Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я · Писатель» создан для писателей и поэтов, готовых поделиться своим творчеством с товарищами и людьми, интересующимися искусством. На сайте вы сможете не только узнать мнения читателей о своих произведениях, но и участвовать в конкурсах, обсуждении других работ, делиться опытом с коллегами, читать интересные произведения и просто общаться. :)

Тайное правительство. Империя. Главы 1 -8

Роман в жанре Фантастика
Добавить в избранное

Тайное правительство. Империя


Пролог

Он дал им все, что жажда тела,

За высший гений приняла.

Толпа ждала, толпа хотела,

Толпа в итоге обрела.

Но как же жалки, как ничтожны,

Как выразительно скверны,

Они лишились искры божьей,

За подаянье сатаны…

Тех единиц закрылись веки,

Что были голосом пустынь.

И превратились человеки

В рабов счастливых и рабынь

Поэма «Проповедник»


Хроника некоторых событий:

В 2016 году в России стартовал проект «Универсальная электронная карта» сокращённо УЭК. Это проект выдачи электронных паспортов представленных в виде пластиковых карт с фотографией и электронным чипом, хранящим всю информацию о человеке.

В 2020 году на основе SWIFT, ООН, АСЕАН, ЕС, ЛАГ, НАТО, ОАЕ, СНГ и других международных, финансовых, военно–политических организаций создан орган под названием World bodu control(Всемирный орган контроля). Символом его стал золотой крылатый двуглавый змей.

В 2025 году этим органом был принят закон о всеобщей тотальной чипизации, введена программа вживления наночипов «Сhip and DOC» Пожизненные биочипы помещались под гипофиз, в основание малого таза, а так же в продолговатый мозг. Чипизация позволила обеспечить постоянную связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet. Наноэлектроника интегрировалась с биообъектами и обеспечивала непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращала социальные расходы государств. «Сhip and DOC» обеспечивала постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, а так же обеспечивала прямой беспроводной контакт мозга человека с находящимися вокругнего предметами, транспортными средствами и другими людьми.

К 2030 году в мире не осталось тюрем. В них исчезла необходимость. «Сhip and DOC» позволяла следить за биообъектом, манипулировать его настроением, а в случае нарушения установленных правил повреждать здоровье вплоть до полного уничтожения.


То ли золотой век возвращается, то ли наступает эпоха проклятых…


1

2045 год. Город Ставрополь


Марк Тессей вбежал в стеклянные двери шестиэтажного здания прямо над входом в которое красовалась надпись из гигантских букв: «Издательская корпорация «Preview audio book» и чуть ниже буквами поменьше - «Филиал». Марк ненавидел опаздывать на работу. Но так уж сегодня получилось. И он хотел думать, что его опоздание пусть и заметят, но не будут заострять на этом внимания. А ещё Марк очень надеялся, что сегодня он не увидит проклятых видений наяву. Вот же идиотизм! Жил себе человек, даже снов никогда не смотрел, даже в детстве, а тут на тебе – какая-то пустыня появляется перед глазами, когда вычитываешь очередной текст. Может в этом году взять раньше отпуск? И ладно бы просто появлялась навязчивая воображаемая картинка, но нет же, вместе с ней накатывают какие-то совершенно непонятные чувства. В общем, Марк пришёл к выводу, что создание book clipвсе-таки вредно для здоровья. Говорить о видениях никому нельзя, а то ещё за дурака примут, но избавиться от них хотелось. И Марк решил писать что-то типа набросков к роману. Это сработало. Видения стали приходить реже.


***

- Привет, Марк! Опаздываешь?! – ехидно подмигнул Лука Самохин. – Что-то на тебя не похоже.

Марк молча включил свой рабочий планшет. С утра совсем не хотелось выслушивать подколы Луки. На электронке опять куча писем с текстами. И почти все –ерундовина.

- Господи! Ну откуда же берутся такие дебилы! – трагично воскликнул главный редактор Иван Крючков. – И почему все они пруться к нам? «Федя был обычным мальчиком. Это был тёплый летний день, начало летних каникул. А потом мировоззрение обычного мальчика изменилось. По полю, по которому мальчик гулял, пронёсся смерч. Смерч – это вихрь, возникающий в грозовом облике и распространяющийся вниз, часто до самой поверхности земли, в виде облачного рукава или хобота диаметром в десятки и сотни метров». Ребята, неужели автор, присылая такое, думает, что мы на ЭТО ещё клипы делать будем? Что мы ЭТО вообще опубликуем?

- Ага, - кивнул всегда молчащий Матвей Егоров, - А мне вчера письмецо одно пришло. Прочитать? «Отзыв на роман Сергея Ковтоненко «Хромосома Иуды». Сергей Ковтоненко мощный, вдохновенный фантазёр. Перед этой мощью не устоит никто. История жизни, прозрений, открытий неистового в науке героя ворожит читателя, уносит его на волнах цунами и убивает. Не отпугивает и чересчур напористый стиль писателя и бредовая идея героя (смешать гены секвойи, жившей семь тысяч лет назад и бабочки – однодневки). Ковтоненко владеет писательским секретом крепко брать в руки читателя и не отпускать его до последней страницы»

- Ой, - воскликнул Лука Самохин, - Бедный читатель! А бежать не вариант?

- «Не только актуальностью ураганного сюжета и резко вырезанными героями, но и красочным плетением речи, где на каждом шагу пища для размышления – афоризмы.

-Ой-ё! – взвыл Самохин.

- «Вот крылатые фразы: «Вопль стоял колом», «Я чувствовал себя провинившимся учеником, и молчал, как сломанный карандаш». Сначала роман охватывает читателя сладостной волной, и скачет он на ней, роняя свои жирные слюни в чистое море любви»

- Хватит! – заорал Самохин. – Мотя, ты меня убить сегодня хочешь? Я же сейчас помру от смеха!

Марк, смотря на толстого, раскрасневшегося, хохочущего Луку Самохина, ухмыльнулся. Да, что-то как-то не хотелось с утра пораньше портить себе настроение присланной по электронке дребеденью, из которой таки надо вылавливать нормальные, пригодные для издания bookclipтексты. Тессей открыл файл с написанными вчера отрывками своих видений:

«Я не помню своего имени. Его поглотила золотая пустыня. И лицо моё закрыла чёрно-белая маска. Ты ищешь меня, моя любовь. В твоих чёрных волосах запутался ветер, а в синих глазах отражается моё лицо. Нет, не то лицо, которое я каждый день вижу в зеркале, а другое, мне не знакомое. Я проклят навечно. Бессмертие не принесло мне счастья. Я потерял тебя, моя любовь. Ты утонула в океане времени. Золотая пустыня, зачем видишься мне? Зачем появляешься, как только я закрываю усталые глаза?»

- И твоего имени я не помню тоже. Ты утратила его миллионы лет назад, - сказал над самым ухом Марка Лука. Вот шустрый! Только что сидел за своим планшетником и на тебе, уже оказался за плечом у Тессея. – Друг, а что это ты читаешь? Опусы барышни?

- Нет, - поморщился Марк, - Это мои опусы.

- Твои? – Лука скорчил гримасу. – Друг, ты часом не заболел? Писать такое.

- А что он написал? – сумрачно поинтересовался Иван Крючков

- Любовный роман, наверное, - расхохотался Лука.

- Люк, прекрати, - стал злиться Марк. – Тебе оно надо, что я пишу.

-А то! Чукча же читатель! Марк, ну если пишешь, то писать надо примерно так, - Лука встал в горделивую позу, выпятив вперёд внушительный живот, хорошенько взлохматив рыжие волосы. – «Рано утром мне позвонили. Я ответил – аллё! Это я… Очень приятно. А ты кто? Я – жирная зелёная свинья. Едрись! Ты это серьёзно? Ага, а ты не думай обо мне… Я отключаюсь и пытаюсь уснуть. Едрёная жирная зелёная свинья! Я о ней уже месяц не вспоминал! Все было нормально, но периодически накрывалось медным тазом. Впрочем, это долгая история» О, как! Экшеново? Экшеново!

- Люк, я это просто так, чтобы расслабиться накатал, - заулыбался Марк. – А тебе палец покажи, ты прикалываться будешь.

- Да я просто так, думал, тебе понравится, - пожал плечами Лука.


***

Неожиданно в отдел, где работали Марк, Лука, Иван и Матвей буквально ввалился субъект в длинном коричневом кожаном плаще и остановился, раскачиваясь из стороны в сторону и безумно вращая зрачками глаз.

- Дьяволы! Вы все здесь дьяволы! – заорал гость

- Ты знаешь, кто это? – тихо спросил Марк Ивана.

-Нет.

- Вы прокляты, и дети ваши прокляты! И внуки ваши прокляты! Вы рабы Его и метка Его на вас! И я проклят, и меня Он пометил! Он вернулся как судья и будет всех вас судить!

Марк вывел на экран планшета запись с видеокамеры, показывающую как человек в кожаном коричневом плаще входит в здание издательства. Рядом с изображением тут же высветился код идентификации гостя – PN563467.

Марк не успел даже моргнуть, как раздались выстрелы. Два человека на другом конце отдела упали замертво, ещё трое корчились на полу.

- Но я пришёл освободить вас от метки Зверя! – орал убийца.

Марк в каком-то ступоре уже передавал данные кода и информацию об убийствах в центр управления города Ставрополя.


***

Они среагировали практически тут же. Безумец в плаще захрипел, оружие выпало из его внезапно скрючившихся пальцев, безумно вращающиеся зрачки замерли. Убийца упал на колени и застыл в молитвенной позе. Губы его ещё что-то некоторое время пытались прошептать. А затем парализованное и уже мёртвое тело завалилось на бок.

Марк Тессей вдруг отчётливо представил, как в центре управления металлический голос произнёс: «Биообъект с кодом PN563467 уничтожен».


2

2006 год. Перевёрнутый мир. Город Лабрин.


- Скажи мне, Карлеус, вот лорд Атанаэль говорил мне, что люди должны доказать, что они достойны бессмертия. Но как, каким образом они должны это доказывать? – спросила Лиза Шевченко

- Пойдём, - улыбнулся Карлеус Дэлане. – Сначала мы должны кое-что сделать.

- Что?

- Значит, планы такие. Сначала ты пройдёшь, обряд возвращения тебе королевского имени, затем ты встретишься с лордами и ещё кое с кем. Потом тебе предстоит процедура перепрограммирования тела.

- Ого, - хмыкнула Лиза. – А зачем нужен какой-то там обряд? Ведь это же просто формальность.

- Обряд нужен, прежде всего, тебе, - вздохнул Привратник. – Чтобы ты не оглядывалась назад.

Карлеус и Лиза остановились перед входом в здание, один в один похожее на белый дом в Вашингтоне.

- Узнаешь? – спросил Карлеус.

- Похоже на Институт Высшей магии, но…

- Но это не Институт Высшей магии, - кивнул Привратник. –Это резиденция тайного правительства, как я и говорил. Энергоинформационный, руководящий, направляющий центр. Многие важные для обоих миров решения принимаются именно здесь.

- А Институт Высшей магии…

- Это отражение. То, что существует на тонко материальном уровне, но преломляется на уровне сознания у каждого индивидуально.

- А почему это здание похоже…

- На резиденцию президентов Соединённых Штатов Америки? Потому что США – имперское государство. Оно и было задумано таковым изначально. Novus Ordo Seclorum.

- Новый мировой порядок, - усмехнулась Лиза.

- Ага. На века.


Чтобы не оглядываться назад…. «А ведь это так трудно, - подумала Лиза. – Порой так хочется вновь пройти по своим собственным следам»

Карлеус прав. Мысленный взгляд Лизы был всё время обращён в собственное прошлое. В своё человеческое существование. Ей до сих пор не верилось, что она была кем-то до этого своего воплощения. Кем-то значимым. Не верилось в то, что в прошлом остался провинциальный российский городок и отец, который будет теперь доживать свою старость в одиночестве. Иногда Лизе хотелось закричать: «Какое к чёрту бессмертие?! Я обыкновенный человек! Я хочу быть обыкновенным человеком!» Но другая часть её собственного я взирала на это человеческое свысока и толкала её на неведомый и в какой-то мере такой чуждый путь. Лиза сомневалась, что после какого-то там обряда она перестанет оглядываться назад. Невозможно вот так запросто отказаться от того, что было для неё долгое время важным. Или возможно?


***

- Проходи, переодевайся, - Карлеус распахнул перед Лизой дверь в просторную светлую комнату.

Лиза вопросительно посмотрела на Привратника.

- Я буду ждать тебя за дверью. Как будешь готова, мы проведём обряд и покончим с этим. Я давно не спал и мне хочется отдохнуть.

Комната оказалась почти пустой. В ней только овальное в человеческий рост зеркало, стол и пара стульев. Как только Лиза вошла, с одного из стульев поспешно встала совсем юная девушка, показавшаяся Лизе очень знакомой.

- Не узнаете меня, госпожа? – смиренно спросила девушка и посмотрела пронзительно сияющими тёмно-карими глазами.

- Э… Кажется, тебя зовут Лэй?

- Да, - кивнула девушка.

- И ты, кажется, из Даурфа? - перед внутренним взором Лизы, будто стали перелистываться страницы её романа.

- Именно, - с этими словами Лэй взяла лежащее на столе платье. – Вам нужно переодеться в это…


- Оно сидит на вас идеально! – с гордостью воскликнула Лэй, так будто бы сама шила бархатное длинное бардовое платье покроем напомнившее Лизе те наряды, которые она носила в Атлантиде, когда была королевой Тиа. – Бесподобно, госпожа!

- Почему ты называешь меня госпожой? – поморщилась Лиза.

- Потому что я ваша служанка, - улыбнулась девушка, застёгивая на спине Лизы молнию.

- А без этого нельзя? – отчего-то покраснела Лиза.

- Нет, по-видимому. Вы же королева!

- Бывшая королева, - уточнила Лиза.

- Бывших королев не бывает, - возразила Лэй.

- Даже если их свергли с трона?

- Даже если свергли. Вам вернут вашу корону и ваше бессмертие. Главное, что сохранилась ваша душа, – улыбка Лэй чуть не заставила Лизу расплакаться.


***

Обряд возвращения королевского имени оказался самым нелепым обрядом, который только Лиза Шевченко могла представить.

Они с Карлеусом пришли в какой-то громадный зал. Внутренние помещения здания, которое послужило прототипом Института Высшей магии, только фрагментарно казались Лизе знакомыми. И если бы её не сопровождал привратник, то Лиза просто заблудилась в лабиринтах неизвестных коридоров.

Карлеус вывел Лизу на середину абсолютно пустого зала, положил ей правую руку на голову и торжественно произнёс

- Отныне у тебя нет, и не будет иного имени, кроме того, что было дано тебе в эпоху Единого мира. Нет больше Лизы, нет Хэуин. С возвращением королева Тиарэ!

Лиза, а теперь неверное все-таки Тиа, (как-то не привычно для Лизы Шевченко именовать себя так), потрусила головой, стряхивая руку Карлеуса.

- Щекотно, – пробормотала Тиа.

- Оставайся здесь и жди, - Привратник ласково погладил нововозвращённую королеву по щеке. – Я приведу лордов. Вам предстоит долгая и очень не простая беседа….


***

Когда Карлеус вернулся с тремя господами, внутри у Тиа словно всё замерло. Двоих она узнала сразу. Директора Института Высшей магии МариусаЭрварда, лорда Дарвалау. И Атанаэля. Третий худой высокий господин был ей не знаком.

Отчего-то тут же вспомнился фильм «Люди в чёрном». Более всего поражал лорд Атанаэль. Его внешний облик совершенно не изменился со времён Единого мира, только рост…

- Забавно, - неожиданно произнесла Тиа вслух, - Ты остался прежним. Предпочитаешь разные модификации одного и того же облика?

- И тебе здравствуй, - заулыбался лорд Атанаэль. – С возвращением, милая.

Лорд Дарвалау, мельком посмотрев на Тиа, тут же стал что-то внимательно разглядывать на мраморном полу.

- Ну, - весело сказал Карлеус Дэлане, - Этих двоих ты знаешь. Позволь представить тебе господина Анри Жерфоде ла Росселя, - с этими словами Привратник указал рукой на худого. – Глава ордена Тривольгинов и, по сути, глава тайного правительства в Большом мире.

- Приятно познакомиться, - Тиа смущённо кивнула.

- Итак, - произнёс лорд Атанаэль, - Перед нами стоит один очень важный вопрос, решение которого зависит от тебя, моя драгоценная королева.

- От меня? – фыркнула Тиа. – В кои это веки от меня что-то зависит?

- От тебя многое зависело всегда и ты это знаешь, - Тано подошёл к Тиа вплотную, обхватил её руками за плечи и внимательно посмотрел змеиным взглядом в глаза. – Два варианта развития человеческой истории. Первый: мы оставляем все как есть. Второй: мы позволяем доказать человеку право быть человеком.

- И что это значит?

- Новая система. Тотальная чипизация, тотальный контроль за каждым жителем земли, за каждой мыслью, за каждым словом. По сути, это превращение человека в некую биомашину, которой он и является без своей божественной основы. Но ведь человек когда-то так легко отказался от этой основы…

- Нет, - возразила Тиа, - человек не отказывался. Ту группу хаторов ты соблазнил.

- Знаешь, какой самый страшный грех из всех грехов? – лорд Атанаэль нежно поцеловал Тиа в губы. «Какой же он высокий, - подумала королева, - метра два ростом точно»

- И какой же?

- Предательство! Они предали свою расу, они предали самих себя. А в новом облике они скатились до состояния скотов, уничтожающих друг друга. И ты предлагаешь просто так вот этим существам дать знания, открыть для них возможности Космической Лиги Великих Бессмертных?

- Тано, - вздохнула Тиа, - А почему у тебя только два решения, когда существует и третий путь.

- Какой? – Атанаэль смотрел на королеву так, как смотрит взрослый человек на ребёнка.

- Почему не расселить людей по разным планетам, в зависимости от уровня их развития и дать возможность быть теми, кем они хотят быть?

- Расселить? Ага! И превратить каждую планету в сумасшедший дом, где будут царствовать войны, каннибализм и прочие мерзости человеческие. Нет,Тиа, ты должна выбрать из двух предложенных мною вариантов.

- Это не варианты! – закричала Тиа. – У меня ведь тоже есть четвёртый интересный вариант! Я ведь могу вернуться в огненный мир!

- О, милосердная королева, - Тано достал из кармана брюк какой-то прибор, щёлкнул на нём кнопкой, и в пустом зале появилось поражающее своей красотой и масштабностью изображение космоса. – В этой вселенной тысячи планет, населённых углеродной жизнью. – Изображение изменилось. Теперь Тиа увидела диковинных существ: ящеров, насекомых, похожих на муравьёв, существ, подобных людям, но во много раз более прекрасных, увидела, как рыжий сфинкс весело играет с собственным хвостом. –Все они разумны и разум их превосходит человеческий. И вот ты принимаешь решение уничтожить их всех, тысячи цивилизаций, живущих без войн по законам Космической Лиги, уничтожить из-за одной планетки, только потому, что человек упорно не хочет измениться?

- Но как он измениться, если вся ваша политика направлена на порабощение, если вы сделали людей предметом своих экспериментов?!

- Все мы совершаем ошибки, - грустно улыбнулся Тано. – Ты ещё слишком юна, чтобы понять меня. Возможно, когда-нибудь ты сможешь почувствовать то, что чувствовал я, руководя проектом «Сотворение», сможешь посмотреть на ситуацию моими глазами. Но сейчас для человечества осталось только два варианта.

- Но будет война…

- Да, - лорд Атанаэль крепко обнял Тиа, - Последняя битва. Ты обещала тем, кто прислал тебя на Землю выполнить свою миссию. Там в космосе такая тишина и только эту планету раздирают ненависть и злость! Они сами стали овцами! Они сами…

Лорд Атанаэль замолчал и ещё крепче сжал в объятиях тело Тиа. И той казалось, что бессмертный сейчас раздавит её хрупкую плоть.

- Непростой выбор, правда, королева? – спустя несколько минут заговорил Тано.

- И ваше решение зависит от меня? – дрожащим голосом спросила Тиа.

- Да, - ответил лорд.

- Это ужасно, - Тиа чувствовала, как горячие слезы обжигают её отчего-то холодные щеки.

- Твоё решение, - вмешался в разговор лорд Дарвалау. – Сейчас!

- Пусть последняя битва состоится, - прошептала Тиа.

- Ты слышал, - разжав объятия, обратился лорд Атанаэль к Анри Жерфо. – Приступай к работе!

Мрачный худой господин, не смея взглянуть на королей, поклонился и, пятясь назад, вышел из зала.


***

- Не бойся, это не страшно, - сказал Карлеус, наблюдая, с каким ужасом Тиа смотрит на резервуар с мутноватой серой жидкостью. –Ты ничего не почувствуешь, и время, проведённое в колбе пролетит как миг.

- Я чувствую себя насекомым, которое собираются заспиртовать.

- Раздевайся, - приказал Карлеус.

- Что здесь и догола? – изумилась Тиа.

- Ага, - заулыбался Привратник.

Тиа с тоской оглядела лабораторию. Всюду какие-то непонятные приборы, куча компьютеров, туда-сюда бегают мрачные, похожие на врачей мужики.

- Я не буду раздеваться прямо здесь, - возмутилась Тиа.

- Они на тебя не смотрят, - возразил Карлеус. – И, если хочешь, я тоже отвернусь. Лэй поможет тебе забраться в колбу.

- А это действительно нужно раздеваться, лезть туда? - Тиа брезгливо смотрела на серомутную жидкость. – А она не воняет?

- Тиа! Ты слишком много рассуждаешь! Раздевайся и лезь в эту колбу!


***

- Эй, эй, эй! А как я буду тут дышать, - преодолевая жуткое смущение Тиа все же разделась, подозрительно поглядывая то на спину Карлеуса, то на снующих мужиков в белых халатах. Но на неё действительно никто не посмотрел. Потом залезла в резервуар с противной подозрительной жидкостью, которая чем-то напоминала желатин или холодец, но была тёплой. – Где трубочка, чтобы вставлять в рот?

- Тебе не понадобится трубочка, - Карлеус повернулся к резервуару лицом.

- Карлеус! – воскликнула Тиа.

- Я что голых баб не видел, по-твоему? –Привратник был на удивление серьёзен и сосредоточен. – Погружайся с головой. В этой субстанции можно дышать.Так, - сказал Карлеус, обращаясь, видимо к стоящему возле резервуара компьютеру, - Начинаем перепрограммирование тела.

- Понял, - металлическим голосом в динамики ответил компьютер. – Биообъект готов?

- Тиа, ты готова? – спросил Карлеус.

- Я боюсь! Я не смогу там дышать!

- Ты сможешь, - спокойно сказал Привратник. – Как только ты погрузишься в субстанцию, то просто уснёшь. А потом проснёшься. Вот и всё. Это лучше, чем наркоз.

Зажмурившись, Тианырнула с головой втёплоесерое жиле. Она ожидала, что сейчас задохнётся и задержала дыхание, однако через секунду сделала неосознанный вдох. Что-то неразборчивое сказал компьютер, и Тиа погрузилась в лёгкий без сновидений сон.


***

Казалось, что сон длился всего минуту. Тиа открыла глаза. Она лежала на широкой кровати в какой-то комнате. Сквозь чуточку приоткрытые бордовые шторы пытался пробиться яркий свет.

- Что происходит? – невольно вслух спросила Тиа и выпрыгнула из кровати.

Тут же дверь в комнату распахнулась.

- А, ты уже очнулась! – вошёл, довольно потирая руки КарлеусДеланэ.

- Очнулась, - кивнула Тиа. – А что всё разве так быстро закончилось?

- Быстро? – расхохотался Привратник. – Да уж, быстро! Семь лет прошло.

- Чего? – вытаращилась на него Тиа. – Какие ещё семь лет?

- Семь лет шло полное перепрограммирование твоего тела. Сейчас уже 2013 год и ты больше не человек, ты – хатор!

- Не может этого быть! И кто я? И на кого я похожа? – Тиа в ужасе смотрела на Привратника.

- На саму себя, - ответил Карлеус, - Только более молодую и более красивую.

Пойдём, сама посмотришь.

Тиа на цыпочках подошла к стоящему в комнате большому зеркалу. Карлеус отдёрнул шторы на окнах. Свет озарил отразившуюся в зеркале девушку лет шестнадцати, семнадцати.

- Но… но такой я была очень давно в той другой жизни, когда меня звали Лиза Шевченко, - Тиа протянула руку и коснулась пальцами холодного стекла. –Когда я лезла в этот чудо гель, мне было двадцать шесть. Я была другая…

- Теперь ты будешь юной столько, сколько пожелаешь.

- Невероятно! Карлеус, эти технологии…

- Стары, так же как и это мир, - заулыбался Привратник. – Вот теперь, ты действительно вернулась!

3

2045 год. Город Ставрополь


- Интересно, что Ленка Самохина находит во мне симпатичного? – думал, Марк Тессей разглядывая своё отражение в зеркале. – Помятая рожа, и чёрт ей рад такой роже!

Марк поморщился – отражение блаженно заулыбалось. Марк взъерошил и без того лохматые чёрные волосы – отражение почесалось. Марк улыбнулся – отражение печально поджало губы.

- Мутные пьяненькие синенькие глазки, здравствуйте! – поприветствовал сам себя Марк

- Иди на фиг! – ответило отражение.

- Нарушение зрительного и звукового анализаторов. Может я и симпатичный, но не с будуна! – пробормотал Марк.

Постепенно в голове Тессея начал вырисовываться вчерашний день. Вчера напилось всё издательство. И как тут не напиться, если средь бела дня убили твоих коллег. Годами работали люди бок о бок и на тебе! У одного пулевая дырка в голове, у другого в груди, третий в больнице скончался.

- И почему с современным состоянием техники не придумают тело, которое могло бы бухать, курить и нюхать без последствий для здоровья? - рассуждал Марк, сплёвывая на пол ванной горьковатую слюну. – Ну, или чип какой вживили, чтобы тело могло…. – внезапно Марк так и замер перед зеркалом.

Ему вдруг стало казаться, что за его спиной отражается какая-то пустыня. Уж не та ли самая, из его видений? Марк протёр глаза. Картинка в зеркале не исчезла. Наоборот, она стала отчётливее. Теперь Тессей смог рассмотреть быстро приближающихся к нему двух всадников на вороных лошадях. Однако через какое-то время молодой человек понял, что это вовсе не лошади, а диковинные мутанты, нечто среднее между конём и тиранозавром. Когда обросшая чёрной шерстью морда ящера легла Марку на плечо, тот заорал и саданул по зеркалу кулаком.

- Нет, с этим пора завязывать, - сказал Марк, смывая кровь с руки. – Пусть Люк сам курит эту дрянь. Я больше ни, ни…


***

Чтобы немного проветриться, Марк решил погулять по городу, благо сегодня у него выходной. Тессей обожал Михайловский парк. Там почти никогда не было народа. Витые, железные крашенные ярко голубой краской скамейки, скучающе пустовали. Особенно сейчас в октябре. На скамейках дремала опадающая жёлто-красная листва.

Марк развалился на своей любимой скамье с вывернутой ножкой. Молодой человек не знал, почему всегда сидел именно на ней. Может эта скамья, как символ не проходящего одиночества человека? А может просто привычка. Михайловский парк обладал одной уникальной способностью – он мог поглощать мысли, слизывать их из головы. Какое же это блаженство – не думать ни о чём! Марк запрокинул голову. Там, в просветах между почти голыми ветками деревьев небо в облаках. Когда Марк в последний раз смотрел на небо? Может быть полгода назад, а может быть год… Точно так же осенью. Остальные времена года как-то не располагают к созерцанию. Тессей хмыкнул и перевёл взгляд на дорожку парка, зрительно кажущуюся бесконечной. И тут же мысли снова вернулись к нему в голову…


***

По дорожке, подпрыгивая, приседая и что-то громко напевая, шёл странный человек. На вид лет шестидесяти, шестидесяти пяти в рваных серых штанах, чёрной кожаной в металлических заклёпках куртке, на поясе болталась цепь с ошейником. Как только человек приблизился, Марк с удивлением рассмотрел множество привязанных к цепи вещиц: лапку кролика, а может зайца, лапку утки или гуся, кукольную голову с выколупанными глазами, степплер, пучок чьих-то волос и веник. Увидев, что Марк на него смотрит, человек остановился и стал внимательно разглядывать Тессея.

- О, ты мне подходишь! – радостно провозгласил старик и сел рядом с Марком на скамейку.

- Для чего? – изумился Марк.

- Для миссии.

- Для какой ещё миссии? – «Вот придурок» - подумал Марк.

- На твоём челе начертано… В общем, видно, что ты лох! Нет, ты лошара, но именно такие нужны госпоже Лэй!

- Так, старичюля, - разозлился Марк, - Сначала скажи кто ты такой? Как тебя зовут? Какой у тебя код?

- А чёрт его знаете, как меня зовут на самом деле и кто я такой? – вздохнул старик. – Кем я только не был! Шутом божественной королевы, апостолом безумного бога, тенью беспечной ведьмы.… У меня было много имён и много обликов. Сейчас все, кто меня знают, кличут Отшельником, но ты можешь называть меня Джек, по-русски Жэка. А кота у меня нет. Был один облезлый кошак, да и тот сдох.

- Послушай, старичюля Жэк, что тебе от меня нужно?

- Вот знаешь, кто ты такой? - старик схватил Марка за воротник пальто и притянул к себе.

- Ну, допустим, знаю, - спокойно ответил Тессей.

- Чипиндос ты!

- Кто?

- Ну, ваша байда называется чип энд дос. Так? Вот я и говорю, чипиндос…

- Можно подумать ты не чипиндос, - хмыкнул Тессей.

Ему отчего-то стало даже приятно общество безумного старика. Вот так неожиданно в тишине Михайловского парка на голову свалилось разнообразие…


***

- Не, я не чипиндос, - Жэк почесал густую длинную седую бороду. – Вот смотри…, - старик полез во внутренний карман куртки и достал из него мятый, ополовиненный жёлтый газетный лист с выцветшей статьёй. – Вот – это я! – радостно ткнул пальцем Жэк в фото коренастого крепыша.

Марк взял газету и всмотрелся в изображение. Ну да, крепыш чем-то похож на старичюлю. Только моложе и борода тёмная.

- И что? – пожал плечами Тессей.

- Читай.


«Татарские отшельники» продолжение. Начало на странице 2.


Интервью с лидером отшельников, поселившихся в Татарском лесу, Савельевым Владимиром Станиславовичем.


- Владимир Станиславович, в вашей общине сейчас пятнадцать человек. Среди них есть несовершеннолетние дети. Вы понимаете, какая это ответственность, увести людей в лес, где они вынуждены выживать в совершенно диких условиях? Где у них нет элементарного: продуктов, электричества, средств связи, медицинской помощи. Ведь это ужасно!

- Вы ужасаетесь тому, что мы живём в деревянном доме, который построили своими руками и топим печь? Вы ужасаетесь нашей простой еде, дарам природы? И в то же время вы спокойно смотрите свои телевизоры, которые ежедневно, ежечастно показывают жестокости и мерзости человеческие! Вы, называющие себя цивилизованными людьми, спокойно взираете на то, как насилуют и убивают детей! Вы восхищаетесь убийствами в гламурных сериалах, превозносите предателей, крахоборов и бездельников с непомерными амбициями! Вы добровольно становитесь рабами тех, кто дарует вам блага плоти, отвергая всякое духовное и нравственное. Воистину Господь оставил вашу цивилизацию!

- Но, однако, лица духовные осуждают ваши действия и называют сектантами. Не кажется ли вам, что вы слишком нагнетаете обстановку. Да, у цивилизации есть проблемы, но, мне кажется, что проблемы эти решаемы. Вы же пугаете людей насильственным чипированием, рассказываете им всевозможные ужасы. Не лучше ли было бы остаться в Ставрополе, в котором вы родились и как-то пытаться жить?

- А мы пытались жить. Но мы не смогли. Духовные лица говорите. Тогда почему эти лица в открытую не выступают против того, что показывают по телевидению. Почему они поддерживают часто преступную политику? Вы вот не можете ответить на эти вопросы… А наша вина заключается только в том, что мы захотели быть свободными от системы, которую нам навязывают….»


Далее интервью обрывалось. Марк смог разобрать только в правом верхнем углу клочка газеты дату: 18 марта 2013 года.


- Я читал о таких, вышедших из системы, - ухмыльнулся Марк, смотря в грустные карие глаза старика Джека. – Только говорят, что последние из них прекратили своё существование к тридцатому году. О них, говорили, что они жили как звери, а потом просто перемёрли сами по себе. А тебя значит, Владимиром Станиславовичем на самом деле зовут? И сколько же тебе тогда было лет? – Тессей ткнул пальцем в выцветшее жёлтое фото.

- Тридцать три мне было, - Жэк пристально смотрел Марку в глаза и тот поразился доброте и тоске, сквозившей во взгляде Отшельника. – Молодой я был. Такой, как ты сейчас. Тебе сколько годов?

- Мне тридцать, - ответил Марк.

- Ну, ну…., - Отшельник задумался, взял с земли веточку и стал что-то чертить на асфальте. – Имя то мне уже давно не принадлежит. Потому что после встречи с госпожой Лэй, я вспомнил своё подлинное имя. И было мне имя Джек…

- Кто такая – эта госпожа Лэй? – Марк понимал всю нелепость разговора с безумным стариком, но ему отчего-то было спокойно и не хотелось уходить.

- Жили, как звери… Может оно и так с точки зрения чипиндосов. Мы научились охотиться. Мы ставили ловушки на куропаток, ловили зайцев, варили суп из улиток.

- Какая гадость! –сплюнул Марк.

- Не такая уж и гадость, - возразил Жэк. – Потом мы завели хозяйство. А когда дети наши выросли, о нас просто забыли. Ты говоришь, в системе считают, что нас к тридцатому году не осталось? Я не знаю. Может в других местах и не осталось. Может и мы бы тихо себе перемёрли, если бы однажды к нам не пришла госпожа Лэй?

- Кто такая госпожа Лэй? – опять спросил Марк.

- Это девушка, - мечтательно поднял глаза к небу Отшельник. – Почти ребёнок. И она из другого мира. Её послали к нам, чтобы мы спасли людей…

- Спасли людей? От чего?

- Мы не чипиндосы, молодой человек. Потому что не чипы управляют нами, а мы управляем чипами.

- Это как? – изумился Марк

- Активаторы, диактиваторы, прочая хренотень. Я плохо в технике разбираюсь. Лэй привезла с собой кое-какую аппаратуру. В тридцатом году мы покинули лес и перебрались снова в город Креста. Теперь мы живём здесь и нас уже не пятнадцать человек. Мы делаем из чипиндосов людей.

- Правда? – Марк смотрел на Жэка с совершенно не скрываемым сочувствием. Отчего-то Тессею всегда было жаль умалишённых. А иногда он им завидовал. Это же такая роскошь –жить в другом совершенно фантастическом мире.

- Да! – гордо сказал старичюля Жэк. – Вот я увидел тебя и понял, что ты отличаешься от остальных чипиндосов.

- Чем же? – расхохотался Марк.

- В тебе есть человеческое, - тихо сказал Отшельник. – Оно у тебя в глазах.

- Ну и отличненько, - вздохнул Марк и посмотрел на наручные часы. – Ого, вот это я сижу! Два часа, а я ещё ничего не ел!

-Послушай! – старик вцепился в руку Марка. – Я не шучу! Я не идиот! Я тебе правду говорю! Возьми, - Жэк всунул в ладонь Тессею визитку с каким-то адресом. – Нас должно быть намного больше! И ты однажды поймёшь.… И ты однажды придёшь к нам!

Марк повертел бумажку с адресом, потом достал блокнот в чёрной кожаной обложке и аккуратно вложил визитку в кармашек.«Пусть лежит, - подумал Тессей. – Будем мне память об этой встрече. Забавный человек! Так на других не похож!»

- Ты меня дураком считаешь? – печально просил Жэк.

- Да, что ты, старичюля, нет.

- И ты не веришь, что я не чипиндос?

- Ну…

- Я тебя понимаю. Я вот годами жил в лесу и не помнил, кто я такой на самом деле. Пока эта девочка – Лэй.… А, не важно. Я пойду. Но я буду тебя ждать. Не потеряй адресок!


***

Марк Тессей долго смотрел, как по кажущейся уходящей в бесконечность аллее то, приседая, то подпрыгивая, уходит старичюляЖэк.

«А может, я, когда и приду к тебе, странный ты человек!» - отчего-то подумал Марк. А потом он снова долго смотрел на осеннее далёкое, холодное небо, наслаждаясь минутами, которые, возможно, ещё не скоро повторятся.


4

2030 год. Город Лабрин


Тиа раздражённо щелкала кнопками на пульте управления. На большом, в полкомнаты, плазменном экране одно изображение сменяло другое.

Уткнувшиеся головами в пол мужчины в мечети.

Коленопреклонённый перед статуей Будды монах.

Целующая руку священнику старушка в церкви.


- Вот скажи мне, Лэй, может всё бесполезно? Может, это я одна дура хочу для человека чего-то большего, чем у него есть?

- У вас миссия, моя королева, - тихо ответила служанка. – У вас обязательства перед Создателями, перед Лигой….

- Да? –хмыкнула Тиа. – Правда? А то вот мне кажется, что я единственная на этой планете, кто хочет бессмертия для них, - Тиа указала пальцем на остановившийся кадр. – А вот ей, - она ткнула в изображение старушки, - Ей и так хорошо! И не только ей. Им всем! – последовал кадр, где уже целая толпа возносит молитвы. –Кажется, им нравится стоять на коленях и вечно чего-то просить! Тысячелетия стоят! Миллионы лет стоят! И что? Жизнь на коленях с верой в блаженство загробного рая! Благочестие от страха! Покаяние из него же! Почему что-то должно измениться?! И главное, почему я это должна изменить?! Они слепо подчиняются системе! Теперь уже дважды рабы! Может Тано прав, а я ещё слишком молода, чтобы….

Тиа замолчала и положила пульт на стол.

- Я тоже вам хочу кое-что показать, - Лэй взяла пульт, повозилась с ним немного, и на экране появилось изображение бравого нацистского офицера. – Это оберфюрер СС Зигмунд Плетнер.

Изображение сменилось. Теперь Тиа видела барокамеру, в которой испуганно билась женщина, то ли китаянка, то ли японка. Сначала на экране ничего не происходило, но потом: глаза женщины вылезли, нет, буквально вывалились из глазных впадин, лицо распухло, сосуды вздулись и стали лопаться, а потом наружу полезли кишки…

- Выключи это! – заорала Тиа. – Что это за дрянь?!

- Это снимал на киноплёнку Зигмунд Плетнер – мой дедушка, - спокойно сказала Лэй. –Знаменитые нацистские эксперименты над людьми. То, что вы видели – это определение «потолка» высоты для лётчиков. Из барокамеры постепенно откачивают воздух, и по мере того, как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивается…. В общем, происходит то, что вы видели. Были ещё эксперименты по обмораживанию, по вскрытию живого человека, расстрелы в опытных целях. Мой дед работал в Аненербе. Был одним из основателей «Базы 211» в Антарктиде. Один из первых заселился в закрытые зоны Перевёрнутого мира. Нацисты заключили тогда с богами договор и были даны им знания бессмертных, однако жителей Новой Швабии ждала плата…, - Лэй снова пощёлкала кнопками пульта.

На этот раз на экране предстала ещё более жуткая картина. Громадная лаборатория: столы, колбы, барокамеры.… На столах расчленённые детские тела. В колбах немыслимые гибриды человко собаки, человека кошки, человека птицы. Камера приблизила изображение и в глаза Тиа умоляющим взглядом посмотрела голова девочки на вид лет девяти на теле льва.

- Какой ужас! – простонала Тиа. – Это тоже нацисты?

- Нет, это уже бессмертные…, - ответила Лэй. – Вот та девочка – это моя одноклассница. Мы жили в городе экспериментальном центре Даурфа. Нас, детей и внуков палачей использовали для реанимации марсианского видового разнообразия. Вы же знаете, война на Марсе уничтожила многие виды существ, выведенных Завоевателями. А над детьми экспериментировали, потому что их генетический код легче переписать до полового созревания. Вот так вот. Такая плата за знания. Закрытые зоны Перевёрнутого мира поглотили нацистов, они не смогли передать знания в Большой мир. А вы спрашиваете, нужно ли людям нечто большее, чем у них имеется. Делайте выводы, ваше величество….


***

- Я видел врата Обливиона, - тихо произнесла Тиа. Ей вдруг вспомнилась эта компьютерная игра. Яркий виртуальный мирок. Мирок, который связывал еёпо пробуждении от семилетнего сна с Большим миром. – Я видела отшельника в ставропольских лесах…. Я видела его в моих видениях. Лэй, ты должна отыскать его.

- Ориентировки, - сказала Лэй.

- Вот здесь скрин с моих видений, - Тиа протянула служанке флэшку. – Это в Татарском лесу. Думаю, навигатор тебя приведёт куда надо. Деревянный такой мрачный дом, словно из фильма ужасов. В нём живут несколько семей. Они ведь даже не знают, что происходит в мире вокруг них. Мир забыл о них, они умерли для мира…

Тиа достала из серванта средней величины кожаный чемоданчик.

- Вот здесь всё, что нужно. Псевдочипы на первое время для тебя и отшельников. Приборы для активации, диактивации, а при необходимости и полного уничтожения чипов. Задача у тебя такая. Этих людей нужно вывести из леса в Ставрополь. Им предстоит большая работа. Найти недовольных системой в городе. Установить с ними контакт. Ну и в итоге создать хорошую диверсионную группу, - Тиа зловеще улыбнулась. – Это пока на ближайшее будущее. Группа должна быть сплочённой, идейной. Спешить не надо. Пусть даже десятилетия уйдут на эту работу. По прибытии свяжешься со мной.

- Мне спешить некуда, - хмыкнула Лэй. – Я ведь тоже бессмертная. Первая из людей.

- Вторая, - возразила Тиа.

- Нет. Я первая. Вы не считаетесь. Вы просто стали той, которой были когда-то…

- Ну не важно. Сначала диверсионная группа. Потом целый город вне системы. Потом целый мир.

- Вы думаете, у меня получится? – спросила Лэй.

- Я не знаю. И мне страшно. Страшно брать ответственность за последствия на себя. А последствия будут, и смерти будут…

- За последствия буду отвечать я, - гордо сказала Лэй. – Я внучка нациста. За все, чтобы не случилось, отвечать буду я.


***

- Господин Атанаэль, - не смея взглянуть на лорда – правителя сказал Анри Жерфо де Ла Россель, - мои люди донесли мне, что служанка королевы Тиа отправилась непонятно зачем в Большой мир. Зафиксировано место её прибытия. Тарарский лес Ставропольского края. Возможно, королева что-то задумала…

- Задумала? – переспросил Тано. – Ну что ж, я рад, что она что-то задумала. Знаешь, Анри, я устал от этой игры. Я играю словно по инерции. Я устал от власти. Ведь бывает же, что и от власти можно устать? – Атанаэль внимательно посмотрел в чёрные глаза Жерфо, когда тот наконец-то взглянул на лорда. – А, Анри?

- Не знаю, мой господин, - смущённо ответил глава ордена Тривольгинов.

- А я думаю – знаешь! Вот именно ты и знаешь! – Тано помолчал, а затем продолжил. – Моей девочке уже давно следует стать взрослой. И научится быть правителем. В конце концов, Империя будет принадлежать ей…


***


2030 год Татарский лес Ставропольский край


Утро начинало пожирать ночную тьму, когда FED завис над небольшой поляной. Выбравшись из летающего аппарата, Лэй перевела его в режим невидимости для человеческих глаз.

- Так, - бормотала себе под нос девушка, смотря по навигатору координаты, - до места назначения полмили. Блин, какая же тишина!

А в лесу, действительно так тихо, что можно различить отдалённые звуки. Шум речки. Вероятно, она где-то здесь, совсем рядом. Хруст веток под ногами какого-то животного. Хлопанье крыльев где-то над головой. Лэй с наслаждением втянула в ноздри сыроватый, пахнущий землёй и подгнивающей листвой воздух. Стало совсем светло. Сейчас над верхушками деревьев появятся первые отблески от лучей восходящего солнца. На несколько минут у Лэй возникло ощущение, что время кто-то выключил.

- Однако ведь идти надо.

Лэй казалось, что её шаги слышит весь лес. Через полчаса девушка увидела речку, а вместе с ней и вытянувшийся в длину деревянный одноэтажный мрачный дом и людей.


***

При появлении Лэй первыми всполошились куры. Красногрудый петух тревожно вытянул шею и во всё горло сначала заорал «Эаааа», а потом «Кудку да». Его многочисленные спутницы жизни подхватили призывный крик и стали метаться по двору перед домом, кто-то из них заскочил на огород, кто-то перелетел на лужайку, где паслись козы. «Мэ-э-э» - грозно прогнусавил козел, потрясая достающей до земли белой бородкой. Доившая козу пожилая женщина выронила от неожиданности ведро и, повернув голову, встретилась взглядом с Лэй.

- О, Господи! – только и воскликнула женщина, и тут же вскочив с низенькой деревянной скамеечки, побежала к дому, возле которого уже толпились настороженные люди, вынужденные прервать свою работу.

Лэй насчитала девять человек. Три женщины в возрасте от 50 лет. Трое молодых крепких лет тридцати пяти мужчин. И трое стариков.

- Кто тут главный? – спросила по-русски Лэй насупленную упорно молчащую группу.

- Ну, я, - заулыбался сидящий на крыльце старик в потёртых серых штанах, но кипельно белой рубахе и безрукавке из козьей шкуры. – А ты кто будешь, деточка? Ты одна, али с кем-то пришла?

- Я одна, - ответила Лэй.

Люди стали переглядываться между собой и перешёптываться.

- Ты заблудилась? – участливо спросил главный старик.

- Нет.

- Тогда что ты делаешь одна в глухом лесу?

- У меня к вам миссия, дедушка, - просто ответила девушка.

Жители мрачного дома замолчали, и стали смотреть на Лэй не мигая, словно в ступоре.

- Так, деточка, - старик встал с крыльца. – Вижу, долго ты по лесу плутала. Пойдём в дом. Чайку травяного попьёшь, отдохнёшь.

- Да, я…

- Пойдём, пойдём, - старик схватил мощной рукой Лэй за воротник курточки и затащил внутрь.


***

Несмотря на недостаток света, обстановка дома тут же словно обняла за плечи уютом. Небольшие смежные друг с другом комнаты наполнены, казалось не важными, но милыми вещицами. На деревянных полках красуются вырезанные из дерева животные разных размеров. Тут и лисы, и медведи, и волки, и зайцы, и кабаны, и козы. В прихожей стоят вешалки, увенчанные деревянными мордами оленей, на рогах которых и висят куртки из козлятины.

- Снимай свою одёжку, деточка. В доме топлено, - старик скинул козью безрукавку.

Лэй робко поставила возле вешалки чемоданчик и разделась.

- Подходи к столу, - уже звал откуда-то из глубины дома старик.

Лэй некоторое время помялась, не решаясь пойти на голос. Но затем мелкими шажками пошла по полу, устланному козьими шкурами.

- Вот, капуста тушёная, грибочки жареные, яйки, курка, чаек, - старик улыбаясь выставлял на стол деревянные миски со снедью. – Ты ведь голодная, наверное? Сколько по лесу плутаешь?

- Я не плутаю, - возразила Лэй, присаживаясь на скамью. – Я…

- Ты кушай, кушай. Не стесняйся. Как зовут-то тебя, деточка?

- Лэй, - девушка подцепила ложкой гриб, понюхала чай – мятой пахнет.

- Иностранное какое-то имя. Нездешнее. Ты заграничная что ли?

- Ну, можно сказать и так. А как вас зовут?

- Отшельник, - старик заулыбался ещё шире.

- Это не имя, это прозвище, - хмыкнула Лэй. – По-моему, вы тут все отшельники.

- Прозвище, имя.… Зачем мне имя в этой глуши? Меня Отшельником ещё в миру звали. Тогда у меня был паспорт. А потом я забыл, что там было прописано. Забыл, короче, имя своё.

- Это грустно, - Лэй отхлебнула чай. Вкус зверобоя, мяты, шиповника. Это то, что показалось девушке знакомым.

- Нет, не грустно, - возразил Отшельник. – Вон они, - он указал в окно, - Они ещё помнят свои имена.

Лэй посмотрела в мутное за двойными рамами стекло. На огороде что-то выдёргивали три женщины. Чуть в стороне кололи дрова крепкие молодые бородатые мужчины.

- Наталья, Алена, Светлана, - ткнул пальцем в стекло Отшельник. – Антон – сын Алены. Андрей и Денис – сыновья Натальи. Когда мы ушли сюда жить, в 2012 году нас было пятнадцать человек. Пятерых уже нет. Троепацанов выросли. Ну, вот и живём потихоньку. В городе уже лет семь не бывали. Запасы одежды лёгкой у нас с тех ещё времён, а тёплую мы сами себе шьём. Кормит нас лес, да огород, да хозяйство, - старик задумчиво погладил длинную бороду. – Я уж думал, что никогда, никого из цивилизации не увижу. Лес этот хоть и не большой, но последний раз людей мы здесь видели.… А бог его знает, когда мы их тут видели…Так, заблудилась, значит? Приехала из-за границы раз имя иностранное и заблудилась.

- Я не заблудилась!

- А что тогда?

- Я к вам с миссией…

- Да что такое?! – развёл руки в стороны Отшельник, а затем пощупал лоб Лэй. – Да у тебя жар, кажись!

- У меня нет жара!

- Может ты в лесу грибочков каких поела. Есть такие – съешь и с кустами беседовать можно.

- Послушайте! Может, вам мои слова покажутся безумными, может, вы мне не поверите сначала, - затараторилаЛэй, - Меня послала богиня…

- Какая ещё на фиг богиня?! – подскочил со скамьи Отшельник. – Отродясь никаких богинь не знал!

- Я покажу вам, - Лэй достала из кармана брюк транслятор.


***

В комнате вспыхнул яркий голубоватый свет. А затем появилось объемное изображение королевы Тиа в полный рост. Голограмма улыбнулась и спросила.

- Ты меня видишь, Лэй?

- Да. А вы меня, ваше величество?

- Отлично вижу тебя и твоего собеседника. Здравствуйте, - изображение Тиа кивнуло Отшельнику.

- Будьте здоровы! – старик попятился и почесал бороду. – Вот же техника дошла. Не, ну я знаю, что не хило было. Но это… Кто вы будете, дамочка?

- Королева Атлантиды – Тиарэ.

- А я король Ричард Уильям ибн Хасан третий! – радостно провозгласил отшельник.

- Приятно с вами познакомится, Ричард, - хихикнула голограмма. – О боги! – неожиданно воскликнула она. – Этого не может быть. Это ты, Джек! Через перевоплощения и забвение! Ты… Ты в этом дряхлом теле!

- Но, но, но! Попрошу не оскорблять моё тело! Дамочка, вы в своем уме?! Вам чего от меня надо?

- Я прислала к тебе Лэй, чтобы она поручила вам, вашей группе людей спасти человечество.

- О, как! – радостно захлопал в ладоши отшельник. – Замечательно! А больше вам ничего не надо?

- Нет, - улыбнулось изображение Тиа.

- Так… Я понял. Мир сошёл с ума совершенно! Развелось же сектантов, будь они не ладны. И аппаратура у них дай боже!

- Ты не помнишь меня, Джек? – грустно спросила голограмма.

- Деточка, тебе сколько лет? Семнадцать? Так? А мне пятьдесят! И в этом лесу я уже торчу.… Откуда я могу тебя знать, виртуальная дамочка?

- Ты вспомнишь…. Сегодня ночью ты всё вспомнишь, - грустно улыбнулось изображение Тиа. – Лэй, не говори ему больше ничего. Сегодня ночью он вспомнит всё и поймет…

- Так, - возмутился Отшельник, - Я старый человек! И вы две молодые бессовестные девицы пытаетесь меня развратить?

Голограмма исчезла. Лэй смотрела на Отшельника и виновато улыбалась.

- Простите, это действительно так нелепо выглядит со стороны… Моя королева призвала меня, чтобы я призвала вас спасти человека от самого себя, от раба внутри человека.… Это так сложно в двух словах объяснить…

- Значит так, - решительно сказал Отшельник. – Я не знаю, какие вы грибочки потребляете со своей подружкой и какие травки курите. И я не хочу слушать весь этот миссианский бред! Ты устала с дороги? Судя по бреду да! Ты наелась?

- Да, - смиренно кивнула Лэй.

- Замечательно! А теперь шуруй в ту вон комнату – она свободная – твоя пока, значит, будет. Поживешь тут немножко, глядишь и дурь из головы вылетит….


***


Мир в огне. Пожирает огонь травы, деревья, плавит дома. Заживо горят все, кто дышит и мыслит. Отшельник стоит посреди горящего поля. Он помнит теперь древнее имя своё – Джек – разрушитель мира! Он вместе с погибающим миром превращается в прах…

Во имя чего?

Во имя гордости, ненависти!

Во имя высшей страсти, которая порой так способна терзать душу!

Святая боль!


Многие века спустя та же боль раздирает тело хрупкой женщины на костре инквизиции. И мальчишка рвётся из рук держащих его монахов. И мать умирает в огне.… И Отшельник, имя ему теперь отец Ансельм, смотрит холодно и ясно на муки грешницы. Прости, Анри! Система требует жертвы! Бог требует жертвы!

О как же старался тогда убедить себя Ансельм в том, что мир жесток. Что только так возможен порядок на Земле. Бунтовщикам не место….


Ветер. Чёрный ветер смешивает дождь и серую пыль. Он срывает капюшон с головы изгоя. Теперь Отшельник Некромант. Великий Некромант. И смерть не властна над ним. Потому что Джек вырвал у неё свою жизнь, как учил безумный бог, и не довлеют теперь над Джеком законы человеческие! Власть безгранична! Она сводит с ума! Власть эта невыносима для той, которую любит Джек Некромант.

Рыжеволосая девушка на чёрной скале. Это уже было в другой, такой далёкой жизни. Другая скала, другая девушка… Элейна покончила с собой от отчаяния потери. Лиза из протеста, из жажды свободы. И прыгнула рыжеволосая девушка в вечность…

- Моя королева! Я проклятье твоё! Я твой вечный укор! Твой палач и спаситель твой! Я разрушил твой мир и теперь призван тобой мир изменить и спасти! Вечный шут и вечный апостол! Смешав ненависть и любовь, проклинать готов, идти за тобой готов!


Одиночество без Лизы – королевы Тиа оказалось невыносимо…

И тогда он Джек Ларкин, он же отец Ансельм, он же Некромант вновь призвал отвергнутую смерть и ушёл туда, куда ушла она, его королева…

Разделить судьбу и мир….

Отшельник.… Пятьдесят лет сна наяву…


5

2045 год. Город Ставрополь.


«Концепция единообразия жизни позволяет наслаждаться каждым моментом жизни, не отвлекаясь на сопоставления и сравнения»

Фильм «Эквилибриум»


***


- Ну чего уставился? – Ленка кокетливо смотрела на Марка Тессея

Тот в ответ только хитро ухмыльнулся.

Ленка Самохина. Ей двадцать пять. А выглядит она и ведёт себя только на семнадцать. Хохотушка. В серых глазах все время брыкается веселье. Миниатюрная девочка. Дюймовочка, как называет её Марк. Русые длинные волосы заплетены в две тугие косы. Вылитая старшеклассница.

- Ты бы ещё банты в них вплела? – сказал Марк, смотря, как высунув язык, заплетает косу Ленка. Она сегодня ночевала у него.

- А и вплету! – радостно выкрикнула Ленка и запустила в Марка подушкой. – А ты зануда! Хмурая зануда!

- Правда? – Тессей пожал плечами.

- Ага. Все время дуешься, дуешься…

- Я думаю, - сдерживая смех, серьёзно сказал Марк.

- О чём? Меньше думаешь, дольше проживёшь! Я вот не думаю, я наслаждаюсь жизнь! – Ленка запрыгала по кровати.

- Мы опоздаем в кино кайфовая девочка!

Ленка неудачно подпрыгнула и свалилась на пол.

- Не ударилась? – Марк тут же подскочил к девушке, схватил её за плечи и поднял с пола на руки.

- Нет! Пусти! А то я в трусах ещё и мы, правда, опоздаем!

- Одевайся! – пафосно произнёс Тессей – Октябрь ждёт тебя!

- Дурацкое название для кинотеатра, правда? Почему не сентябрь или декабрь?

- Это в честь какой-то там революции. Ты в школе историю учила?

- Неа. Я в школе в окно смотрела, - показала Ленка Марку язык.

- Ну да. Оно и заметно!

- Что ты сказал?! – возмущению Ленки не было предела. – Ты считаешь, что я тупая?

- Глупенькая, - Марк любовался тем, как румянец покрывает щеки его девушки, - Но миленькая…

- Ну, ладно, - Ленка обиженно надула губки, - Я тебе это еще припомню…


***

- А кино так себе было…., - начала было Ленка делится впечатлениями после сеанса, когда откуда-то из подворотни находящихся рядом с «Октябрем» домов раздался отчаянный, пронзительный, разрывающий душу вой.

- Что это? – в ужасе спросила Ленка.

Тессей в несколько прыжков скрылся в подворотне. Ленка побежала следом за ним…

Открывшаяся им обоим картина заставляла забыть все виденные за всю жизнь фильмы ужасов.

Собачья будка полыхала огнём. В ней закрытая заживо горела какая-то собака. Щуплая старушка пыталась прорваться к животному и спасти его, но её останавливал бугай лет двадцати, бритый налысо с перекошенной от злобы физиономией.

Мир в сознании Марка словно замер в кадре стоп. Плакала Ленка. Выла собака. Отчаянно рвалась из рук бугая старушка.

Без единой эмоции в душе, Тессей в мгновение оказался рядом с бритоголовым парнем. Джеб в голову и бугай выпускает из рук старушку.

- Ты что, уб…

Джеб в корпус не дает ему договорить.

А Марк уже вышибает ногой дверцу, которой закрыта собачья будка. Визжащий, горящий комочек вываливается на асфальт, и Марк накрывает его курткой.

Страх замирает в глазах бритоголового, когда тот встречается с взглядом Марка Тессея. Синий безжалостный лед. Взгляд убийцы. Пантеры перед смертоносным прыжком.

- Ты чего, чувак? – бритоголовый пятится назад…

Марк бил бугая с наслаждением. Без эмоций впечатывал удары в живот, спину, в голову.

- Марк, остановись! Марк, не надо! Собачка жива! – орала Ленка, но Тессей словно находился в трансе.

Он был боевой машиной, машиной для убийства. Эта человеческая мразь должна быть уничтожена! Немедленно!

- Марк, ты его убьёшь!

На какое-то мгновение Марк остановился. Окровавленный бритоголовый, сжавшись в комок, повизгивал, прикрывая голову руками.

- Марк, собачка еще жива, - подскочила к Тессею Ленка. На её руках, завернутая в куртку смотрела молям взглядом спасенная собака. На обгорелой заостренной морде - громадные карие глаза. – Мы еще можем спасти её, если отвезём к врачу. Оставь этого урода!

Морок оставил сознание Тессея. Чувства вновь вернулись к нему, и он с внутренним содроганием посмотрел на заплаканное Ленкино лицо.


***

- Ожоги третьей степени, - сказал ветеринар, когда Марк и Лена привезли несчастное животное в клинику. – Необходимо удаление мёртвых тканей, пластика кожи. Собаку придётся оставить в нашей клинике. Н-да…., - врач заглянул животному в обожжённую пасть. – Обширные ожоги ротовой полости. Она не сможет питаться сама. Нужен назогастральный зонд и внутривенное питание. Трахеостомия тоже потребуется. В общем, молодые люди, недели две ваша собачка поживёт у нас. А что у вас случилось? Пожар?

- Нет, - сумрачно ответил Марк, не желая вдаваться в подробности.

- Ладно, - кивнул ветеринар.

- Я могу её навещать? - Лена еле сдерживалась, чтобы не расплакаться, до того ей было жалко не в чём неповинное существо.

- Конечно, - ответил врач. – В нашей клинике многие животные проходят курс лечения. Здесь во многом как в человеческой больнице. Пациентов можно навещать, только сами понимаете, в вашем случае гостинцы будут неуместны.


Два месяца спустя….


- Динка! А ну слезь со стула, маленькая дрянь! – крикнула Лена.

Собака виновато опустила морду, но со стула не слезла.

- Вот же вредная! Я кому сказала – слезь!

- Лен, отстань от пёсечки, - на кухню вошёл улыбающийся Марк.

- О, а ты где шляешься? – возмутилась Лена. – Я тут его жду, обед приготовила. Что ты интересно вообще ешь, когда меня у тебя не бывает? В холодильнике одни сосиски и пельмени!

- Да нормально я ем, - Марк схватил Ленку в охапку. – К тому же у меня есть ты!

- Я бываю у тебя не всегда, - возразила девушка.

- А хочешь быть всегда? – серьёзно спросил Тессей.

- Чего? – удивилась Елена.

- Подожди, - Марк полез в карман брюк, и девушка с удивлением отметила, что её парень волнуется. Обычно такой сдержанный Марк.

Через несколько секунд Тессей извлёк из кармана миниатюрную коробочку.

- Вот…


Изящное золотое колечко утопало в алом бархате…


- Это ты мне? – Лена с чувством какой-то беспомощности смотрела на Марка.

- Выходи за меня замуж….


***

Двое мужчин в восточных одеждах ехали на странных животных (то ли на зверях, то ли на ящерах) по выжженной солнцем долине. В глубоких растрещинах в земле гудел пустынный ветер. Вечно сухие кустарники хрустели под копытами диковинных животных, а их всадники вели неторопливый разговор:

- Я очень надеюсь, что твоя душа приняла мои слова, Марис? - сказал мужчина с холеным белым лицом и жуткими, полностью залитыми чернотой глазами.

- Да, отец, - ответил другой мужчина.- Я тебя понял.

- Я надеюсь, ты не просто понял, - повысил тон своего голоса жуткоглазый. – Мои слова должны впечататься в тебя, стать частью тебя. Ты должен быть достойным потомком расы тан.

Трель сотового телефона прозвучала для Тессея словно громадный колокол. Марк резко подскочил на кровати, стал отчаянно тереть глаза, чтобы отогнать навязчивую картинку с мужиками на чудищах. Но нет, изображение настойчиво не собиралось испаряться из его головы. Марк взял мобильник и нащупал большим пальцем нужную кнопку.

- Алле!

- Марк! Приезжай! Лена в реанимации! – глухо прозвучал в трубке голос Луки.

- Как в реанимации?! – Марк подскочил на кровати, у него помутилось в глазах. – Что случилось?!

- Это всего одна цифра! Проклятая цифра! – нёс какую-то ерунду Лука.

- Ты где сейчас? В какой больнице?

- В михайловской, бывшей районке….

- Я буду через полчаса.


***

Минут через сорок Тессей уже стоял у здания больницы и набирал номер Луки.

- Пойдём, - Марк не узнал сначала вышедшего из крашенных белой краской дверей больницы сослуживца.

Лицо у него белое, белое (ни кровинки на нём) так и сливается с наброшенным на плечи медицинском халатом. Лука даже ростом как будто меньше стал, плечи опустил, голову к земле пригнул.

- Что…, - начал, было, Марк, но взгляд Луки Самохина заставил Тессея замолчать.

- Сестра выдаст тебе халат и тапочки, - только и сказал Лука.


В реанимационной палате пахло нашатырём и хлором. Лена лежала на кровати опутанная проводами и трубочками, словно космонавт. И если бы не изощрённые медицинские приспособления, то можно было бы подумать, что Ленка просто спит.

- Леночка! – тихо и растерянно позвал Тессей.

- Она тебя не услышит, – сказал Лука.

- Что произошло?

- Ты знаешь, - стал рассказывать Самохин, и Марку показалось, что его сослуживец старается сдержать слезы. – Тот случай в издательстве – это его продолжение. Все рук дело террористической организации под условным названием «Проповедник». Её активисты уже не в первый раз совершают диверсии в публичных местах. И в очередной раз, когда в супермаркете северо-западного района произошло то же, что и у нас тогда, террорист тоже подлежал уничтожению. Но.… В его личном коде каким-то образом была перепутана одна цифра. Всего одна цифра и…

- Этот код оказался кодом Лены? – Марк чувствовал, что его руки холодеют.

- Да.


Кардиограф мерно отмеряет ритм её сердца. Аппарат искусственной вентиляции лёгких поддерживает её дыхание. Но стоит отсоединить все эти трубочки и проводки, как…

- Я вообще не понимаю, как она осталась жива, - скорбно сказал Лука. – Это чудо, но боюсь недолгое.… У неё тотальный некроз головного мозга. Она живой труп.

- Но Лену ещё можно спасти. Пересадка головного и спинного мозга…

- Нет, - покачал головой Лука. – Слишком поздно. И у меня нет денег на донора. И, не только мозг повреждён. Там почти все органы. Ты же знаешь, Марк, когда импульс идёт на поражение…

- Но этого не может быть! – еле сдержался Марк, чтобы не закричать. – Это сбой системы и правительство должно оплатить…

- Системе плевать! – Лука взял в свои ладони руку сестры. – Я… куда я только не звонил! Но кто я такой, чтобы система решала мои мелкие проблемы!

- Лена не мелкая проблема! И настоящий преступник…

- Уже мёртв. Он тоже уже мёртв.

- Но и она…. Она же ни в чём не виновата! – Тессей осторожно прикоснулся к волосам Лены. – Она же такая молодая. Она же самый добрый, самый светлый человек в этом поганом мире!

- Через двое суток у меня кончатся деньги и её отключат от приборов, - сказал Лука.

- У меня есть деньги, я смогу оплатить…, - начал было Марк, но Самохин остановил его.

- Сколько? Неделю, ну две.… А потом.

- Мы можем объявить сбор денег. Мы можем через интернет…

- Ты в это веришь? – горько усмехнулся Лука.

И смотря в его полные печали глаза, Марк понял, что нет – не верит.

- И все же я попробую, - упрямо сказал Тессей.


***

«Система! Всю историю человечества одна и та же проклятая система под разными масками. Сначала религиозными, потом политико–социальными. Кнут и пряник. Немного благости, аж до патоки, а потом манипуляция на страхе. И вот технологии, наконец, поставили жирную точку после всей этой лжи! Больше нет масок. Это просто террор и просто страх, без прикрытия благостностью разномастных богов и справедливых вождей. Это новая вера без пророков и откровений. Это истина, которую так жаждали многие искатели».

Так думал Марк Тессей, сидя возле гроба Ленки на краю её могилы.

Ленку отключили от системы жизнеобеспечения сутки назад. В тот самый момент, когда забрезжила надежда на её спасение. Две недели Марк оплачивал пребывание своей невесты в больнице. В эти же две недели шёл сбор денег через знакомых, через интернет. И приличную сумму удалось собрать, однако. А потом пришёл некто представительный, поговаривают, что из администрации города Ставрополя и приказал освободить, для какого-то своего дальнего родственника, целую палату. Заплатил в три раза больше, чем платили все пациенты палаты вместе взятые. Троих перевели в общие палаты, а Ленку на кладбище.

«Нет в этом мире света и добра! Нет никаких идеалов. Миром правят страх и сила! Сила и страх! Вот мерила всех вещей земных! Чипиндосы!»

Откуда-то вдруг сплыло это смешное слово. Вспомнил Марк того старика с пустынной аллеи. Отшельника. Рука Тессея сама потянулась к нагрудному карману. Вот она, уже слегка помятая визитка, которую зачем-то Марк стал носить с собой, после того, как Лена попала в больницу.

«Чипиндосы! Ну да, просто марионетки системы, испокон веков! Куклы. Живые куклы. Ваши стеклянные глаза смотрят сейчас на небо мёртвыми глазами Лены. У вас нет будущего, потому что и прошлое никогда не принадлежало вам. Вы так хотели жить и быть счастливыми, что легко поверили во все, что вам навязали ваши кукловоды! Истинно чипидосы!»


6

Вернувшись с похорон, Марк Тессей долго ходил по своей квартире. Здесь, в его собственном жилище, многое напоминало о Лене. Забытая ею кофточка аккуратно лежала на спинке стула, в ванной в стакане торчала её зубная щётка, на полу возле кровати изящные женские тапочки….

Марк отчаянно заставлял себя не думать. Он открыл холодильник, достал оттуда бутылку водки и стал пить из горла. Пойло холодом обжигало горло. Швыранув пустую бутылку на пол, Марк завалился на кровать в одежде. И милосердный сон поглотил его…


***

Марку опять снилась надоедливая пустыня. Только на этот раз в ней не было ни странных всадников, ни невиданных чудовищ. Но зато была Лена. Она в свадебном платье прыгала по барханам, нет, даже не прыгала, а как бы перелетала с одного на другой, так, будто не весила нисколько.

- Ну, чего ты стоишь? Лети ко мне! – звала Лена, и голос её отчего-то разносился эхом.

- В пустыне не бывает эха, - пробормотал Марк, с отчаянием осознавая, что всё происходящее лишь сон. – И мёртвые никогда не возвращаются….


***

- Ты что сошёл с ума?! – орал на Тессея Лука Самохин. – За каким ты собрался увольняться?!

- Я не могу больше работать, - тихо ответил Марк. – Я не могу больше жить в системе.

- Да куда ты, к чёрту, денешься от системы? Без системы никто не выживет. Что ты будешь жрать, когда останешься без работы?

- Я пойду к одному человеку. Может быть у него я смогу… В общем вообще смогу жить. Может быть он…

- Марк, не сходи с ума! Я её тоже любил! Я любил мою сестрёнку! Но я же не увольняюсь с работы и не прусь к какому-то полоумному дебилу!

- Мы ль намного умнее? – скривился Марк.

- Послушай, ну я не знаю что сказать, но ты это, не уходи, - Лука умоляюще посмотрел на своего друга и сослуживца.

- Если тебе станет невыносимо здесь, то ты всегда можешь прийти ко мне.

- О, боже! И что мы будем делать тогда?

- Не знаю. Но я знаю одно, жить, так же как и раньше я не смогу.


***

Посадив в сумку Динку, Марк уходил в холодный городской рассвет. Ночь осталась позади. Последняя ночь в его прежней жизни. Оседая туманом, прошлое оставляло на асфальте влагу. Вот так и человеческая жизнь оседает под ноги прохожих, которые вечно куда-то спешат.


***

- Можешь не говорить, что у тебя случилось, - сказал Отшельник Марку. – Я вижу, что случилось, но ты сможешь рассказать, когда захочешь.

Марк отвёл взгляд в сторону и стал рассматривать обстановку квартиры человека, к которому сбежал, в надежде на спасение от собственных мыслей. Обычная квартира в обычном двухэтажном доме старой постройки. Этому дому, наверное, лет восемьдесят. Он из красного кирпича, в нём шесть квартир. И Отшельник сейчас выглядит самым обыкновенным горожанином. Он не в дурацком одеянии то ли клоуна, то ли хиппи, а в домашних трико и майке с надписью на английском.

- Пойдём, я представлю тебя нашему обществу. Вернее, части общества. Наши занимают почти квартал. Это ведь считай частный сектор города, - Отшельник схватил Марка за руку и поволок куда-то по лестнице вниз. – Мы собираемся в подвале этого дома. У нас тут все оборудовано. Есть хочешь?

Марк отрицательно помотал головой.

- И скорее всего, ты первое время и поживёшь в подвале.

- У меня есть квартира, - хмыкнул Марк.

- Я говорю, первое время, пока не адаптируешься, не привыкнешь к новому своему состоянию. И потом, - Отшельник внимательно посмотрел Тессею в глаза. – Тебе сейчас ведь не хочется находиться в своей квартире. Так?

Куда же деться от этого взгляда? Ну не может быть в этом мире людей, способных так понимать! Это как взгляд на небо, вечно далёкое и ускользающее.

- Ты не переживай, - Отшельник открыл ржавым ключом старую деревянную дверь и втолкнул Марка внутрь, - Здесь многие люди жили до тебя. И потом, тебе не будет здесь одиноко. Тут постоянно кто-то толкётся. Так что…

Подвал отчего-то напомнил Марку книгохранилище старой библиотеки. Ряды железных стеллажей со всякой всячиной: коробками, банками, книгами, ящиками, сложенной стопками одеждой.

- Это наши запасы. Мы всегда кому угодно готовы помочь. К нам приходят тайно те, кто отчаялся. Ну, знаешь, материальные проблемы и другие. Мы никого не прогоняем, - Отшельник потёр руки, так будто бы они замёрзли.

За рядами стеллажей следовало открытое пространство, где на бетонном полу стояли столы, стулья, кресла и чуть в стороне пара кроватей.

- Одна из них твоя, - сказал Отшельник. – Любую выбирай, тут пока никто не живёт.

Марк поставил сумку на одну из кроватей и выпустил Динку на пол.

- А собачка вам не помешает? – с беспокойством посмотрел Тессей на Отшельника.

- Кто? Вот эта малявка? Нет, конечно! Можешь сюда их хоть сто штук поселить, а лучше ещё кошака притащи, а то мыши нас тут достали, книги грызут, ящики, одежду портят.

Марк внезапно почувствовал на своём затылке чей-то взгляд. Обернулся. Возле стеллажей толпились шесть человек. Тоже обычные с виду горожане в домашнем.

- А, вот и обитатели дома, - радостно провозгласил Отшельник. – Ты не думай, они не по поводу тебя собрались. Просто у нас встреча на два назначена, а сейчас уже без десяти. Ну, так обсудить кое-что кое с кем надо.

- Странно, - пробормотал Марк, - Обычные люди, обычный дом. Я думал у вас тут что-то типа штаба….

- Ага, - расхохотался Отшельник. – С вывеской, флагом. С маршированием по улицам города с транспарантами, песнями и речёвками!

- А может я идиот? – спросил Марк. – Как, каким образом вы управляете чипами? Это. Об этом давно уже стало бы известно.

- Ну, если с транспарантами и речёвками, то конечно, стало бы.

- Докажите! – сурово сказал Марк.

- Что доказать?

- Что вы другие, что вы не чипиндосы!

- Да, пожалуйста, - Отшельник достал из коробки со стеллажа навигатор. – Так. Выбираем объектом наблюдения этот дом. Так… этот подвал. Смотри, - он протянул Тессею прибор.

- Я тут один? – Марк смотрел на мигающую на экране жёлтую точку. – Навигатор показывает, что я один с чипом. А вы, - он посмотрел на Отшельника и других обитателей дома. – У вас просто нет чипов.

- Хорошо, - кивнул Отшельник. – Нет чипов, говоришь? Господа, активируйтесь пожалуйста!

Жильцы тут же стали шариться по карманам, что-то из них вытаскивать.

- Ну, а теперь посмотри, - через полминуты сказал Отшельник.

Марк уставился на навигатор. Что за…. Теперь на экране мигало восемь жёлтых точек.

- Ну как, впечатляет? – спросил Отшельник.

- Это… такое…. А почему вы так запросто мне все это показали? А вдруг я…

- Шпион? Работник спецслужб? – вздохнул Отшельник. – Мальчик мой, может я и скажу банальщину, но я достаточно пожил на этом свете, чтобы видеть людей лучше всякой аппаратуры. Знаешь, такой внутренний рентген. В этот дом, в этот подвал могут прийти только те, кто не может больше находиться в системе. И то по приглашению наших же людей. У всех, кто присоединился к нам свои потери. Система когда-то забрала у них все самое дорогое.

- Но как вы увидели тогда во мне? - спросил Марк.

- Увидел в тебе человека вне системы? Ты остановился, ты просто сидел и смотрел на небо. Истинные люди системы давно этого не делают. Они не останавливаются. Их взгляды устремлены только в землю. Из праха в прах…


***

- И он сделал то, что всем – малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам – положено будет начертание на правую руку их и на чело их. И что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его! Откровение глава тринадцатая, стих шестнадцатый, семнадцатый! – громко и отчётливо произнося каждое слово, в подвал спустился тучный молодой мужчина, на вид лет тридцати пяти, с аккуратно стриженной чёрной бородкой, лысый, одетый в чёрный классический костюм с галстуком. Марк обратил внимание - галстук затянут на шее этого человека настолько туго, что возникало впечатление, будто человек этот и вовсе не дышит.

Вслед за лысым чернобородым мужчиной в подвал спустилось ещё человек десять.

- Опаньки на! – воскликнул Отшельник. – Приехали! Опять ты, Виктор, со своим бредом!

- Это не бред! Это весть божия!

- Когда человек говорит с богом, это называется молитва. Когда бог говорит с человеком – шизофрения, - Отшельник степенно погладил бороду.

- Святой Иоанн не шизик! – пафосно воскликнул названный Виктором.

- Experientia divine ducit ad insaniam, - тихо произнёс Отшельник.

- Чего?

- Что переводится, как опыт божественного приводит к безумию. Это кажется, Умберто сказал.

- Да кто такой этот Умберто?!

- Не важно. Цель твоего визита прежняя?

- У меня одна цель, Отшельник! И у тебя та же цель!

- О нет, цели у нас, Виктор, разные. Ты убийца! А я с убийцами дела не имею.

- Я никогда никого не убивал…

- Но ты приказывал убивать…

- Это во имя цели! Это во имя высшей цели! Божественной цели! Сатана захватил этот мир. Этот мир поглотили тьма и хаос, а ты…. У тебя есть то, что может вернуть миру свет!

- Птица Рокк-Рук, Симурга-Семаргл, Семаргл-Сварожич, Агни, Херуифи…, - отрешённо бормотал Отшельник.

- Что ты несёшь?! - заорал Виктор и саданул кулаком по одному из стеллажей. – Мы призваны спасти этот мир от печати зверя, а ты что-то тут лепечешь на каком-то языке!

- Ну, не на каком-то, а на латыни, - пожал плечами Отшельник. – А ещё я перечислил имена безумного бога, которому ты поклоняешься.

- Я поклоняюсь Иисусу Христу! – ещё громче заорал Виктор.

- Ну, так и я о том же, - снисходительно усмехнулся Отшельник.

- Ты отказываешься помочь мне?

- Я же уже сказал. Я не помогаю убийцам!

- Это не убийства! Это борьба с системой!

- О, мил человек, тебе ли, самому верному адепту системы с системой бороться?

- Я не адепт системы, я слуга моего Господа и враг дьявола, который поработил мир! – Виктор покраснел лицом, даже лысина и та, казалось, покраснела.

- Господь, дьявол, система. Виктор, тебе знакомо понятие идентичности? Тебе известен знак тождества?

- Бог и дьявол не тождества!

- Известный сын доктора богословия считал иначе. Думаю, у него были веские причины для этого.

- Какой ещё сын доктора богословия? – складывалось впечатление, что Виктор просто лопнет от негодования. – Причём здесь великая миссия?!

- При том, что ради этой миссии ты убиваешь невиновных, - ответил Отшельник.

- Они не были невиновными! Все, все они пропагандировали систему! Все они работали на систему!

- Тот, кто убивает тирана, рано или поздно сам становится тираном…

- Да задолбал ты со своими афоризмами! Ты дашь мне, нам эти чёртовы приборы? Диактиваторы, активаторы или как их там?

- Нет, - твёрдо ответил Отшельник.

- Вместе мы могли бы.

- Не может быть никаких вместе. Ты создал группу убийц…

- Я создал группу людей, которые за идею готовы пойти на смерть!

- И самоубийц… Ты безумен, Виктор. И за тобой идут такие же безумцы… Ты убиваешь чужими руками.… Знаешь, Виктор, я могу тебя понять. Когда-то, в другой жизни, я поступал так же, как и ты.… И, так же как и ты, я верил в безумного бога. Я верил в Некромантию….

- Я безумен? Да это ты сошёл с ума, старик! – на упитанном лице Виктора появилось выражение презрения. – Я не знаю, почему Господь дал тебе больше, чем мне, но я не остановлюсь! Ты слышишь, Отшельник?! Никогда!


***

- Кто это был? – спросил Марк, когда Виктор ушёл, а собравшиеся люди, поговорив друг с другом о хозяйственных вопросах, так же удалились из подвала.

Отшельник в разговор почти не вступал, иногда только отвечал коротко на вопросы.

- Его зовут Виктор Чирков. И он основатель и руководитель группировки «Проповедник».

- Террорист?! Тот самый?! Да ведь это из-за него Ленка погибла! – Марк смотрел на Отшельника изумлённо. Такая взрывоопасная смесь разных чувств переплеталась в душе Тессея, что он сам не мог отделить одно чувство от другого. – И он в твоём доме?! И ты с ним общаешься?!

- Я общаюсь с очень разными людьми, мой мальчик, - грустно ответил Отшельник.

- Почему ты не сказал раньше? Я бы убил его!

- Тогда я бы вынужден был отказать тебе в гостеприимстве, - покачал головой Отшельник.

- Но он убийца! – глаза Марка в полумраке подвала, казалось, светились огнём неуёмной ненависти.

- Он да. Но не ты.

- Почему ты не сдашь его полиции?

- Я думаю, ты знаешь ответ на этот вопрос, - Отшельник достал из кармана трико пачку сигарет и покорёженную зажигалку. Закурил, пуская в воздух ровные колечки.

- Тебе не нужно внимание властей к своей персоне? – злорадно хмыкнул Марк.

- Дело не только во мне. Дело в тех людях, которые мне поверили и которые пошли за мной. Я не хотел бы привлекать внимание властей к ним. Кроме того, я не хочу, чтобы узнали о госпоже Лэй.

- Кто такая госпожа Лэй? – Марк ощутил во рту привкус горечи. Захотелось сплюнуть на пол, но Тессей сдержался и лишь сказал. – Дай закурить.

- Ты с ней познакомишься, я думаю, - Отшельник щёлкнул перед носом Марка зажигалкой. – Мальчик мой, мы даём людям свободу от системы. Но мы никого никогда не будем убивать, даже таких, как Виктор. Мы не будет убивать никогда! Даже ради самой благой идеи, даже ради самой святой мести. И если ты думаешь, что я не могу понять тебя.… В общем, ты ошибаешься. Таких как Виктор много. Я не знаю, что с ними делать. А ты знаешь?

Марк промолчал. На языке крутился только один ответ: «Убить». Но здесь, похоже, заповедь «не убий» обрела новый непереносимый смысл. Не убий убийцу. Марк не мог этого ни понять, ни принять, но покидать Отшельника он не собирался.


7

- А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова «добрые люди»? Ты всех, что ли, так называешь?

- Всех, - ответил арестант, - злых людей нет на свете

*************************************************

- А вот, например, кентурион Марк, его прозвали Крысобоем, - он – добрый?

- Да, - ответил арестант, - он, правда, несчастливый человек. С тех пор как добрые люди изуродовали его, он стал жесток и чёрств. Интересно бы знать, кто его искалечил.

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»


***

В квартире Виктора Чиркова телевизор орал с утра во все горло.


- «Тошнота» - программа на страже нравственности! В наш век, век развития и роста технологий, в век постоянного прогресса науки, вопросы нравственности стоят как никогда остро. И сегодня у нас в гостях работник информационно – культурного центра – Антон Петрович Свидский, - щуплый, официально одетый ведущий, казалось, смотрел Виктору прямо в глаза.


В это утро Чирков пребывал в примерзком настроении. Расположив своё упитанное тело на бордовом диване, он пил пиво прямо из бутылки и остервенело грыз хвост воблы.

- Я не убийца, - бормотал себе под нос Виктор. – Какой же я убийца? Я очиститель. Я призван Господом очистить этот мир от скверны. Когда-то Господь создал людей чистыми и непорочными. Он оградил свои создания от болезней и смерти, дал им заповеди, наполнил их жизнь великим смыслом. Люди жили по заповедям Божьим, жили вечно. Но прошли миллионы лет, и человек сделал все для того, чтобы опорочить Создателя Господа своего и вверг тело и душу свои в мерзости неописуемые. Потому что не дремал враг рода человеческого дьявол. Поселился дьявол в душах многих людей и отныне он правил миром, - Виктор отхлебнул из бутылки и продолжил. – Я видел этих дьяволов. Я встречался с этими дьяволами. Я жил с ними. А ведь мама мне говорила: «Не водись с этим отродьем, позором в глазах Господних. Храни чистоту свою, Витенька!» Мама святая женщина, воистину святая. Она в храм ходит и Господу молится, и меня молиться научила. Как они меня называли? Жирный ублюдок! Однокласснички! Тупые недоноски! Твои оценки оплачивает мамочка! Твои мамочка и папочка – крутые! Ну да, они блин крутые. Но они живут и работают во имя Господа. У папы своя фирма, а у мамы сеть магазинов. А все почему? А потому что у того, у кого есть тому и прибавляется, а у того, у кого нет - отбирается. Они не верят в Господа, и у них потому ничего нет! А верили бы, и было. В каждом, в каждом из них сидел и сидит дьявол! Дьявол по жизни преследует меня. Он то затаится, то снова тянет ко мне свои грязные лапы! – Чирков раздражённо нажал на красную кнопку и выключил телевизор. – На страже нравственности, - сказал он уже во весь голос. – Какая на фиг в наше время нравственность? Вот и Виктория….

Виктор грузно встал с дивана и полез в шкаф. Долго там копошился, пока не достал пачку фотографий. С цветных фото на Виктора смотрела улыбающаяся черноволосая девушка.

- Ты была такая красивая, - Виктор провёл осторожно пальцами по гладкой поверхности фотобумаги. – Но и тебя у меня забрал дьявол.

Воспоминания. Уже много лет Чирков не мог отогнать от себя эти воспоминания. И тот жаркий летний день, и ту измятую постель, и родинку возле её груди. Их первую близость.

- Я хотел тебя. Порочно хотел. А ты хотела мои деньги и больше ничего. Красивую жизнь для красивой девушки. И ребёнка ты убила своего, потому что развлекаться хотела со мной. Только развлекаться, а не жить по заповедям божьим. А я ведь просил тебя, я так умолял не делать аборт. Но ты сделала…., - Виктор смачно поцеловал фото, - Я не смог убедить тебя оставить нашего ребёнка, не смог убедить жить. Но ты принесла мне очищение. Благодаря тебе я понял, как нужно очищать. И я очистил землю от тебя, Виктория, потому что ты жила не по законам Господа. Когда смерть поцеловала тебя, ты была так прекрасна, - Виктор аккуратно сложил фото и положил их обратно в шкаф. – Я не убийца! Нет! Убийца – это тот, кто убивает ради денег, наживы. Я же призван Господом моим, очистить мир от скверны человеческой, - Чирков плюхнулся на диван и вновь включил телевизор.


- Нас тошнит от пошлости и приземлённости современного человека, - вещал ведущий, - Нас тошнит от зацикленности на материальных благах. Нас тошнит от такой жизни!

- Аминь, - сказал Виктор и закинул пустую пивную бутылку в корзину.


***

Повалявшись на диване полчаса, тупо таращась в телевизор, Виктор полез под подушку и достал оттуда мятую тетрадь в клетку. На зелёной обложке неровным детским почерком фломастером выведена надпись: «Личный дневник Ильи Ковригина. Учащегося спец. школы №3». Причмокивая и облизывая губы, Чирков открыл тетрадь.

- На помойке его нашёл, однако. Интересная вещь, очень интересная….


Дневник Ильи.


1 января 2045 года.

Севодня новый год. И мой день раждения. Мне 11 лет. Папа выпил но меня не побил. Мама тоже выпила. Я завёл этот дневник. Теперь у меня будит друг. И он меня бить не будит. Он не как мальчишки с моево двора. Мама купила мне печенье. И сок. Апельсиновый. Он вкусный.


14 января 2045 года.

Пошол в школу. Лучше бы не ходил. Класная прикалебалась ко мне – сдавай типа деньги. У мамы денег нет. Есть конечно нимного но это папе на бухло. Если у папы не будет бухла он будит бить маму и меня. Я говорил об этом класухе. Жирная корова!


3 февраля 2045 года.

Я чувствую себя гавном. Уроды со второго подъезда опять поймали меня. Хотели закурить. Отдал им последную пачку. Стырил у отца. Отец за неё по тазику дал. И уроды тоже. Хриновый сегодня день!


4 февраля 2045 года.

Севодня ко мне подошла тетя. Я сидел перед своим подъездом и не хотел ити домой. Я замерз. А дома папа опять обещал убить маму. И я боялся ити домой. А потом появилась тачка. Крутая! И из нее вылезла тетя. Я давно не верю в сказки. А тут поверил. Она была похожа на Снежную Королеву. Шуба белая. Сапоги белые. Волосы золотистые. Никогда таких красивых теть не видел!

И она подошла ко мне и спросила.

А ты что тут делаешь один?

А я ответил.

Сижу.

А она тогда спросила.

А где твои родители?

А я ответил.

Дома.

Тогда она спросила.

А ты почему не дома?

Потому что папа бухой и бьет мама. А я не иду чтобы меня не побил.

Тагда она сказала.

А пойдем со мной.

Я посмотрел на нее. Она ведь натурально как фея. И я подумал. А пойду. И пошел.


4 марта 2045 года.

Привет друг. Прасти давно не писал. Столько всего праизошло. Тетя та про каторую писал она не фея она менеджер в крутой фирме. И ее зовут Света. Но она все равно классная! Она забрала меня к себе домой. Я типерь живу в доме. Самом настоящем! Двуэтажном! У меня своя комната. А не кровать в каридоре как дома. Сиводня мне приснился сон. Я видил что во дворе нашего дома расцвело дерево. И цветы у него белые большие красивые. И бабочки кругом летают. Много бабочек. Я проснулся и плакал.


10 марта 2045 года.

Севодня Света повела меня в тиатр. Это такое место где чуваки и чувихи переодеваются в странные прикиды и ходят с важным видом и что-то восклицают. Но мне понравилось. Света меня кормила в месном в смысле тиатральном баре такой едой какую я никогда не ел. И еда была на таких белых с позалотой тарелках и мне страшно было есть из таких тарелок. Я боялся их разбить.


15 марта 2045 года.

Света сказала что любит меня как своево сына. У нее нет дитей но она всегда мечтала о сыне. А тут появился я. Только ее волнуют мои радители. Волнует то что они за меня волноватся будут. Но я ей сказал.

Мама будит. Папа нет. Папе по фигу. Он бухой все время.

А Света сказала что надо как-то с моей мамой увидится.

А я испугался. Я не хотел домой. Мне маму жалко. Но может без меня она сможит уйти от отца? А то она с ним патаму что говорит что мне отец нужен. А я говорил мама что мне такой отец ни нужен. Но мама говорит что я еще маленький не понимаю всего. Как будто она много понимает!


1 апреля 2045 года.

Почему меня не ищет мама? По коду уже давно могла бы…. Может она рада что я пропал? Может она была с папой из-за меня? А теперь она папу прогонит? Света больше не гаварит за знакомство с мамой. Она очень занятая. А я молчу.


13 апреля 2045 года.

Севодня видел сон. Мы пашли со Светой в парк кататься на карусели. Я катался а когда слез то увидил что Светы рядом нет. И я нигде ее найти не могу. Проснулся. И мы правда пашли в парк на карусели. Но только наяву Света не пропала.

Я боюсь думать о доме. Я хочу подольше не просыпаться. Я так хочу чтобы дом Светы стал моим домом.


3 мая 2045 года.

Они забыли обо мне. Теперь я уверен. Папа потому что алкаш. Мама….

Я не знаю.

Я боюсь пакидать свою кровать. Я боюсь закрывать глаза. Я мою руки и чищу зубы. Я никогда этого не делал дома. У меня и зубной щетки никогда не было. А у Светы у меня есть все.

Может мама знает что у меня все хорошо?


15 мая 2045 года.

Севодня Света спросила хочу ли я быть ее сыном официально. Вот еще вопрос! Конечно хочу! Света сказала что будет делать документы….


10 июня 2045 года.

Я сижу на скамейке у своего подъезда.

Этот мир населен уродами и я главный в нем урод.

Только что меня привезло сюда такси. Обратно домой.

Света севодня утром просто одела меня сказала что ей нужно уехать из города.

А как же я? Спросил я. Ты ведь хотела чтобы я был твоим сыном?

Я не подумала. Прости. Такси ждет тебя у дома.

Ты не отвезешь меня? Спросил я.

Нет. Не могу. Мне нужно уехать сейчас. У тебя все будет хорошо. И родители по тебе соскучились.

Родители меня не искали! Заорал я. Я изо всех сил старался не расплакатся.

Но Света только пожала плечами и выставила меня за дверь.

Жизнь – дерьмо! Я не человек. Я игрушка.

Я не хочу идти домой. И с тобой друг я больше гаварить не хочу.

Прасти….


***

Чирков стоял у витиеватой ограды школьного двора и уже минут десять наблюдал за бегающими детьми – воспитанниками спец. школы.

- Социально неустойчивые слои общества, - пробормотал Виктор. – Может среди них и Илья? Какой ты? – Виктор пристально всматривался в мальчишечьи лица. - Мне нужен директор…


Директор, суетливая дама лет сорока пяти встретила гостя с поклонами

- Господин Чирков, вы к нам по делам фонда?

- Я к вам по личному и весьма деликатному делу, - ответил Виктор. – Однако наш благотворительный фонд может заинтересоваться и вашей школой.

- Господин Чирков, - дама словно источала любезность и благожелательность, - Вы такая известная личность. Я смотрела передачу с вашим участием. Я слушала вас…

- Меня интересует мальчик. Он учится у вас.

- Мальчик? Какой мальчик?

- Его фамилия Ковригин. Илья Ковригин.

- А в каком он классе учится и почему вас интересует.

- Мадам…э….э…э

- Елена Николаевна, - услужливо подсказала дама.

- Так вот, Елена Николаевна, думаю некая сумма, выделенная из нашего фонда вашей школе, так сказать на развитие, избавит меня от вопросов ненужного свойства?

- О, да, - директриса часто заморгала. – Конечно. Как вы пожелаете…

- Я не знаю, в каком он учится классе. Знаю, что точно в вашей школе. И мне нужно его найти.

- Минуточку…

Встревоженная и даже внезапно вспотевшая Елена Николаевна тут же кинулась к компьютеру, повозилась некоторое время с какими-то файлами и, наконец, радостно воскликнула:

- Нашла! Да, действительно, Ковригин Илья, ученик пятого дэ класса. Но…

Чирков посмотрел на Елену Николаевну строго.

- Сейчас его к нам приведут, - и тут же стала звонить кому-то по мобильному. – Изольда Станиславовна, вы ведёте сейчас уроки у пятого дэ? Ага. А Ковригин в классе? Ага. Приведите его ко мне. Нет. Срочно! Сейчас придёт, - заулыбалась директриса Виктору.


***


Щуплый, одетый в потёртые серые штаны и зелёную грязную курточку мальчик испуганно смотрел на разодетого в дорогое длинное пальто тучного мужчину, который зачем-то заявился в его школу и вытащил погулять в школьном парке.

Чирков, не спеша в свою очередь, рассматривал мальчика. Обыкновенный такой пацан. В меру симпатичный. В толпе бегающих ребят вряд ли бы чем-то выделился. Только взгляд серых глаз привлекает, внимательный такой, пронзительный взгляд.

- Чего вам нужно от меня, дяденька? – решился спросить Илья.

- Я пришёл тебе помочь, - тихо ответил Виктор.

- Чего?

- У тебя ведь не очень хорошие родители, иначе бы ты не учился здесь

- Да какое вам дело до того, кто мои родители, - насупился Илья.

- Не бойся, я не такой как тётя из твоего дневника

- Мой дневник…

Виктор видел, как в глазах ребёнка зарождаются ужас и боль.

- Откуда вы знаете про мой дневник? Я его выкинул….

- А я его нашёл, - улыбнулся Виктор. – Можешь считать меня своим ангелом – хранителем.

- Это ещё кто?

- Я расскажу тебе. Если ты согласишься пойти со мной, чтобы помочь мне – я многое тебе расскажу и покажу.

- Пойти с вами? Зачем? Я не хочу никуда идти!

- Скажи, Илья, что тебе сказала мама, когда ты вернулся?

Мальчик молчал, только в его глазах стояли слезы.

- Ничего, - процедил он сквозь зубы.

- Ничего? – переспросил Чирков. – Как будто ты никуда и не уходил. Так?

Илья стиснул зубы.

- В этом мире много зла, мальчик. И очень много злых людей. Но есть те, кто борется со злом и со злыми людьми. Я такой человек. И я предлагаю тебе стать таким как я.

- Каким? – раздражённо спросил Илья.

- Тем, кто будет бороться с предателями, жестокими, нечестными людьми, такими как та тётя, такими как твои мама и папа.

- Моя мама…, - начал Илья и запнулся.

- Ну что твоя мама?

- Она все равно хорошая! – выкрикнул Илья.

- Пусть так. Но она под влиянием злых людей. И она сама стала как эти злые люди.

- Я не пойду с вами!

- Почему?

- Я однажды уже пошёл с ней. Она тоже была богатая, как и вы. И она обещала.

- Я не буду тебе обещать. Я тебе докажу. И если тебе не понравится у меня – то ты всегда сможешь уйти. Но если понравится, то сможешь помочь мне…


8

Когда сквозь тьму пробивается свет,

Когда пожирает останки он ночи,

В душе оставляя пылающий след

И чувств многоточье….


Бывают в жизни встречи – как удар молнии в метре от тебя. Как глоток грозового воздуха утром в распахнутое окно. Все что было, и даже все, что будет, перестаёт иметь значение.

Марк Тессей искренне верил, что в этой жизни ничто не способно его поразить так сильно. После Ленки.… После осталась пустота и ощущение бутофоричности бытия. Но однажды в его скромное уединение, в подвал обыденного, обыкновенного дома пришла эта девочка.

Она пришла не одна. Был ещё мальчик, назвавшийся Ильей. Была старушка, представившаяся Марией Филатовой. И была Лэй. Просто Лэй или госпожа Лэй, как её называет Отшельник.

- Сколько тебе лет, девочка? – смущённо спросил Марк в разговоре, потому что она ему понравилась. Очень. Его душило непреодолимое желание коснуться губами нежных щёк и губ.

- Пятьдесят пять, - с ехидной улыбкой ответила Лэй.

- Сколько?

- Пятьдесят пять.

- Это прикол? – хмыкнул Марк. – Тебе шестнадцать или семнадцать?

- Я бессмертная, - пожала плечами Лэй.

- Кто? – не понял Марк.

- Я не старею.

- Как вампиры?

- Да. Только я не вампир.

- Я не верю тебе. Бессмертные… Их не бывает…

- Я не могу объяснить этого, - Лэй с грустью смотрела на Марка, - Но я могу кое-что вам показать. Присядем.


***

- Это может показаться странным, потому что похоже на одну детскую игру, - Лэй взяла Марка за руку и тот замер, будто бы ужаленный. Нежные девичьи ладошки. Мягкие, словно шёлковые, слегка прохладные, - Посмотрите мне в глаза, Марк. Ни о чём не думайте. Просто смотрите. Не пытайтесь что-то представить или вообразить. Всё, что необходимо я вам покажу….


Если бы кто-то попросил Тессея описать, то, что он видел и чувствовал, то, пожалуй, Марк с трудом мог бы подобрать слова. Ни на что не похожие ощущения. Карие глаза Лэй будто бы взяли в плен разум, эмоции, страсти. Путь к чужой душе в глубины собственного «Я».

Реальность разломилась на части, перед глазами стелилась тьма, а когда она рассеялась…

Первыми увидел Марк проклятых зверюг, ковыляющих по пустыне. Обросших чёрной шерстю ящеров. И снова ехали на них всадники. Только.… Теперь одним из всадников стал сам Марк.

- Любовь - глупость не достойная Великого Бессмертного, - поучительно сказал мужчина с жуткими, полностью залитыми чернотой глазами. Теперь Марк отчего-то знал имя этого мужчины – Дарвалау.

- Есть вещи, которые не доступны тебе, отец, - ответил Марк.

Сознание Тессея странным образом раздвоилось. С одной стороны он был здесь и сейчас в двадцать первом веке. И ощущал себя вполне в России, вполне русским человеком. С другой, оказался кем-то другим, с иным именем. Марис. Тогда его звали Марис. Тут же всплыло осознание того, что язык, на котором велась беседа – вовсе неизвестный, очень красивый, певучий, чем-то напоминающий арабский. Тессей немного знал арабский, но мог поклясться, что говорил сейчас с жуткоглазым мужчиной не на этом языке. Как же можно говорить на языке, которого ты не только не знаешь, но который, похоже, и вовсе не существует?

- Вещи, не доступные мне? – хмыкнул Дарвалау. – Неужели? Ты молод, сын. Твой путь для Великого Бессмертного слишком короток, чтобы…


Мгла снова заволокла сознание Тессея.

Потом появилась другая картинка. Синеглазая черноволосая девушка, просто чудо, какая красивая сидела на каменной белой скамье в фантастическом саду и смотрела на Марка, вернее Мариса влюблёнными сияющими глазами.

- Аурелия…

Состояние раздвоения в сознании Марка стало болезненно невыносимым. Он же любит эту необычную синеглазую девушку. Призраки неведомого прошлого протянули к сердцу Тессея руки и сжали его отчаянно бьющееся. Он любит её, но разлука уже близка. Она неотвратима, как и гибель фантастического мира. Сквозь огонь и слезы, сквозь пространство и время возвращается неизбежное…


***

Лэй не была готова увидеть это. Снова узреть себя саму другой – древней богиней, чьё имя стёрли из истории, память о которой сохранили только легенды Перевёрнутого мира. Лэй никогда до конца не верила в правдивость своих видений. Она списывала их, на манию величая, появившуюся после того, как её сделали бессмертной. Мучительные сны, овеянные жаром пустыни, не давали покоя после возвращения Тиа. Только ли возвращения Тиа?

- Марис? Ты, Марис? – спросила растерянно Лэй Марка, отпуская из своих ладоней его руку.

- Что происходит? – Тессей вновь смотрел в карие взволнованные глаза Лэй. – Что я видел? Что ты со мной сделала?

- А ты со мной? – эхом спросила Лэй. – Ты видел себя им. Я видела себя ею. Мы видели там друг друга, и мы были другими.

- Я не понимаю, - пробормотал Марк. – Я схожу с ума?

- Это произошло очень давно, - прошептала Лэй. – Когда-то погиб мир. Единый мир…


***

- Ребята, вы кушать сегодня собираетесь или нет? – старушка тронула за плечо Марка. Тот посмотрел на неё совершенно осоловелым взглядом.

- Мария, у нас сейчас тут такое произошло, - растерянно заулыбалась Лэй. – Представляешь, я и он вспомнили кое-что. Я, конечно, не уверенна, но эта методика ни разу не давала сбоев. А я всего лишь хотела показать ему кто такие бессмертные. Словами ведь долго объяснять. Но, я запуталась, Мария.

- Хм, - старушка хитро прищурилась. – Может не стоит распутывать на голодный желудок. Илья вот тоже проголодался, да и наш гость, - Мария выразительно посмотрела на Марка. – Хотя, наверное, вы уже теперь не гость, а обитатель.

- Мы.. мы попозже поедим, - сказала Лэй. – Нам нужно поговорить. Похоже, нам нужно очень многое сказать друг другу. Вы кушайте, а я… Мария, ты не знаешь Отшельник здесь?

- Ага, знаю, - кивнула старушка. – Может вам стоит поговорить с ним? – она с сочувствием посмотрела на Марка. – Воспоминания, да? Я понимаю. Думаю, здесь многие понимают. И даже говорить не надо. Это чипиндосы очень много говорят, не понимая друг друга. А нам достаточно взгляда…


***

Они говорили долго: Марк, Лэй, Мария и Отшельник. Раскрыв рот, слушал их Илья. Сгорали свечи, воск капал на обеденный стол. Отшельнику нравилось ужинать при свечах. Романтика…

- Вот мы и встретились, - сказала Лэй.

- Ну и отличненько! – Отшельник с наслаждением смаковал вареники. – С вишнею…

- Я встретила Мариса, - тихо продолжала Лэй, - Ты свою королеву.

- Вам повезло больше, - с горечью усмехнулся Отшельник. – Моя королева как звезда – далёкая и холодная, - он помолчал, словно подбирая слова. – Тогда мы не сумели стать близкими друг другу. Сможем ли теперь, в другой жизни?

Марк, не отрываясь, смотрел на огонь свечи. Долго смотрел, до рези в глазах. Потом перевёл взгляд на Отшельника.

- Старичюля Жэк…

- Вот если бы сейчас меня кто-то спросил бы о том, жалею ли я, что разрушил Единый мир? Я бы ответил – нет! Ни капельки не жалею. И хоть нет мне прощения среди бессмертных, но и теперь я поступил бы так же. Ну, вот он мир снова живой. И что? Все тоже, что и было. А самое главное – люди по-прежнему убивают людей. Опять не то время. Опять не то…, - Отшельник кивнул Марку, - Да, система смогла построить иллюзию благополучия. Войны прекратились, но люди опять убивают людей. Исподтишка, отчаянно, не боясь ничего, даже самой смерти. Круг снова замыкается. Урборос. Почему он вечно кусает собственный хвост? Противоречия… Я устал от противоречий. Я устал от этого раскола. Раскола в душе каждого человека. В душе безумного бога. Знаете, я стишок недавно накалякал, - Отшельник полез в карман своих штанов и достал оттуда мятую бумажку. – Прочитать?

Лэй и Марк молча кивнули.

- Я не стану ни тёмной, ни светлой твоей стороной…

Не выберу ни тёмную, ни светлую сторону силы,

У меня всё своё, мир у меня свой,

Разделение дарованное тобой – невыносимо.

Ты предлагаешь мне найти ответ,

Помочь понять тебе тебя.

Ты заблудившийся адепт

Иллюзии мира огня….

Отшельник почесал бороду.

- Это я ему посвятил – Богу этого мира. Нашему давнему знакомому Атанаэлю. Никто мне не верил раньше. Считали в лучшем случае еретиком, в худшем сумасшедшим. А сейчас до моей тайны и вовсе нет никому дела. А знаете в чём тайна? В чём её суть? Когда Атанаэль, как Создатель решил завоевать созданный им же самим мир, произошёл раскол. И появились эти весы. На одной чаше амбиции и жажда власти. На другой – милосердие. И с тех пор каждый на тех весах взвешивает душу свою. И Бог взвешивает тоже. Вот вы меня поймёте, - Отшельник тыкнул пальцем поочерёдно в Марка и Лэй. – Вы тоже помните ту историю…

- Часть истории, - отрешённо улыбнулся Марк.

- Это похоже на разбросанную мозаику, - кивнула Лэй. – Попробуй собрать по частям. Ни одна смертная жизнь уйдёт.

- И то верно, - сказал Отшельник.


***

Прошёл месяц. Время для Марка словно остановилось, и весь мир укатился куда подальше. Всё, что когда-то имело значение, теперь утратило его.

Теперь Марк часто смотрел на небо и облака в Михайловском парке. Не один смотрел – вместе с Лэй.

Приближалась зима. Деревья уже окончательно сбросили листву и стояли скромно не одетые. Тессей обожал наблюдать, как Лэй прыгает по жёлтым и красным листьям, шаркает по ним ногами и смеётся, так, как можно смеяться только в детстве. Лэй часами рассказывала Марку о Лабрине, и Тессею казалось, что и он знал этот город всю свою жизнь. Минута за минутой, час за часом, день за днём вспоминали они вдвоём своё прошлое.

В карих глазах Лэй можно потерять разум. Хрупкость девушки, её нежность вызывала в Марке только одно – желание защитить любимую от всей существующей жестокости, от всего зла мира земного.

- Мою жизнь выключили, а потом как бы заново включили, - сказала однажды Лэй.

- В прошлой жизни? – спросил Марк.

- Не только. Это происходит со мной постоянно. Я будто бы выключатель. Нажмёшь кнопочку – есть свет жизнь. Опять нажмёшь – нет. Всё так просто. Тело смертно, а мы бессмертны.

- Я не хочу об этом, - устало хмыкнул Марк. – Только теперь я понимаю причину моей пожизненной, какой-то внутренней усталости. Я не хочу ничего знать. Не хочу искать ответы на эти бесконечные человеческие вопросы. Мне плевать на смысл этой жизни. Возможно, и смысла никакого нет. Все чего хочу я – это ты рядом со мной…

- Марк, Марис, помнишь в Нурвилане…., - и тут Марк поцеловал Лэй. Страстно, отчаянно поцеловал.

- Я не хочу больше говорить про Нурвилан, - перевёл дыхание Тессей, - Я рад, что меня сделали человеком. Потому что никогда я больше не захочу видеть таких моральных уродов, как мой отец в той, прошлой, жизни…


***

Прошёл месяц. И неожиданно к Марку по адресу, указанному на визитке Отшельника, который Тессей оставил своему близкому другу Самохину, пришёл сам Лука Самохин.

Сначала Марк не узнал друга. Лука из весёлого пузана превратился в мрачного худого, обросшего щетинистой бородой типа.

- Я пришёл к тебе, друг, - сказал Самохин.

- Что случилось? – спросил Марк.

- Ничего, - хрипло ответил Лука. – Просто знаешь, однажды я стал думать. Вот так. Всю жизнь не думал, а дурака валял, а тут задумался. И знаешь, что обнаружил?

- Что?

- Я обнаружил что устал. И что я живу среди усталых людей. Нет, не людей, марионеток. Я чудовищно устал от системы и от тех, кто в системе. Мир наводнён информацией и бредом. Бредовой информацией. Навязчивой информацией и такими же навязчивыми людишками. От некоторых мнений меня уже просто тошнит. Сидишь себе в редакции, и тут какая-нибудь редакционная выскочка начинает оспаривать любое слово в твоей рецензии и совать тебе под нос такое правильное, информационно подкреплённое, прилизанное, соответствующее чёрт знает каким критериям мнение. И вот ты уже споришь с этой выскочкой, а она всё никак успокоиться не может и уже лезет не только в твою работу, но и в твою личную жизнь, в твои мысли.… Нафиг мне это? Я раньше ничего не замечал, а теперь… Знаешь, меня тут на днях коммунхоз достал! Заключить договор с коммунхозом, всё равно, что с дьяволом договор заключить. Душу из тебя вытрясут, выжмут до последней капли. И всё квиточки под нос суют – плати. А я им квиточки со свалки. Да я сам мусор вывожу, сам!!! И вам уже писал заявление о расторжении договора. Не расторгают! Чисто сатана коммунхозом Ставрополя заправляет! Невыносимо! Психдом уехал – идиоты остались.

- А ведь цирк должен гастролировать, - тихо сказал Марк.

- Чего? – спросил Лука.

- Да так. Вспомнил слова Фаины Раневской.

- А…, - вздохнул Лука, - Ну так вот, когда ты ушёл, чего только я не пробовал, чтобы заполнить пустоту. Тебя нет. Ленка умерла. Ну, Матвей и Ваня меня, конечно, поддерживали, а я чувствовал, что скоро сорвусь. Тем более, что замечать многое стал. В общем, сначала попробовал я к служителям веры обратиться. Ну, знаешь же реклама по телеку, что помогают они людям. А оказалось, что они тебе в вину ставят сам факт твоего существования. Грех говорят. Что ни возьми, всё у них грех. Не понял я ничего в итоге и ушёл от них. Не могу и не хочу перед какими-то левыми дядьками себя виноватым чувствовать. И не могу я, здоровый мужик, у какого-то их бога, тоже левого дяди, что-то там просить. Я что калека? Или на голову убитый, чтобы просить? А служители веры только тем и заняты, что просят чего-то. Зачем им это никак не пойму? Они что, сами ничего не могут? А от смерти и болезней их бог, как я понял, никого не освобождает. И смысл тогда чего-то просить? Про загробный мир и царство их божества я тоже ничего не понял. Вот хоть убей, но не могу я верить в то, чего не понимаю. Может я тупой, а? Да и объяснить мне никто из них ничего толком не может. Цитируют только книги умные и речь у них путанная. Ни одного внятного, логического ответа ни на один мой вопрос не дали. Сплошь субъективизм и цитаты из книг, - Лука виновато посмотрел на Марка. – Ты извини, что сейчас тебе все это выдал, но просто.… Давно не видел тебя. Поговорить хочу.… Раньше мы вообще о таком не говорили. Все гы-гы и га-га, шуточки, фигуточки. Слушай, вот мы были дебилами. Я только теперь понял.

- Да ничего, - Тессей похлопал Луку по плечу, все ещё не в состоянии воспринять произошедшую с ним перемену.

- Я к тебе пришёл. Не то чтобы за какими-то ответами. Просто я соскучился по тебе, друг….

Рейтинг: 8
(голосов: 2)
Опубликовано 31.05.2014 в 00:54
Прочитано 1643 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!