Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Проклятый кинжал

Добавить в избранное

Проклятый кинжал


Аргил взвесил кинжал на ладони. Хорошо сбалансирован. Пружинистая сталь не сломается в ответственный момент, но и кольчуги ей не пробить. Так, на троечку. Рукоять деревянная, гладкая, а головка в виде кольца. Очень удобно, между прочим. Он любил такие ножи, которые можно крутить на пальце. Клинок простой и гладкий, без зубцов, искривлений и прочей декоративно-прикладной чепухи. Только функциональность – таким и должно быть оружие. Плечи крестовины стоят слегка под углом к лезвию. Это не поймает вражескую шпагу и уж тем более меч, но пальцы спасет.

Очень неплохой кинжал за пятьдесят бронзовых, нашелся в оружейной лавке на Кривоколенной 8. В качестве второго оружия Аргил всегда брал меч и, поскольку все его снаряжение утонуло, сейчас он закупался по-новой. Прошлось украсть немного денег, но это ничего, не впервой.

Те мечи, которые торговец выложил перед Аргилом, были откровенно паршивыми. С зарубками на лезвии, с пятнами ржавчины, неплотно прилегающей к рукояти обмоткой из проволоки. Такой меч скорей ранит хозяина, чем врага.

- Приятель, а нет ли у тебя чего-нибудь получше? – поинтересовался Аргил, засовывая новенький кинжал за голенище сапога (который он спер этим же утром).

- Нет, господин, это все что есть, - с опаской протянул торговец.

Аргил перебросил сигару в другой уголок рта, выдохнул дым и сквозь него приблизил свое лицо к торговцу максимально близко, при этом его глаза недобро сверкнули:

- А если хорошо посмотреть?

- Н-нет, это все!.. есть другое оружие, но не мечи! У меня в лавке, на Кривоколенной, нет их! Мечи дорого ковать сейчас, много стали требуется, много затрат.. но у меня есть много топоров, стрел, ножей! Это все – выбирай..те! – толстый продавец обвел руками стены в лавке, которые, и правда, сплошь были увешаны оружием. Большей частью декоративным. Это Аргил заметил сразу.

- Ну смотри мне, – он потушил сигару о прилавок, развернулся на каблуках и вышел из лавки, хлопнув дверью.

- Слава Богу, он ушел, - вздохнул торговец, и уже другим тоном крикнул куда-то в пространство лавки: - Я узнал его! Сомнений нет, это Аргил!

Пол, который на первый взгляд казался цельным, проявил дверцу в погреб, и оттуда начали быстро выбираться солдаты в блестящей броне. У каждого на поясе висел широкий меч, «который дорого ковать и требуется много стали». Все они поспешили вон из лавки, вслед за Аргилом. Последний на секунду остановился и кинул на прилавок звякнувший мешок.

Торговец растянул толстые губы в неприятной улыбке.

* * *

Хорошая ночь. Светит луна, чистое небо. Ленивые фонарщики зажгли еще не все фонари на темных улицах, по которым шагал Аргил.

Он злился: «сволочь торгаш. У него есть качественное оружие, это написано у него на свинячьей морде! Но я не мог угрожать ему в лавке, битком набитой солдатами. Они даже не заподозрили, что я их видел».

И правда, перед тем как Аргил наведался в лавку, он два часа незаметно наблюдал за ней. За час до его прихода туда начали наведываться солдаты. Один, другой, третий… пятнадцатый был последним, и никто не вышел. Дураку ясно, что там засада. Но Аргил должен был рискнуть. Ему нужно было оружие, нужна была информация.

И он все добыл. Из короткой беседы стало понятно, что торгаш отличный актер, умеющий лгать и получающий за это деньги от стражи. О нем раньше никто не слышал – значит либо новый агент, либо очень хорош в своем деле. Ясно одно: Аргил не первая его жертва, но станет последней.

Аргил остановился под одиноким, провокационно работающим фонарем, как раз напротив плаката с его портретом.

Тонкие черты лица, острые скулы, темные глаза (хотя на черно-белом рисунке любые глаза темные). Аккуратная борода эспаньолкой. Из под шляпы на лоб выбивается непослушная черная прядь. Очень правдоподобный рисунок. Для портрета такого качества наверняка привлекли профессионального художника, а не человека из штата стражи. Аргил почувствовал нотку гордости – вот какая он важная птица.

Было очевидно, что внешность придется менять. «Бороду решительно сбрить, волосы выбелить. Может нарисовать шрам через все лицо? Хм, нет. Он привлечет слишком много внимания, я должен стать максимально «серым» для всех, раствориться в толпе. Да шляпа сейчас на дне реки, вместе с остальным снаряжением».

Издали послышался топот ног – за Аргилом шла погоня.

Положить пятнадцать человек для бойца такого уровня – плевое дело. Но это при условии, что есть нормальное оружие, а не кинжал, которому не пробить даже кольчуги. Так что же делать?

Обыкновенный вор первым делом бы попытался сбежать и предупредить о переметчивом торгаше своих.

Но Аргил не был обыкновенным вором. Разбойник, мошенник, поджигатель, шулер, грабитель и вор, все в одном флаконе. Да и своих-то у него не было. Этим и объясняется столь активная охота за ним. Стоило только наведаться в малоизвестный магазин оружия – и получай засаду.

Тут в голове разбойника что-то щелкнуло, и план родился сам собой, как это у него и бывает. «Только бы солдаты были новобранцами, все опытные погибли позапрошлой ночью на Пузатой башне…» - взмолился вор.

Он достал из-за голенища новенький кинжал, крепко стиснул зубы и ударил по руке. Раз, другой, третий. Брызнула кровь.

Щелк.

* * *

Гейрах был опытным воином и хорошим тактиком. За десять лет службы он поднялся по карьерной лестнице до звания капитана.

Ему «повезло» - как раз позавчера, когда припекало всей страже города, он отравился и не мог выйти из уборной для того, чтобы нормально поесть, не говоря уже о службе.

А на Башне в ту ночь гибли люди, много людей, и все матерые солдаты. Ходил в части слух, что деле был замешан и знаменитый Аркезан. Если они верны, то было еще большей глупостью отрядить для его поимки четырнадцать салаг! Мальчишек в форме, которые месяц назад только выучили за какой конец меча браться!


…Десять лет искоренения преступности и выслеживания воров. Но к такому повороту событий Гейрах оказался не готов.

Ему расписывали Аргила как беспощадного убийцу, ловкого вора и наглого мошенника, но человек, который предстал перед отрядом, был совершенно другим.

Грязный оборванец, который на коленях стоит в луже, развозя руками кровь по мостовой да еще и вопит на луну, точно раненый волк, никак не может быть Аргилом! Но постойте-ка. В желтом круге света на стене дома был прилеплен пожелтевший плакат, и там ясно видно, что сидящий в луже – это Аргил! Шляпу вот только потерял где-то.

- Всем стоять! – приказал капитан. Аргил на голос никак не отреагировал, продолжил кричать и разбрызгивать воду из лужи, точно ребенок в ванне. Руки его были в крови.

Лично Гейраху Аргил ничего не сделал, ни обидел его друзей, ни повредил его имущество. Да и убийства сейчас не редкость. Самый обычный вор, только ловчее остальных. Грязный, скулящий, мокрый оборвыш! И на такого выделили отряд из пятнадцати человек! Бред какой-то. Сейчас Гейраху стало даже немного жаль вора.

«Но каких-то несколько минут назад, у Линси это был совершенно другой человек… Чем вызвано сие перевоплощение? А, к черту» - думал капитан.

- Аргил Аркезан! Мое имя капитан Гейрах. Именем Закона вы арестованы, за разбой, неоднократный поджог, убийства и воровство! А теперь, парни, заковать его! – Вынес

Четырнадцать человек неровно двинулись к Аргилу.

Щелк.

Внезапно вор вскочил, побежал, и со всей силы ударился о стену. Солдаты растерялись, а Аргил начал что то бормотать все громче и громче, пока не сорвался на крик:

- Кинжал!!! Он проклят! Толстяк колдун, сволочь, проклял меня! Ааааа! – и в его руках блеснул металл.

Новобранцы сбавили прыть и остановились. Никто не хотел нарваться на проклятое оружие и стать такими же, как этой бедняга.

- Чего встали?! Обезоружить вора! – Гейрах сохранил присутствие духа и сам достал меч.

Щелк.

- Эй, капитан!.. эта твоя змея ручная, торгаш, - колдун!!! Он проклял меня! – завопил Аргил, упал на колени и начал раскачиваться из стороны в сторону, держась руками за голову так, словно у него внезапно началась мигрень. Потом встал, и продолжил сбивчивую речь, постоянно меняя интонации: - я убит.. я проклят! Я живу мертвым! Я родился мертвым! Аааа! – и, выставив кинжал перед собой обеими руками, начал неровно, припадая на одну ногу плестись к Гейраху. Новобранцы держались вокруг безумца кольцом, но не нападали.

А капитан в это время лихорадочно соображал, весь покрывшись холодным липким потом. Он работал с Линси не первый год. У того не было ни жены, ни детей, любил только золото (полная противоположность Гейраху, надо сказать), так откуда у него колдовские штучки? Нет, этот парень лжет. Словно услышав его мысли, вор продолжил:

- Я не вру! Посмотри на меня!!! – Аргил бешено вращал глазами и старался заглянуть каждому стражнику в забрало. Это помогло, некоторые начали неуверенно опускать мечи.

- Капитан, этот человек безумен! Уходите! Иначе все мы тут будем прокляты!

- Вы что, ошалели?! Наша работа загонять таких безумцев в темницу! Это он устроил заварушку в Пузатой башне! Или, быть может, вам напомнить награду за голову этого психопата?

Упоминание денег произвело магический эффект. Предвкушая легкую наживу, стражники рьяно кинулись на разбойника.

Щелк.

Все произошло за каких то три секунды. Всплеск лужи, в которой кровь смешалась с грязью. Прыжок Аргила к Гейраху. Взятие последнего в захват. Нож у горла. Опешившие солдаты. Опешивший капитан. И вкрадчивый голос после всего этого:

- А теперь, сосунки, отведите меня к жирному торговцу, который не пожелал показать мне нормальный меч, хотя в подвале у него находилось аж пятнадцать таких. Кстати, капитан, вы арестованы! Именем Аргила, если будет угодно. Сложить оружие!. - Меч Гейраха перекочевал за пояс Аркезану. – вор я или нет, в конце концов? Все ваши зубочистки сложить в канаву! Да, в ту в которой я сидел. Плакат сорвать. Я накормлю им того, кто попробует бежать! А теперь, господа, сопровождайте нас с мистером, эээ…? Гейрахом, до места назначения. Плотным кольцом. Незачем мирных жителей пугать нашими не мирными разногласиями верно? – Аргил победоносно усмехнулся.

* * *

«Кого это нелегкая принесла?» – такой была первая мысль Линси, когда в дверь его лавки постучали. На часах было девять вечера. Магазин в это время уже не работает. Он сгреб все монеты в кошель, а именно сто серебряных, взял подсвечник с чадящей свечой и отправился к двери. За долгое время службы воск с подсвечника натек причудливыми кружевами, и спускался за пределы чаши изящными сосульками.

«Наверное, Гейрах быстро управился, и решил доплатить мне!» - от таких мыслей Линси чуть не замурлыкал от удовольствия и еще быстрее засеменил к двери.

- Гейрах, ты, дружище? – спросил он, не сильно рассчитывая на ответ и отпирая засов.

Кто-то сильным ударом ноги толкнул дверь вовнутрь так, что ударил толстяка по лицу. Тот отшатнулся и упал навзничь. Из носа и рассеченной губы заструилась кровь. Рядом так же бесцеремонно был брошен давешний капитан стражи. А подсвечник, звякнув, откатился куда то вдаль, чудом не погаснув при этом.

Фигура в черном плаще появилась в проходе и захлопнула за собой дверь.

- Разговорчик есть, - Линси узнал голос. Аргил. Вернулся. - Как давно ты сливаешь воров железным псам, жирдяй? – спросил разбойник, шагнув к телам. Гейрах лежал без движения, а торговец только скулил и зажимал нос. – Год? Два? Я раньше тебя не видел. Ну а впрочем, не так это важно. Я рад сообщить, что ты досрочно выходишь на пенсию!

Тут Аргил наклонился к Линси, с легким усилием поднял его от пола и дважды всадил «проклятый» кинжал в шею, там, где проходит аорта. Заворочавшийся Гейрах открыл глаза и был награжден жуткой картиной – из шеи его коллеги на стену бьет и не думает останавливаться фонтан алой крови, пульсируя с каждым ударом еще не замершего сердца.

Капитан потянулся к мечу, но вспомнил что этот дьявол, Аркезан, отобрал его на улице, а на Кривоколенной, перед тем как постучаться к Линси, вырубил бывшего владельца одним ударом по голове. Еще оставался боевой нож в сапоге, это может его спасти… хотя драться в полутьме с разбойником это безумие.

- А ты смелый, – обронил Агрил, беспечно поворачиваясь спиной к тяжело поднимающемуся капитану, и убирая кинжал за пояс. – Скажи, этот толстяк был тебе другом?

- Не твое дело, ублюдок!

- Прости, но он меня сдал, и обрек на смерть пятнадцать человек. Такое должно быть наказано. Понимаешь, я человек чести. Закона, если можно так сказать. Не такого, которому слепо служишь ты и тебе подобные, а настоящего кодекса чести. Воровского, конечно, зато справедливого. И алчным толстякам там отводится смертная кара. Или я не прав? Сколько он за меня получил?

- Сто серебряных, – Гейрах и сам не понимал, почему он отвечает этому жестокому убийце. Ведь ему-то он по-прежнему ничего не сделал. Да, взял в заложники, да забрал меч. Убил Линси… но Линси не был ему другом, только полезным сотрудником, за четыре года совместной работы не раз помогавшим следствию. Но не из патриотических побуждений или личных мотивов. А за золото…

- Ты правильно мыслишь, Гейрах. – разбойник вновь словно прочитал мысли капитана. - Эта свинья любит золотишко, и мать родную продаст за него. Он выдавал железным псам воров, а наемным убийцам продавал информацию: маршруты карет важных персон, расписание стражи дворцов; оружие, для таких, как я… Продажная крыса, я должен был убить его. – Разбойник блефовал. Он не знал о двуличности торговца наверняка, но за те несколько часов, которые длилось их знакомство, догадаться темных делишках на стороне смог бы и полный дурак.

Теперь Аргил развернулся к капитану. В его руках уже не было оружия, кинжал оставался заткнутым за ремень, а ладони были открыты и повернуты наружу. Знак доверия.

- Ты должен понять, где ты живешь. Сбросить шелуху с глаз. Что бы со мной сделали в Пузатой башне, сдайся я тебе и твоим мальчишкам живым?

- Клеймо, за мошенничество. Ослепление за убийства. Свежевание «кошкой» за поджоги! Разные пытки, чтобы узнать твои грязные воровские тайны и норы твоих дружков! А за то, что ты учинил позавчера – отрубили бы голову! – Гейрах зло сплюнул. Он перестал бояться Аргила. Возможно, из-за доверительно-открытых ладоней.

- В Пузатой башне я был не один, надеюсь, ты это понимаешь? А скольких людей я освободил? – Спросил Аргил, вспоминая сумасшедшую гонку по коридорам и лязг металла, когда очередной срубленный замок падал на пол.

- Нисколько. Всех поймали и утром вздернули.

Аргил подавился заготовленной репликой. Глаз его дернулся.

- За что?..

- За побег. Инвильс ни за что не признал бы, что кто-то проник в башню и учинил там такое. Поэтому утром всех показательно повесили. Сто сорок человек. Повесили. – Гейрах выплевывал каждую фразу. - Из-за тебя, Аркезан! Ты знаешь, что там сидели разные преступники? Некоторые из них просто украли картошку у соседа! И были повешены, рядом с убийцами вроде тебя!

Разбойник не позволил себе размякнуть.

- Убийцам, вроде меня отрубаят головы ржавым топором, их не держат в темницах! А теперь задайся себе вопросом, капитан Гейрах, - нравится ли тебе та власть, которая за мешок картошки вешает человека, оставляя семью без главы и кормильца? А настоящий виновник всего этого, остался безнаказанным просто потому, что губернатор Инвильс боится потерять власть, выставив на всеобщее обозрение, что четверо убийц, вроде меня, за ночь освободили сто сорок заключенных! Высылает новобранцев на поимку опасного преступника! – Аргил и не заметил, как начал срываться на крик.

- Была информация, что ты безоружен. – Парировал Гейрах. Он уже поднялся и стоял перед разбойником во весь рост.

- Да, все мои вещи остались во рву, что вокруг башни. Ну и как, помогла вам моя безоружность? Подумай, капитан…

А Гейрах уже давно все обдумал. «Аргил все же человек, а значит, не успеет достать меч, прежде чем я прыгну к нему. Будет поножовщина один на один, и мне главное нанести удар первым».

Стремительный бросок, очень неплохой для тридцати пяти лет. Лязг скрестившихся клинков. «Когда он успел его доста…», - пронеслось в голове у капитана.

Аркезан невероятно быстро ушел в сторону и рванул меч из-за пояса, блокируя сильный удар в горло, полетели искры. Батман, быстрое движение кистью, нож капитана улетел в темный угол, а сам Гейрах получил плоской стороной лезвия по голове. Глаза его закатились и он, подобно мешку, упал на пол, в лужу крови Линси.

- У тебя еще будет время, – шепнул Аргил, непонятно – себе или оглушенному капитану,– чтобы во всем разобраться.

Он подобрал чудом не погасший подсвечник – свечи оставалось минут на пять. Нашарил на полу нож Гейраха и вложил его оглушенному капитану в руку. Потом склонился к Линси, срезал собственным клинком кошелек с серебром и критически оглядел лавку. «Торгаш даже поленился закрыть подвал. Что там у него, помимо стражников завалялось?» - Корыстное любопытство было совершенно не чуждо Аргилу - вор он или нет?

Лувку стоило назвать «Подвал изобилия». В нем было все, что только душе угодно. Абсолютно все: и еда, и напитки, и оружие, и стрелы, и броня, и платья, и некоторые запрещенные в королевстве сорта табака. Их Аргил взял в первую очередь. Также нашел приличный рюкзак - очень легкий, и немного женственный, наверняка эльфийской работы. Туда сложил все наворованное: головку сыра, связку стрел, бутылку красного вина, курицу в тряпице, полный портсигар, бинты и мази от порезов и переломов, сбрую для коня (на всякий случай), и пресловутый табак.

Шляпа тоже нашлась, практически такая же, как и старая, только поля пошире, по последней моде.

- Ну, вроде бы все.

Он подхватил за горлышки еще несколько самых крепких напитков и поднялся из погреба. Этот визит в кладовую только сильнее убедил его в порочности торговца.

Зубами достал пробку из первой бутылки, сделал пару глотков, а потом швырнул ее в стену, как и две последующие. Четвертую вылил на торговца. Потом в стену полетел и подсвечник.

Затрещало веселое пламя. В глазах Аргила, в такт, заплясали огоньки.

* * *

Все стояли и не смели выдохнуть, когда дверь за безумцем захлопнулась. С минуту там было тихо, потом крик. Потом очень тихий, из-за двери, разговор. Все уже успокоились, как тут зазвенел металл, и что-то глухо упало на пол.

Это значило, что Гейрах смог убить вора. Или наоборот, но об этом все, не сговариваясь, молчали.

Прохожие косились на них: как так, стража и без оружия. Но всем было на это плевать. Все желали войти внутрь. Все боялись. Четырнадцать человек еще помнило ужасные вращающиеся глаза оборванца и проклятый кинжал, который тот прижал к шее их командира.

Звон битого стекла. Треск огня. Звук отпираемого засова. Дверь открылась, и на свет вышел… нет, не Гейрах.

Аркезан. А за ним гудело пламя.

- Ваш капитан внутри. Удачных поисков. – Он оскалился перед публикой в подобии улыбки и быстро побежал в темноту соседних улиц. В них так уютно прятаться от чужих глаз…

Что-то рвануло. Раз, другой…

* * *

Благодаря ветру огонь вскоре перекинулся на соседние дома, дома бедняков и дома богачей. Огню все равно, что жечь, он безликий и беспощадный. Он не делает разницу в мужчинах и женщинах, не дает скидок старикам и детям, его не подкупят мольбы или звонкие монеты. Но только так можно очистить этот гниющий мир. Без жертв войн не выиграть, особенно когда воюешь против всех.

Аргил не ушел далеко. Напротив, попетлял и вернулся удостоверится, что его нового друга вытащили из пожара.

Да друга. Гейрах еще не понимает этого, но зерно сомнений уже пустило в нем корни. Он еще способен думать. Он может увидеть обратную сторону его дурацких «законов». И Аргил дал нужный толчок.

Он смотрел на взмывающие верх искры, на толпу ротозеев которые просто стояли и смотрели. Не побежали на пожарную вышку звенеть в колокола, не пытались потушить пламя или эвакуировать слабых. Просто смотрели, как горит дом торговца Линси. Эта глупая толпа, с которой так легко смешаться. От одного гражданина он даже получил комплимент по поводу новой шляпы.

Новой. Шляпы. Когда рядом горит целая улица, этих людей интересует только мишура. Не видно в толпе и горе-стражников. Есть надежда, что они отнесли Гейраха в лазарет. Аркезан прислушался.

- Ай да Линси, старый кот. Видать опять упился вусмерть да заснул с трубкой!

- Пропали его денежки.

- Хорошо что наши дома огонь не затронет, только Кривоколенная горит…

- Говорят все подвалы толстяка вином да серебром забиты были!

- Неприятным типом был он, ох неприятным. Но богатым, добился успеха все-таки.

- Да, успех сейчас прежде всего!

У всех на устах деньги. Уже никто не обсуждает утреннюю массовую казнь. Все думают только о вине, и о новых шляпах.

Аргил отвернулся от огня и пошел прочь от толпы, ловя удивленные взгляды, в которых читалось: «Как, ты не останешься досмотреть?». «Да, после сегодняшней заварушки на плакатах «РАЗЫСКИВАЕТСЯ» появится парочка новых нулей!» - Отрешенно подумал он.

Начинался дождь.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 06.09.2016 в 01:52
Прочитано 388 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!