Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я · Писатель» создан для писателей и поэтов, готовых поделиться своим творчеством с товарищами и людьми, интересующимися искусством. На сайте вы сможете не только узнать мнения читателей о своих произведениях, но и участвовать в конкурсах, обсуждении других работ, делиться опытом с коллегами, читать интересные произведения и просто общаться. :)

Случай в метро

Рассказ в жанрах: Мистика, Фантастика, Юмор
Добавить в избранное

“О Северной столице,

Послушай небылицы.” - Автор.


Коренная ленинградка с самого своего рождения и по сегодняшний свой возраст, молодая, пышная и округленькая аппетитная дама по имени Тефтель Антуановна Воробьёфф была склонна к познанию нового и сравнительно неплохо овладела азами разговорной монгольской речи. Не сюрприз, что её приятель Алёшка Валерьянович Жир всякий раз чересчур много возбуждался по этому поводу. На той неделе он прямо-таки извёл бедную Тефтель Антуановну своими глупостями.


- А как по-монгольски "ЭВМ"? А они знают, что такое ЭВМ? А правда, что по-монгольски "Ленин - жил, Ленин - жив, Ленин - будет жить" будет "Ленин - пыж, Ленин - кыш, Ленин - тохтамыш"? – приставал он к ней прямо в вагоне метро.

- Престаньте, Алёсий! - краснея перед пассажирами, пыталась утихомирить озорника Тефтель Антуановна.

- А правда, что в Монголии собак едят, а? - не унимался Алёшка.

- Почему ты меня об этом спрашиваешь, не была я никогда в твоей Монголии - откуда я знаю, что ты привязался? - справедливо возмущалась молодая мадемуазель.


Тут электричка подъехала к нужной станции и хорошенькая и пухленькая Тефтелька поспешила выйти. Алёшку это совсем не остановило.


- А как по-монгольски "х*й"? - вдруг звонким голосом спросил он.


Понятно, что это нормальное любопытство каждого юного хулигана, ведь всем известно о теории, полагающей, будто бы русский мат пришёл к нам от татар и их союзников. Проблема совсем не в этом. Дело в том, что наши герои находились на главной станции петербургского метрополитена в час пик, когда там толпится или куда-то спешит полно народа. Вам, кстати, известно, какая в Петербурге главная станция метро? Ну что ж, если вы родом не с "брегов Невы", поведаю вам, что верховная остановка в нашем подземном транспорте есть Площадь Восстания. Если же вы петербуржец и не знали этого - позор вам, ибо метро наше не такое уж и большое, чтоб не изучить наизусть все его премудрости. То ли дело Москва. Вот, в порфироносной вдове я, если честно, затрудняюсь с определением первоначальной и основной станции. Вообще-то, скоростные подземно-надземные электропоезда собирались построить сначала именно в столице имперской России Санкт-Петербурге. Всё испортил этот козёл Ленин, который приехал из глубин Сибири и, наведя полный бардак в стране, по глупой прихоти или от страха возмездия перенёс столицу в Москву, где его и забальзамировали. Петроград он компенсировал сменой названия под стиль своего псевдонима. Я это ему еще припомню, когда следующий раз буду около мавзолея. Так вот, о чём же там я? Ах, да, я говорил, что непозволительно в нашем городе громко ругаться матом в общественных местах подобного значения. Почему? Потому что Северная Пальмира - культурная столица Российской Федерации. Этот термин по слухам дал ей другой сибиряк, наш первый президент (Руси) Борис Николаевич Ельцин. Москвичи в культурности северо-запада очень уверены. Не плошайте же, мои земляки-компатриоты!


Теперь лирическое отступление. Как раз об этом мнении о нас жителей столицы. Когда мне было 16 лет, я был летом в Крыму, где посетил танцевальный молодёжный фестиваль современной музыки "Казантип". Естественно, я там испил обильное количество хмельных напитков. Зайдя под крышу одного из пляжных баров-хижин, я устроился прямо на стойке и оказался окружён компанией, приехавшей из Первопрестольной. Слово за слово, я им так и сказал, откуда прибыл. "Ах, дак значит, ты интеллигент!", безо всякой иронии заявил мне самый старший из моих барных знакомых. Но дело не в этом. Там сидела просто прекраснейшая девочка лет 23. Её возраст я помню. К сожалению, напрочь забыл, как её звали. Она стала со мной беседовать, и выяснилось, что она практикующий проктолог. Именно от неё и тогдà я узнал об этой интересной профессии. Через какое-то время я стал сильно ёрзать на стуле, поскольку употребил довольно храбрую порцию пива и хотел облегчить давление внизу живота. Она предложила мне пойти со мной пописать на пляж, а когда я пошёл, то она меня обняла за талию (друзей, знаете ли, так не обнимают). Я трезвел с каждой секундой. Вот, мы подошли к песчаному берегу и тут она прямо при мне сняла штаны и села писать. Это абсолютнейшая правда, читатель! Так вот, когда я из приличия, вроде, отвернулся и решил сделать своё дело, но мужским способом, то - о ужас! - в первый раз в своей жизни я испытал на себе феномен нервного задержания мочи. Несмотря на литры пенистого зелья в моём нутре, с крайней моей плоти не скатилось ни капли. Видите, как иногда бывает? Ладно, это я так, просто вспомнил об этом сегодня. Вернемся на Площадь Восстания.


Тефтель Антуановна внезапно взяла обеими руками алёсиеву ладонь. Она пристально взглянула ему прямо в глаза и начала речь, говоря очень чётким и мелодичным, но холодным голосом:


- Ты сказал "х*й"? Что ж, я расскажу тебе кое-что, дружок. Ты знаешь, что во времена расцвета Монгольской империи, по размерам крупнейшей за всё существование человечества, обширнее викторианской Британии или николаевской России, так вот в те времена двор ханов погряз в интригах бесконечных заговоров и жажды власти. Напуганные за свою жизнь и царство, правители всё же испытывали ничем неутолимое чудовищное влечение к противоположному полу, присущее всем дикарям востока. Более же всего по вкусу им приходилась так называемая фелляция. Могучие повелители оказывались перед непростым выбором: изнеможение от похоти или наслаждение оральными ласками ценой риска лишиться главного символа их варварской власти. Ведь известно, насколько коварными могли быть эти смертоносные прелестницы. И все как один вожди шли на риск, за что многие из них поплатились, и череда сих событий была нарушена лишь с приходом к власти старшего сына Тохтамыша, влиятельного Джелала ад-Дина. Он изобрёл поистине революционное приспособление, отличавшееся, однако, свойственной всему гениальному простотой. Нехитрое устройство состояло из четырёх металлических стержней, приплавленных на равной дистанции друг от друга к двум металлическим кольцам. В эту конструкцию хан пристраивал свой мужеской половой член и таким образом не давал ему быть откушенным даже самой крепкой ухваткой зубов нерадивой наложницы.


Алёшка Валерьянович стоял в недоумении. Тем временем голос Тефтели Антуановной менялся и постепенно превращался в угрожающий хриплый вой. Глаза её заблестели неестественно-зелёным цветом.


- Но постой, любознательный мой, а не хочешь ли ты услышать историю о том, что подтолкнуло принца Джелала ад-Дина к этому открытию? Не слышал ли ты о печальном конце отца его Тохтамыша? Так знай же, - ладони Тефтели Антуановны были горячи, как печёный картофель и Алёшка Валерьянович мучался от жгучей боли и страха, - знай же, паршивый отрок, что сам зебб Тохтамыша пал жертвой подлой атаки одной из своих любимых жён. И как ни бились лучшие лекари с четырёх сторон света, они не смогли вернуть его стержню былой прелести и силы. Одолеваемый бесконечной скорбью и гневом, Тохтамыш приказал привести к нему неблагодарную супругу перед расправой. В ярости вскричал он: "О, несчастная! За твою змеиную сущность и зло накажу я не только тебя! Я истреблю твою семью и семью твоей семьи, и их семьи, и семьи все, с ними связанные, и так далее!" Тохтамыш и не подозревал, что в его гареме по ошибке евнухов оказалась финская ведьма сюоятар. На севере всем известно о том, как они дурманят рассудок даже самых доблестных богатырей и воевод. "Что ж, приступай", только и сказала она, ехидно усмехнувшись. И в ту же самую минуту тысячи мыслей сложили логическую цепочку в голове Тохтамыша, и понял он, что уничтожая всех родственников, в конце концов он непременно дойдет и до самого себя, так как у всех монголов был один общий предок и все они считали себя большой семьёй. Недолго думая, Тохтамыш, любивший во всяком деле без промедления брать быка за рога, приступил к исполнению сказанного, старым монгольским приёмом отрубив себе собственным ятаганом голову.


Из ушей Тефтели Антуановной шёл зелёный едкий дым. Её голос уже звучал так громко, что слышно было даже на Чернышевской:


- А говорю это я тебе потому, что я и есть тот самый великий Тохтамыш, ибо вселясь в тело этой женщины, я вещаю тебе, нахал, из ледяного царства Иблиса!


Тут прогремел гром и всё прекратилось, а полненькая и весьма соблазнительная Тефтель Антуановна Воробьёфф потеряла сознание и свалилась без чувств, часто и прерывисто дыша. Алёшка не стал долго раздумывать над происшедшим, а лишь воспользовался случаем и, так как никто не видел, что Тефтель Антуановна прекрасно вдыхала и выдыхала, принялся делать ей дыхание рот-в-рот. С язычком! Находчивый какой проказник. Такие вот необыкновенные истории происходят в граде Петровом. Приезжайте погостить, сами увидите.


T.O. 9.6.2014

Рейтинг: 2.8
(голосов: 5)
Опубликовано 12.06.2014 в 23:51
Прочитано 763 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!