бывшие фронтовики, есть и инженеры. Ты думаешь, почему они пьют, да просто за разговоры по пьянке не сажают.

-Нет, Санька, пьют они потому, что знания к ним поздно пришли, и жизнь уже не изменишь. А если знать правду с детства, то к взрослой жизни можно подготовиться. Вот вы все мечтаете стать моряками, пограничниками, летчиками. И что, вот станешь большим, пойдешь служить на границу, через три года вернешься к родителям в барак. Ты думаешь тебе, как пограничнику теплое место предложат. Ты можешь пойти на завод учеником токаря или слесаря. А если ты женишься, у невесты родители тоже живут в бараке. Где вы будете жить. Ну, допустим, дадут тебе квартиру, лет так через пятнадцать. А у тебя еще есть старший брат и сестренка. Они тоже заведут детей. Представь, как весь этот табор разместиться в вашей комнатушке. Да вы все от безысходности просто сопьетесь.

Я это к чему разговор завел. Ты парень добрый, обо мне позаботился, со Семенычем поговорил. Поэтому я хочу, что бы ты сам распланировал свою жизнь. Это как в шахматах, хороший игрок не тот, кто видит на три, четыре хода вперед, а тот, кто всю игру до конца разглядел. Кто знает, как противник ходить будет. А у вас как, школу кончил, раз и директор завода. А так не бывает. Для этого как минимум учиться надо, а там думать, почему на сотни инженеров, только один директор.

Конечно, пока вы дети, живите беззаботно, веселитесь, но помните, взрослая жизнь полная невзгод, не за горами.


-Санька, ты завтра на рыбалку собираешься, возьми меня с собой.

-Да, собираюсь, вот если Вовкина мать отпустит его со мной.

-Знаю, знаю, но это не беда, она завтра добрая станет. Немного задумается, что сына зря обидела.

-А как же ты в таком виде…

-И это Санька не беда, скажешь Вовке, что я твой знакомый Еська, вот такой,- перед Санькой уже стоял мальчишка в шароварах и майке. На стриженой голове у него красовалась тюбетейка, обычный головной убор у мальчишек.

-Ух, ты, вот это да. Семеныч тоже так может.

-Может, даже лучше, только одного он не может, дом покидать. Домовой, он же хозяин, крепко привязан к своему дому, не может дом покинуть, как бы ему не хотелось.


На следующий вечер трое мальчишек расположились на берегу речки Мулянки. Они сидели вокруг весело потрескивающего костра, и тихо переговаривались. Вернее говорил Вовка. Он рассказывал недавно прочитанную книжку о Робинзоне Крузо, а Санька с Еськой с азартом слушали его.

Наконец Санька не выдержал,- Погоди Вовка, картошка скоро испечется, а чай мы еще не поставили, я сейчас за водой схожу. Он достал из сетки два самодельных котелка из консервных банок и побежал к речке. Вернувшись, он удивленно воскликнул,- Знаете, какая вода теплая, давайте искупаемся.

-Ну, уж нет,- вздрогнул Вовка, - Ни когда в начале лета, вода не бывает теплой. Я лучше у костра кости погрею, да чай покараулю.

-О, чай мы любим, а можно что ни будь и покрепче,- раздался голос из кустов. В свет костра вступили пятеро рослых парней.

-Так пацаны, значить браконьерством занимаемся, выступил вперед один из парней. Ты посмотри Сеня, такие мелкие, а хулиганят тут, без разрешения костры жгут, рыбу ловить собираются на чужой территории. А налоги не платят. Непорядок Сеня, может, утопим их.

-Ладно, Шпынь, чего пацанов пугаешь,- ответил Сеня,- Пусть за беспокойство рубль заплатят и убираются.

-Вы чего, мы всегда тут рыбачим, - испуганно вскрикнул Вовка. И ни когда…

-Погоди Володя, дай я скажу,- перебил его Еська. – Значит, вы упыри здесь так работаете, рыбаков грабите. А что так мало берете, что мамка на курево не дает.

-Ты чо, борзый, чо ли, или больше можешь заплатить, - удивился Сеня.

-Могу и три дать, даже пять рублей,- Ухмыльнулся Еська,- Если угадаешь загадку. А не угадаешь, шелбан получишь. Значит так. Всемером одного не бояться, а один против двоих сам овца, как его зовут. Что трудная загадка. Ладно, ответ простой, это Сеня. А раз проиграл, получай.

Еська высоко подпрыгнул и влепил шелбан в лоб Сеньке. Тот, взмахнув руками, улетел на середину реки.

-Ты что это делаешь, гад,- возмутился Шпынь,- Да я тебя…

-Он не успел договорить, от пинка Еськи, он плюхнулся в воду, рядом с дружком.

Оставшиеся трое было попятились, но Еська погрозил им пальцем и показал на воду. Они послушно прыгнули в речку.

Перебравшись на другой берег, храбрецы, стуча зубами, помчались в сторону города.

-А вы говорили, что вода теплая,- весело проговорил Еська,- так что давайте лучше ужинать. Доставайте печенку, а я пойду, травки нарву. Хочу угостить вас настоящим чаем, ароматным и пользительным.

Вовка выкатывая печенку из костра, вопросительно поглядывал на Саньку, потом не выдержал и спросил, - ну и знакомый у тебя, не ожидал я от него, как он их, таких лбов уделал.

-Да я сам не ожидал,- задумчиво пробормотал Санька,- Я боялся, что он их утопит. Нет, пожалел, нормальный парень.

-Нормальный,- взвизгнул Вовка,- Да я бы всех, кто слабых обижает, всех на площади, на костер. Ненавижу, я в классе самый маленький, и каждая зараза старается ткнуть меня, а прихожу домой, получаю добавку от отца или от матери. Ты знаешь, когда отец пьяный спал, я хотел убить его, утюгом по голове. Да боюсь, в тюрьме я не выживу. Потому что трус я и двоечник.

-Это кто там о трусах заговорил, - спросил появившийся с пучком травы Еська. Хотите анекдот про труса расскажу. Значит, идут охотники по лесу. А впереди шум страшный, вой и вопли. Выбежали на полянку. А там медведь к березе прижался и ревет жалобно. А вокруг него мужик бегает и хлещет его хворостиной. И тоже жалобно орет ,, Ой мамочки, не надо,, Скрутили его охотники. Медведь в лес убежал. Спрашивают мужика, что случилось. А он в ответ. Да медведей я очень боюсь. Вот встретил и испугался.

Ребята весело засмеялись, а Санька благодарно посмотрел на Еську. Потом ели печенку и запивали ее ароматным травяным чаем. Вспомнили о неоконченной истории про Робинзона. Но Вовка заупрямился. Нет, ребята, вам потом неинтересно будет читать эту книгу. Я лучше вам страшную историю расскажу. И он рассказал, как обиженный водяной отомстил трем бандитам. В увлечении он забыл про печенку. Он вскакивал, делал большие глаза, переходил на шепот, затем неожиданно вскрикивал. Саньку рассказ пробрал до дрожи. Когда все бандиты утонули. Вовка запалено дыша, затих.

-Да, занятная сказка. Я слыхал, ты мастер сочинять такие сказки, как ты говоришь про нечистиков. То есть, про домовых, кикимор, водяных, банников. И почему то они у тебя выступают в образе злодеев. А ты не пробовал, сочинить про них, как о положительных героях. Ну, например как мальчишка подружился с кикиморой, забавная сказка выйдет, а главное, веселая. У Вовки заблестели глаза. Он задумчиво доел остывшую печенку, за тем подобрав из костра уголь, стал кусать его.

Еська улыбнулся,- Не будем мешать ему, давай лучше подготовим удочки, скоро клев начнется.

Утренний клев подарил ребятам богатую добычу, они наловили три полных кукана голавлей и сорожки. Вовка при каждой подсечке радостно взвизгивал, Санька тихо смеялся, и только Еська посматривая на ребят, довольно ухмылялся. Через час клев кончился, ребята стали собираться, и только Вовка сидел, азартно посматривая на поплавок.

-Погодите еще немного, а вдруг сейчас клюнет, самая, самая.

- Да ладно тебе Вовка, у тебя леска тонкая, щуку тебе все равно не вытащить, разве что она сама на берег не выскочит. Ага, с испугу.

-Ну, еще чуточки, пол – минутки. Ага, клюнуло, я же говорил,- и тонкое удилище яростно изогнувшись, выметнуло из воды огромного черного рака.

-А ха ха, вот так щука,- засмеялся Санька,- Настоящее чудовище. Ого, ты смотри, оно еще с икрой. Я бы такого отпустил, потом, сколько новых раков появиться.

Вовка осторожно отцепил рака и бросил его в воду,- А жаль, я думал, что щука, но все равно, последняя поклевка моя.

В трамвае друзья ехали, гордо держа куканы с рыбой в руках. Они замечали завистливые взгляды мужчин, и радовались замечательному улову. У дома, Еська попрощался с ребятами и, протянув свой кукан с рыбой Вовке, подмигнул ему.

- Держи Володя, тебе нужнее, глядишь, мать чаще будет отпускать на рыбалку. А я рыбу не ем, меня только сам процесс увлекает. Ну, пока.

-Вовка задумчиво смотрел вслед уходящему Еське,- Ну и знакомый у тебя, странный парень. Рыбу просто так мне отдал, и на речке хулиганов, как мелких отделал. А какую мысль он мне подсказал. Ты Санька понимаешь, какие замечательные получаться сказки. Про проказницу кикимору, добрую и веселую, ух. А вот еще допустим в детском садике, в ванной появляется водяной, и обучает ребят плавать. Вовка замечтавшись пошел по дорожке, размахивая удилищем.

-Вовка, постой, ты куда, дом в другой стороне - Санька решительно ухватил друга за руку и повел домой.


С Елисеем Санька увиделся только через неделю. Они сидели на крыше дома и смотрели на затихающий двор.

-Ты Елисей не обижайся, не мог я раньше. Брата в армию провожал. Мамка с бабушкой все время переживали, пришлось постоянно рядом находиться.

-Я знаю Санька, нам со Семенычем все известно, в какой семье, сколько раз чихнут, а в какой… Ну это не интересно. Ты лучше скажи, твой друг едет в лагерь или нет.

-А, Вовка,- вздохнул Санька, - А куда он денется. Ему в первый раз путевку в лагерь достали. Так он пешком готов туда идти, лишь бы подальше от родителей, от пьяного отца. Для него там свобода полная, не надо квартиру охранять. Кстати, он все время тебя вспоминает, как Еську. Он так благодарен тебе за подсказку. Ты бы слышал, какие он истории сочинил. Каждый вечер у него в сарае куча ребят собирается, даже из других домов приходят. Все хотят его сказки послушать.

-Да слышали мы с Семенычем, занятные сказки выходят. Твой друг хороший сочинитель, заслушаешься.

-И рассказывает он здорово, не каждый взрослый так сможет. Я даже не пойму, почему он плохо учиться. Да ты слышал, как он природу в Робинзоне Крузо описал, а на уроке географии выйдет к доске, вздохнет. Я, мол, не знаю.

-Ну, это не его беда, просто с учителями не повезло. Вот появиться настоящий учитель….

-Да что ты говоришь, повезет, не повезет. Значит, с учителями не повезло, с родителями тоже не повезло, тут дело в чем - то другом, надо только разобраться и все изменить. Вот в нашем доме половина пьяниц, и у всех дети…- Санька вскочил с места,- Елисей, я, кажется, понял, ведь у всех пьяниц дети плохо учатся. Значит надо…

-Ни чего Санька не надо. Ни чего не надо в жизни менять, это как испытание, подготовка к взрослой жизни. Вот Вовка решил для себя, что ни когда не будет пить, он знает какое это несчастье для семьи. Я понял, ты хочешь, что бы я помог всем пьяницам бросить пить. Могу, но не буду.

Санька снова уселся перед Елисеем,- Значит, ты можешь, но почему ты не хочешь помочь. Ведь Вовка мой друг, а другие ребята, в чем виноваты.

-Как бы тебе объяснить. Понимаешь вы люди, и мы соседи. А представь, к вам завалится сосед и заявит, вы не так живете, не правильно ходите, не правильно питаетесь, теперь я буду вас контролировать, а за это вы меня содержать будете. Я может, преувеличил, но все к тому идет. Каждая семья, каждая страна сама выбирает свою судьбу. И звать на помощь или пускать соседа, это может привести к беде. Поэтому исстари домовые помогают только по хозяйству. Вот в соседнем доме домовой попытался воспитывать одну семью. Уж очень противный предок у них был. А какой результат, домовой сам изменился, совсем озверел. Все потомки, почище деда оказались, от них все соседи шарахаются. И дома у них постоянно, то мебель падает, то посуда летает. Ты скажи, почему вы с их детьми не дружите.

-Это с Сулеймановыми, что ли, да ну их, они такие гнилые.

-Вот, вот, это результат вмешательства.

-Елисейчик, миленький, я же не прошу воспитывать их. Вовкин отец, когда не пьет, человек замечательный, все его уважают. Сделай так, что бы ему водка противной стала. Ну, хотя бы только ему, сделай для Вовки.

-Хм, что же, раз так просишь, сделаю, но только что не так пойдет, верну все обратно. Только тогда он пуще прежнего пить станет.

-Елисей усмехнулся,- А ты Санька боец, вон как за друга вступился.

Санька в удивлении открыл рот,- Кто, я, боец. Вот уж нет, иногда такой страх нападает, зубы стучат. Вот ты настоящий боец, я помню, как ты на рыбалке дрался. Только вот я слышал, что домовые мирные существа, ни когда не дерутся.

-Все верно Санька, только ты забыл, что я чердачник и в отличии от настоящего домового могу покидать дом. Я два раза был домовым, только первый мой дом сгорел, второй покоится на дне реки. Я много путешествовал, менял, по-вашему, специальность. Даже был помощником лешего. От него научился свой образ менять. Перед Санькой внезапно вместо Елисея оказался Вовка, потом снова перед ним сидел Елисей.

Я все тебе, почему говорю. Просто ты, какой- то странный, необычный. Конечно, встречаются люди, способные видеть нас, но в тебе чувствуется, что- то еще. Только вот не пойму, что. Ты сам, ни каких странностей за собой не замечал.

-Да нет, я самый обыкновенный. Если только иногда, у меня появляется ощущение, что все это со мной уже было. Ну, вот когда я с крыши упал, а однажды по морде крепко получил. Ребята говорят, что я не только от боли корчился, но и ухмылялся. А я просто знал, что дальше будет.

-Занятно, значит, говоришь, знал.


Весь месяц Санька провел без Вовки. Были у него и другие друзья, да и домовой с чердачником часто заходили в гости. Но все это было не то. Вовка как то по особенному относился к походам в лес или на речку. После этого у него с новой силой просыпалась фантазия. Он был плохим собирателем грибов и ягод, и все время отвлекался на разные мелочи. Бывало, усядется у муравейника, смотрит и молчит. А потом спросит, почему в одном муравейнике муравьи такие разные. Санька только разводит руками. Для него все китайцы на одно лицо, но, то люди, не муравьи. Вечером Вовка рассказывает новую сказку, о муравьях.

Наконец Вовка вернулся. За месяц он сильно изменился. Куда делся сутулый неуверенный мальчишка. Перед Санькой стоял выросший, загорелый, знающий себе цену, подросток.

-Вовка, это ты,- спросил Санька, обходя вокруг друга,- что с тобой сделали. Может ты заболел.

-Скорее поправился, Санька. Нет, ты не сомневайся, это точно я. Давай, сегодня вечером пойдем на рыбалку с ночевкой. Я слышал, голавль хорошо клюет. Знаешь, как я соскучился по рыбалке.

-Вот теперь я верю, что это ты. Такого заядлого рыбака ни с кем не спутаешь. Значит, я пойду готовить снасти, а ты накопай червей. Да, чуть не забыл, еще Еську с собой позовем. Ты согласен.

Вовка заулыбался, - Конечно, согласен, замечательный парень. Я его в лагере часто вспоминал. Ну, тогда я побежал, мне еще в магазин надо.

Санька задумчиво смотрел другу вслед. Да, Вовка здорово изменился, прежний, он задержался бы, что бы вывалить все новости. Ну, ни чего, вечером все расскажет. Надо сходить пригласить Елисея.


А вечером у костра Вовку, как прорвало.

-Ребята, я знаю, вы ждете новую сказку. Конечно, я могу хоть сейчас. Но, понимаешь Санька, у меня появился еще один друг. Только ты не обижайся, я вас с ним познакомлю. А ты Еська не смейся, это ты виноват. Эх, что я говорю. Не виноват ты, но по твоей подсказке у меня вся жизнь изменилась. Это ведь ты подсказал, что страшные сказки о мертвецах чушь, надо сочинять истории о добрых и веселых домовых, кикиморе, об озорном анчутке, о хулигане овиннике. Даже банник и змей Горыныч окажутся замечательными, если про них правильно рассказать. Это же наша нечисть, русская, наши добрые соседи.

Вот я, на четвертый день, в тихий час стал рассказывать, как девочка подружилась с кикиморой. Ох, и длинная оказалась сказка, целую неделю рассказывал. А самое главное, я впервые почувствовал себя нужным, понимаете, нужным человеком.

А вначале первой недели, я встретил в лагере одноклассника. Столкнулся с ним в столовой. Он стал толкать меня животом в лицо и насмехаться. Вот тут и появился Генка, представляете, он чуть повыше меня, но смог уделать гада. Только ткнул кулаком его в живот, тот и согнулся. Потом Генка вывел его из столовой поговорить. А потом, а потом, как то так получилось, что я все рассказал Генке. И о своей жизни дома, и постоянном преследовании одноклассников, и о плохой учебе, и о вас, в общем, все, все. Генка только слушал и молчал. А рано утром, еще до подъема, он вывел меня на тренировку. Чего только я не делал, и бегал, и отжимался на турнике, и качал пресс, да мало ли чего. А когда вымотался, он повел меня на пруд. Понимаете, так каждый день, по два раза. Второй раз перед сном. Полмесяца я ужасно уставал, но потом втянулся.

А в конце смены Генка сказал, что я достаточно готов, и после лагеря он отведет меня в секцию бокса. Когда я вякнул, что мамка не разрешит мне не только боксом заниматься, но и в кружок кройки и шитья не отпустит, он только усмехнулся.

-Это, - сказал он, - Не беда, наш Борис Николаевич, не только замечательный тренер, он еще и почище любого политика. Он твою мамку, в раз переубедит. Хотя, это твоя работа, ты ведь лидер. И не смотри ты так удивленно. Ты разве не заметил, как все ребята ждут твоих рассказов. Они готовы выполнить все твои желания. Заметь, что тебя знают все ребята и сотрудники. Твои сказки запоминают и рассказывают во всех отрядах. А раз ты лидер, то ты должен не только хорошо боксировать, но уметь убеждать любого человека.

Вот сегодня я и поговорил с мамкой. Не буду говорить, как проходил наш разговор, скажу одно, очень тяжело. Теперь я буду заниматься в любой спортивной секции, или в кружке, где сам захочу. И не буду больше охранять квартиру от отца.

Вот такая история. Знаете ребята, мне кажется, будто я заново родился. А прошлое, ну это как кошмарный сон.


Я рад за тебя Володя, - Санька смутился,- ты не только изменился, но и здорово повзрослел. Как то уже неудобно называть тебя просто Вовкой.

-Ну что ты Санька, мы ведь друзья. Поэтому и в старости останемся друг для друга, просто Санькой и Вовкой, а теперь еще и Еськой.

Да, вы наверно ждете от меня историю, а я тут разболтался о пустяках.

-Ага, Вовка, давай расскажи о кикиморе, что в лагере сочинил.

-Нет, ребята, о кикиморе я расскажу дома, а сейчас я придумал новую сказку. Только не перебивайте, я ее еще не до конца продумал.

-Значит, представьте, подсунули змею Горынычу зелье колдовское. Уснул он и проспал не одну тысячу лет. И вот проснулся в наши дни. Допустим в пещере на реке Чусовой.

Ой, я самое главное забыл рассказать. Подождите, мы еще вернемся к Горынычу. Всего минутку. Ребята, я в лагере познакомился с Кикиморой. С самой настоящей Кикиморой. И не смотрите на меня так, я не сумасшедший. Понимаете, чудеса на самом деле существуют. Я ее встретил в лесу. Вернее, она меня встретила, захотела познакомиться. И все из - за моих сказок. Она сказала, что впервые услыхала, что чудики, могут быть не только злобной нечистью, но и добрыми соседями. Вот вы мне не верите, а я вам докажу. Она обещала прийти ко мне в гости. Я вас познакомлю. Только она злая на людей. Ни один человек, ни разу не вспомнил ее добрым словом. Представляете, она даже князя Владимира помнит, это который Русь крестил.

Еська вопросительно посмотрел на Саньку, и тот кивнул.

-Значит, ты теперь веришь, что рядом с вами живут невидимые соседи.

-Почему теперь, я и раньше верил. Вот и фантазировал. Только жаль, что мы друг с другом не дружим. Вот здорово было бы. Вот только Кикимора, она же такая, она мне настоящий лес показала. Оказывается, мы в лесу, как слепые кутята, ни чего не видим и не слышим.

-Да вы и в своем доме, слепые, тоже ни чего не видите.

-Что ты этим хочешь сказать, Еська.

-Я лучше тебе покажу, только ты не пугайся.

Еська внезапно исчез, потом снова появился.

-Ну что, удивлен, или еще показать.

На месте Еськи сидел маленький человечек в огромных сапогах.

Ты кто. Тоже кикимор.

-Ну, уж нет. Тоже сравнил. Я чердачник, бывший домовой, и зовут меня Елисей. Санька не даст соврать.

Санька опустил голову,- Ты прости меня Володя, не мог я раньше сказать. Ну, так получилось. Думал, что не поверишь, примешь меня за дурака.

Вовка ошеломленно переводил взгляд с Саньки на Елисея и обратно. Потом вздохнул и ответил,- Рассказывайте, все, а то обижусь.


Санька сидел у себя в сарае и мастерил водяного змея, схему которого он высмотрел в книге Рыболов- спортсмен. Способ ловли рыбы на водяного змея, описанный в книге ему понравился. Вовка тоже поддержал его замысел.

-Правильно Санька, сколько можно на удочки ловить, мы ведь не мелкие пацаны, пора и расти. Я вот тоже спиннинг мастерю. Вчера такое удилище из можжевельника забабахал, гибкое, крепкое. Уже кольца на него поставил, осталось только большую катушку приобрести. Но я придумал, где деньги на катушку взять.

И вот на следующий день Вовка во дворе учился закидывать спиннинг. Когда Санька вышел к нему, Вовка распутывал очередную бороду из лески.

-А Санька привет, видишь какая незадача, наверно двадцатый раз леску распутываю, не успеваю тормоз вовремя включать. Рекомендуется пальцем катушку тормозить, только я уже палец до крови истер. Ну, ничего, я этот проклятый спиннинг все равно одолею.

Пока Вовка распутывал бороду, Санька оценил спиннинг, взвесил свинцовый грузик на леске.

-Вов, а зачем такой тяжелый груз ты прицепил, тут наверно грамм сто будет. Ты что, им рыбу по голове глушить собрался. Ты посмотри, на блесенки, там самая тяжелая грамм пятнадцать будет. А легкие по три по пять граммов.

-Ага, я пробовал легкие, только они леску не тянут.

-А зачем ты такую толстую леску поставил, ты что, акул собрался ловить, поставь леску ноль пять. Привяжи на эту леску и маленькую блесенку, ты больше рыбы наловишь.

-Я с тобой согласен, только тяжелая блесна летит аж метров на пятнадцать. И в цель я научился попадать, вон видишь, столбик стоит.

-Чо, ребятишки, рыбу ловим.

Друзья вздрогнули и оглянулись. Возле них стоял, покачиваясь, сосед дядя Петя. С утра он успел принять на грудь, и вышел во двор выразить свою любовь ко всем окружающим.

-Вы чо, в цель не можете попасть, я щас вас научу. Я старый рыбак, спиннинг для меня тьфу, делайте, как я скажу, и попадете в сказку.

Он отошел к бельевому столбу, поднял руку и крикнул, - По моей руке целься, пли.

-Ну, нет, я не буду,- побледнел Вовка,- Еще промажу, вы же меня убьете.

-Ну и трус, я старый артиллерист, я знаю что говорю, я на фронте из своей пушки немцу точно в глаз попадал. А ну Санька бери спиннинг и целься вот сюда, смелее, смелее.

Санька неуверенно взял спиннинг, вопросительно посмотрел на Вовку, и вздохнув, метнул грузик. Первый раз в жизни Санька держал в руках спиннинг, боялся опозориться. Но, то ли дядя Петя был настоящим артиллеристом, то ли рука у него оказалась умелая, цель была поражена. Стограммовый груз точно попал в лоб соседу, моментально опрокинув его на землю. Его ноги вознеслись высоко в небо, и, теряя шлепанцы, безвольно упали.

Как ребята очутились в другом районе, они не заметили. Испугано озираясь и тяжело дыша, Санька проговорил, - Все Вовка, нам кранты, я его наверно убил. Что теперь будем делать. В предчувствии страшной расплаты, Санька всхлипнул.

- Нас наверно теперь посадят, бабушку жалко,- он смахнул набежавшую слезу, - она такая старенькая, на сердце стала жаловаться.

-А мне дядю Петю жалко, хороший сосед, нас всегда конфетами угощал, а какой веселый.

Дядя Петя был не просто весельчаком, он был душой всех праздников. Заядлый гармонист играл на всех общедомовых праздниках. Свою гармонь он ласково называл моя Катюша, мой второй фронт. С каждой получки, перед очередным запоем он покупал большущий кулек конфет и на спортивной площадке угощал всех ребят. На подколки собутыльников, и на ругань жены, он неизменно отвечал, я деревенский. Но однажды, когда его сильно допекли, он ответил.

-Вы поймите дурни городские, я вырос в деревне, и что такое конфеты, я знал только по книжкам. А белый хлеб мы называли пирожинками, приходилось пробовать иногда. А сейчас я зарабатываю, и могу позволить угостить наших детей. Я не люблю вспоминать войну, но вам скажу. Однажды к нам прибился мальчонка лет так шести, кожа да кости. Ну, мы приветили, поделились, чем могли, я ему из заначки свой кусок сахара отдал. Понимаете, он не стал, есть, а сахар только лизнул и за пазуху спрятал. Говорит у меня маленькая сестренка, она еще сахар не пробовала. Понимаете, сам малыш, голодный скелетик, а сестренке готов последнее отдать. И если кто не понял, и с глупыми приколами меня будете доставать, выбью зубы.


Долго бы еще переживали друзья неудачный заброс спиннинга, но тут их нашел Еська.

-Вы чего скисли вояки, не ту дичь подбили. Не переживайте так, жив ваш сосед, только не помнит ни чего. Представляете, говорит, что звезда с неба прилетела. Идите домой, и готовьтесь к походу на Бабку, или вы уже передумали. Вы бы видели Семеныча, он от хохота икать стал, это надо же, звезда с неба упала, и Петю единорогом сделала.

Когда ребята вернулись домой, то не поверили своим глазам. Почти все женщины дома собрались на площадке и ухаживали за пострадавшим. У дяди Пети на лбу красовалась огромная шишка, сияя зеленым цветом от зеленки, а сердобольнее соседки прикладывали к шишке тряпки с водой. Кто - то нашел для обезболивания заветную бутылочку. А дядя Петя довольный таким вниманием заливался соловьем.

-Понимаете, бабоньки, значит вышел я из дому погулять, за хлебушком. Иду ни кого не трогаю, гляжу, летит. Только я подумал, звезда, да еще днем, а тут бац, и… больше ни чего не помню. Очнулся вот здесь, на ваших заботливых руках. Да я согласен так каждый день звезды лбом ловить.

Увидев ребят, он подмигнул им и засмеялся.


Вовка прохаживался между сараями и, оглядываясь, собирал бутылки. Одна авоська была уже полной, и он, припрятав ее в густой крапиве, начал собирать в другую. Это был его второй выход за бутылками. После первого он смог купить, катушку и блесны для спиннинга. На этот раз должно хватить на билеты на электричку и на десяток пакетов с супом.

-Вот бы только ни кто не заметил, а то позору не наберешься - думал он, подбирая очередную бутылку,- Да если бы не в поход, разве я начал бы собирать. Ну, где я еще могу взять деньги. А ведь завтра уже поедем. И что удивительно, мамка меня отпускает. Как Елисей смог воздействовать на нее. Отпустила, это хорошо, вот только не догадывается, как без денег в поход пойдешь. А еще надо хлеба побольше купить, ладно картошки можно в яме взять.

-Эй, пацан, а ну дуй сюда,- Вовка оглянулся и замер, из одного из сараев ему махали рукой взрослые парни. Он прекрасно их знал. Бывшие восьмиклассники, ушедшие из школы в ПТУ, облегчению всех учеников и учителей. Эта не разлучная троица, терроризировала всех ребят в их районе.

Вовка упрямо нагнул голову и пошел дальше, стараясь не обращать внимание на троицу. Подросткам это невнимание не понравилось, и они, нагнав Вовку, остановили его.

-Ты чо, пацан гордый очень, или глухой, почему не отзываешься.

Хоть у Вовки от страха подгибались коленки, но он с вызовом сказал,- А я на пацана не отзываюсь, я вам не пацан.

-Ха пацаны смотрите, он не пацан, а кто ты, баба чо ли.

-Гляжу, вы настоящие пацаны, с чем вас и поздравляю, можете гордиться.

-Смотри Будка, какой шкет смешной, а что ты имеешь против таких пацанов, как мы.

Да я просто книжки читаю. А там написано, что слово поц по еврейски,означает маленький, а ан, это то, что у вас межу ног. Его внедрили нам во времена крещения Руси, а после революции, оно вошло в полную силу.

-Будка, да он над нами смеется, да я его щас в бараний рог порву.

-Стой, Муля, не шебурши. Это правда, шкет, что ты сейчас базаришь.

-А я не люблю сочинять, просто историю почитываю.

-Муля, и ты его хотел покалечить, ну и лопух ты Муля. Да ты его благодарить должен. Вот что, если еще, какая падла назовет меня пацаном, зубы выбью. А ты, грамотей, от куда такой взялся.

-Да я его знаю, это сказочник, мой братишка с ним в лагере чалился.

-Сказочник говоришь, что же, мы сказки любим. С нами пойдешь, мы тут винцом балуемся, а ты нас развлекать будешь.

-Да ни куда я с вами не пойду,- возмутился Вовка. Некогда мне чепухой заниматься. Меня люди ждут.

-Э, шкет, мы чо тебе не люди, мы тоже ждем. Так что не рыпайся, развлекать нас будешь. Берем его и тащим в сарай.

Подхватив упирающего Вовку, подростки со смехом потащили его в свой сарай.


-И чего привязались к мальчонке, что смелость свою мышиную показать желаете.

В дверях сарая стояла женщина, если ее так можно было назвать. Вид у нее был крайне запущенный. Длинная до земли хламида разных оттенков, была вся в дырах. Нечесаные волосы стояли дыбом. По волосам и хламиде в огромном количестве ползали различные насекомые. Тут были и пауки, хватающие других насекомых, и разнообразные жуки, и даже кузнечики, богатые своим разнообразием лесные клопы. Из искривленного рта торчал огромный клык, а сверкающие яростью глаза замораживали.

-Эй, бабуля, ты чего, мы тут играем, а ты иди себе дальше, мы тебе не мешаем, забубнил оторопевший Муля.

-Да как ты, сын вечно пьяной землеройки, смеешь называть меня бабулей, я же тебе сейчас хвост с корнем вырву, да я тебя…

-Простите его женщина, он не хотел вас обидеть, попытался оправдать Мулю, побледневший от страха Будка.

-Что, я, женщина, ну все теперь я буду развлекаться, пацан. Ах, да, я слышала, ты запретил называть себя пацаном, хорошо будешь просто поц, а твой ан я заберу на украшение.

А пока вы меня девушку будете развлекать всю ночь, и кто плохо будет стараться, скормлю своим паучкам. Мальчики не стесняйтесь, заходите в ваши хоромы, угощайте даму вином. А ну быстро в сарай,- закончила она свою речь громким визгом. И подмигнув Вовке, зашла следом.


Вовка ошеломленно уселся на поленницу. Он не ожидал увидеть кикимору в таком виде. У нее и раньше видок был не очень. Длинная солдатская шинель и огромные, как лыжи лапти все-таки имели более цивилизованный вид.

Ну, здравствуй князь, рада тебя видеть,- появилась из сарая кикимора.

-Я тоже рад тебя видеть Варвара, только почему ты меня князем называешь. Мои родители бедны как церковные мыши, и живу я в бараке.

-А разве дело в том, что человек беден или богат. Я видела, как ты можешь повести за собой людей, и имя у тебя княжеское. А еще ты имя мне сейчас дал, и мне понравилось.

-Разве, а мне казалось, что тебя так зовут. Варвара, замечательное имя, русское, и такое основательное. Но скажи, что с тобой случилось, где твоя шинель…

В это время из сарая донеслась нестройная песня, и громкий возглас, - А ну шибче старайтесь, а не то рассержусь. Варвара засмеялась,- Не обращай внимания князь, это твои обидчики мой морок пытаются развлекать, до утра будут стараться, пока морок не рассеется.

-Морок,- удивился Вовка,- Ты можешь наводить морок.

-А что тут такого, и одежда тоже морок, - кикимора махнула рукой, и приобрела прежний вид. Не вытерпела я князь, вот пришла раньше. Соскучилась по твоим сказам. Когда снова сказы сказывать станешь.

-Да вот сегодня вечером. У меня в сарае ребята соберутся, я как раз новую сказку придумал. Вот только не напугай их своим видом.

-Не увидит они меня, а если хочешь, покажусь им кем угодно, хоть волком, хоть ежом.

-Нет, пока показываться не надо. И не называй меня князем, тем более князем Владимиром, не нравиться мне этот человек. Он же душегуб, сколько людей погубил ради своих амбиций. Ох, Варвара, чуть не забыл. Завтра я с друзьями ухожу в поход, понимаешь, на целую неделю. А как ты без меня, ты же в гости пришла.

-В поход, а это как, и где он находиться.

-Да это просто, мы неделю будем жить в лесу, будем грибы собирать, рыбу ловить, отдыхать.

-Ну, дык и я с вами пойду, ты не против, князь. Я вам обузой не буду, даже помогу.

-Вообще - то я не против, только понимаешь Варвара, я им рассказал, что я подружился с кикиморой. Ты не обижайся. Они мои друзья, ну не мог я скрывать.

-Ты князь, ты и решаешь, что делать. Знаешь, а мне приятно, что ты меня подругой назвал. Все хотела спросить, зачем ты стеклянные сосуды собираешь, уборкой занимаешься.

-Понимаешь Варвара - Вовка почесал затылок,- на поход деньги нужны. Вот я бутылки собираю и в магазин сдаю, а мне за это платят.

-Зачем ты сам собираешь, ты же князь, прикажи, кому ни будь. Да вот хотя бы обидчикам своим, или мне.

-Как это прикажи, не могу, ты же гость, и еще друг. А эти, как я им прикажу.

-Да за то, что они осмелились поднять руку на князя, они теперь с любовью и раболепием будут рады служить тебе, вечно. Ты иди, занимайся своими делами, а я позабочусь о твоей прибыли.


Вечером у Вовки в сарае было тесно от набившейся ребятни. Ребята с ожиданием посматривали на Вовку, и тихо перешептывались. Только Варвара молча косилась на Елисея, и укоряющее качала головой. А Елисей смотрел на Вовку и потирал опухшее ухо.

-Как же я совсем забыл предупредить Варвару, что один из моих друзей тоже чудик,- подумал Вовка, и как только они друг друга не убили. Срочно надо исправлять ошибку. А то встретит Семеныча, тот как хозяин, ей спуску не даст.

-Ребята, тут нам тесно. Давайте переберемся к нам на чердак, там уютно и тоже темно. Там у нас свечки есть. При свете свечи слушать будет интересней.

При этих словах Вовка значительно посмотрел на Елисея. Елисей взглянул на кикимору и, кивнув Вовке, вышел. Ребята заспорили, где им будет интересней. Только маленькая Ольга громко пискнула,- Ой тут страшно, здесь в сараях кто- то живет, мне показалось, что кто- то прошел рядом со мной.

-Вот что, ребята, вы сейчас по-тихому, по одному проникаете на чердак. А я пока за Санькой зайду. Только не шумите. Оленька, ты сегодня будешь главной по чердаку, вот тебе фонарик, посветишь ребятам. Ну, идите.


Когда ребята ушли, Варвара укоризненно сказала,- Ну князь, хотя бы предупредил, что у тебя в друзьях не одна я такая. Я всегда с домовыми ругалась, а тут здрасте, появляется, как хозяин.

-Успокойся Варвара, это не домовой, а просто чердачник, но он тоже наш друг.

-Да хоть форточник, или подвальный, в душе все равно остается домовым. Ну, раз он твой друг, перетерплю, как - ни будь. Только предупреждай, если что еще будет.

-Вот об этом я и хотел тебя предупредить, на чердаке еще одного домового встретим.

-Князь у тебя что, там инкубатор, ты их, наверное, размножаешь, ты бы лучше лягушек высиживал, от них больше пользы. Знаешь, какая у них икра вкусная, особенно с молодой тиной. Сядешь, бывало на пенечке, зачерпнешь свежей икры…

-Варвара, перестань, я недавно поел, меня уже мутить начинает, фу какая гадость.

-Эх, люди, люди, не чего - то вы в деликатесах не понимаете. А сами жрете рыбью икру и лягушек. Ну, все, все, пошли к вам на чердак. За неимением икры, буду знакомиться с домовыми. Фу, какая мерзость.

В этот вечер Вовка увлекся, он с жаром рассказывал о похождениях Змея Горыныча в наши дни. Кончилось все тем, что испуганные родители среди ночи подняли панику на весь квартал.

-Люди, вызывайте милицию, враги наших детей похитили. Караул, война. Японцы опять на нас напали. Нет, это Американцы, Москву уже бомбят. Робя, айда записываться в красную армию, говорят, война началась. Ура. Караул, наши дети.

Удивленные ребята выскочили на улицу, узнать, что за шум поднялся, и попали под горячие руки любвеобильных родителей. А ночной шум потихоньку закончился воплями наказанных детей.


-Вовка, а ты не думал писателем стать,- спросил Санька, подкидывая сучья в костер. – У тебя замечательные сказки получаются. Вон, сколько ребят по вечерам собираются тебя послушать.

-Не, Санька, какой из меня писатель. Я же двоечник, у меня в каждом слове по три ошибки. Училка каждый раз мои сочинения зачитывает, что бы класс посмешить. Да и почерк у меня, как у Ленина, сам иногда не разберу.

-А ты секретаршу на работу найми, как Семеныч. Он почувствовал себя начальником, теперь ищет секретаршу, что бы чай ему подавала. Даже с Варварой примирился, стал уговаривать ее на эту должность.

-Вот еще не хватало мне кикиморе у домового в прислугах работать, - проворчала Варвара, обжаривая рыбу на прутиках. – Домовые, это кто, это рабы дома, от своего дома они не на шаг. Боятся, что чужой в их доме поселится. Ты Елисей не косись на меня, не про тебя я говорю. Ты вообще, какой - то не правильный домовой. Хотя я тоже неправильная, вот с лешим сошлась, помогала ему людишек пугать, даже была… Ну да что там говорить, у свободы есть свои недостатки. Со скуки кем только не станешь. Вот ты Елисей, говоришь, тоже с лешим работал, как тебе с ним, не скучно было.

-Да как сказать,- Елисей задумчиво отставил кружку с чаем,- С птицами там, со зверюшками общаться интересно, но нормально о жизни не поговоришь. А лешак от природы молчун, три слова за день скажет и то считает, разболтался. Как помню, он только один раз разговорился, это когда мы гномов с нашего леса выгоняли.

Санька возмущенно вскочил,- Елисей зачем вы гномиков гоняли, они же такие замечательные, такие работящие, волшебные вещи делают. А вы их, эх вы.

Елисей переглянулся с Варварой, - значит говоришь замечательные твои гномики, ну хорошо. Ты нас с Варварой послушай, только не перебивай. Вот скажи, зачем вы люди воюете. Например, почему на вас недавно Германия напала.

-Как зачем, что бы нашу территорию захватить, наши полезные ископаемые, из нас рабов сделать.

-Вот, вот. А у каждого народа есть свои чудики, как вы говорите нечисть. Они между собой воюют по тем же причинам. И замечательные, по-твоему, чудики, вроде гномиков, лезут на чужие территории. Они свои ресурсы использовали, теперь охотятся за чужими. И мы русская нечисть, объединяемся с русским народом, что бы отразить нашествие врага. Бились с захватчиками часто. Но во времена крещения Руси мы понесли первое крупное поражение. С тех пор нас стали называть нечистью. Обрати внимание, что все мы стали считаться злобными коварными врагами человека. Ну, разве что домовых оговорить не смогли. А посмотри, что на западе делается. Эльфы, гномы, и разнообразные феи, все добренькие. И только на Руси все злые. И этого мало, некоторые народы, вас русских людей причисляют к злобной нечисти. Так в их сказках и говориться, что Русь, родина гоблинов и злобных орков. К чему их сказки призывают, уничтожить всех гоблинов и орков, и поделить их богатства. Только во времена Ивана Грозного мы снова смогли объединиться и дать достойный отпор всем врагам, и на западе и на востоке. Но нас становиться все меньше и меньше. А вот твои эльфы и гномы плодятся, как тараканы. Поэтому запомни Саня, богатства вашей родины, это не только полезные ресурсы земли но и мы, созданные вашими предками, чудики. Исчезнет правда о нас, исчезнем и мы, а затем исчезнет и Русь. Вот Вовка молодец, начал сочинять добрые сказки о нас, может и преувеличивает, но замете с каким удовольствием слушают его дети. Их уже не совратишь слушать ужастики о покойниках, и злобных кикиморах. Правда, Варвара.

-Ну да, я по себе знаю. Слыша россказни людей о себе, я действительно становилась злобной, и эта злоба у меня годами копилась. А вот услыхала Владимира, как будто заново переродилась. И еще скажу, мне приятно, что некоторые люди стали снова меня видеть, как в молодости. Даже ваша соседка девочка Ольга стала чувствовать меня. Помню, в детстве каждый пятый видел нас, мы даже играли вместе. И дружили.- Варвара отвернулась и глухо проговорила,- Друг у меня был овинник. Только хазары пришли и сожгли его. Всю деревню тогда сожгли. Я одна в колодце схоронилась.


Нависло тягостное молчание. Наконец Санька не выдержал и сказал,- Может, хватит о печальном, мы ведь, впервые, вырвались на Сылву, вы посмотрите какие здесь места замечательные. Здесь говорят, пещеры есть. Я читал, где то рядом Варсановьевская пещера, аж в четыре этажа, а внизу озеро. О ней рассказывают различные сказы. Мол, там клад Стеньки Разина храниться. А еще можно поговорить о нас, ведь недаром нас судьба свела. Как мы дальше будем жить.

-Саня, а зачем тебе клад нужен, неужели решил разбогатеть, так ведь богатых в этой стране не любят. Вон, когда вы первые телевизор купили, соседи на вас долго косо смотрели, пока еще трое такое же не приобрели.

-Да не в телевизоре дело, Елисей. Нашу жизнь под корень надо менять. Ты посмотри, в нашем доме больше половины мужиков спились. И спились они от безысходности. Многие из них фронтовики. Они воевали и верили, что после войны лучше жить будут. Вот уже после войны почти двадцать лет прошло, а они до сих пор живут в бараках. На работе бьются, а продолжают в нищете жить. А рядом опухшие от переедания слуги народа, таскают домой спецпайки, и учат остальных, как надо жить, чтобы построить коммунизм.


Вовка вытаращил изумленно глаза,- Но, Санька, сам Хрущев обещал, что коммунизм через сорок лет построят. А слугам народа надо хорошо питаться, что бы хорошо думать о нас.

-Вот, вот, наши родители, хозяева страны, живут в бедности, и уже построили коммунизм для своих слуг. Просто абсурд, оборжавшиеся слуги и их голодные хозяева.

-Ну, знаешь, ты раньше так не рассуждал, как взрослый, и знания у тебя страшные. Откуда это.

-Сам не знаю, но порой кажется, что я уже знаю, что будет. Как будто со мной это уже было.

Это бывает редко. Вот, например, когда я с крыши упал, вздохнуть не могу, а уже знаю, что дальше будет. Помнишь, ты тогда не давал меня поднимать, пока не отлежусь. А я тогда на тебя смотрел, ждал, когда ты вступишься. Я уже знал это.

Вот я и думаю, мы вырастем, что нас ожидает. Заменим наших родителей, и будем продолжать строить коммунизм для наших слуг. Нет, надо что то делать, может отделиться, нет ни кто не позволит. А если уйти в тайгу, и там построить свой город, без слуг, и других паразитов. Только так, что бы ни кто не обнаружил.

Вовка нервно рассмеялся,- Ну уж ты Санька загнул, я сам сказочник, но ты оказался почище. Сказанул, целый город, да нас в самом начале строительства обнаружат. Самолетик пролетит, ага в лесу кто - то поселился. А ну разобраться, кто это, почему без прописки и тому подобное. И отправят всех строителей на распиловку леса, но уже для любимого государства. Но мыслишка хорошая, я ее в свою сказку вставлю.

-А мне понравилась твоя задумка, отрок. И город в лесу спрятать, это так просто. В свете костра перед ребятами выступил огромный кабан.

-Ой, батюшки, Леший, да как это ты. Почему я тебя не почуяла, да еще в такой образине. Ты уж поменяй облик свой, нечего ребятишек пугать.

-Да я что, я ничего,- сконфузился Леший, превращаясь в добренького старичка. Я вот мимо проходил, нечаянно услышал ваши речи.

-Да брось старый брехун, мимо проходил. Я вашего брата знаю, ни чего даром не делаете. Сказывай, чего надо.

-Ладно, Кикимушка, брось браниться. Винюсь, сначала хотел пошалить, особенно когда такую разнообразную тварь в своем лесу увидел. Только вот отрок сей вовремя проговорился. Я вот помню, в давние времена люди и нелюди в добром соседстве жили. Да… Хорошо жили. Потом люди ушли жить в города. Познали нового бога. А нас стали забывать, прозвали нечистью, оговорили и прокляли. А с потерей памяти у людей и мы стали слабнуть и вырождаться.

Вот что отрок Санька, Александр, я вижу, у тебя великие мысли. Вырастешь, ты можешь создать новый народ. Трудно будет, но станет твой народ могучим, непобедимым.

-Ага, и задушат этот новый народ еще в колыбели. А я сочиню новую печальную сказку,- задумчиво сказал Вовка.


-Владимир, ну почему ты в друга не веришь. Я ведь тебе поверила, пошла за тобой. Верить надо Владимир, и дело делать. Вот ты сказы сочиняешь, а не думаешь, что они должны учить. У вас есть слово учебники, правильные сказы, это первые учебники человека. Твои истории уже учат, что вы люди не одни на земле живете, но этого мало. Пусть они помогут твоему другу, создавать новый народ. Я почему была такая злая, потому что видела, как с каждым новым поколением народ вырождался, и в большинстве своем вы люди и народа превращались в уродов. Вы, люди, уже проиграли войну с себе подобными. Вам нечего делить, но вы создаете новые идеи, и во имя их уничтожаете своих братьев. Сначала во имя единого бога, Христа или Аллаха, затем создаете нового бога, коммунизм, и снова уничтожаете друг друга. Вы уроды. Уф, ни когда еще так много ни говорила, устала.


-А что, все сказано верно, - Елисей почесал затылок. Вы ребята на ус мотайте и хорошенько подумайте. Если решитесь, трудно вам будет, несказанно трудно. Пока вы маленькие, надо вам готовиться и учиться так, словно от этого зависит ваша жизнь. Но и мы тоже должны вас обучить нашими умениями, от нас вы должны обучиться тому, что могли ваши предки. Как, Леший, Кикимора, вы согласны взять себе в обучение будущих вождей.

-Вот это другой разговор,- Озорно сверкнул глазами Леший,- Только робята ой как жалеть будут, что согласились. Я уж их наизнанку выверну, и не раз. А насчет кладов вы отроки можете не думать, пройдет время, я вам не только клад Стеньки Разина покажу, но и еще намного ценнее. Только вот учителей мало, правда у меня есть парочка соседей, я вот одного сейчас покличу.

Леший встал, подошел к берегу, и попинал воду,- Эй мокренький, кончай притворяться. Я знаю, ты давно здесь. А ну вылазь, дело есть.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 08.04.2016 в 20:54
Прочитано 53 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!