Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Квинтэссенция одиночества Розы Марковны

Рассказ в жанре Юмор
Добавить в избранное

(Хроники карантина. День рождения.).


- Ой! Таки здравствуйте, мои семьдесят! Роза Марковна сосчитала вслед за боем часов четыре раза. В это утро женщина не стала, по обыкновению, ругать бессонницу - день сегодня был не тот. Привычным движением руки она потянулась к прикроватному столику, нащупав, взяла маленькое зеркальце на изящной резной ножке и поднесла к лицу: "- С днем рождения, Роза! Не хочу тебя расстраивать, но ты еще жива и тебе таки семьдесят! - она немного отодвинула от себя зеркало - И, хорошо, что зрение уже так себе, в этом зеркале ты все та же богиня, что и в свои двадцать пять (буква «г», во всех словах, кроме слова «гад», произносилась ею нарочито мягко) ".

В окно робко пробивались первые лучи солнца, начиная заигрывать с цветами на обоях и подсвечивать стекло увеличенного свадебного фото Розы Марковны и Якова Соломоновича. Приподнявшись слегка в кровати, опираясь на локти, женщина вглядывалась в мягкие черты лица мужа, которого не было с ней уже пять лет. Есть мужчины, которые остаются неизменно-некрасивыми всю жизнь, но есть в них что-то очень естественно-мужественное, глубоко-надежное и, немногого-животное, даже не смотря на коротковатые пухлые пальцы. Впервые увидев его, Роза смачно ругнулась про себя. Но, еще раз приглядевшись к будущему стоматологу поняла: «Надо брать!». Таким был Яков Соломонович.

- Спасибо за поздравление Яша, но я считаю, что все-таки это свинство. – она продолжала всматриваться в фото. – Бросить женщину в самом расцвете лет и изменять ей с листвой березы и рябины, падающими на твой холодный мрамор. – ее губы задрожали, и она заплакала. «Оригинальность» поздравления состояла в том, что вот уже пять лет, накануне дня своего рождения Роза Марковна видела один и тот же сон: красавец муж, бывший при жизни очень даже приличным дантистом, и во сне не оставлял в покое здоровье ротовой полости своей второй половины. Даже если она забывала о предстоящем празднике, то просыпалась с улыбкой, вспоминая сон, в котором ее Яша пытался чинить ей какой-то зуб, а она истошно ругала его, пытаясь извлекать из занятого бормашиной рта, членораздельные матерные выражения – все это действо ознаменовывало начало нового года жизни Розы.

День рождения однажды перестает быть днем ожидания чудес, волшебства и подарков. Сын с невесткой и внуком иногда приезжают поздравить Розу Марковну, но чаще это стало происходить совсем не празднично – по телефону. В этот день она пекла пироги с капустой, картофелем и грибами, готовила, так любимый Яковом форшмак, наливала вишневую наливку в хрустальный графин, и если гостей не было, то собирала все в корзинку и отправлялась на кладбище. К половине десятого все было готово и бережно сложено в корзинку. Женщина уже вышла из квартиры, но резко и зло сплюнула, и вернулась обратно, ругаясь про себя: «Опять чертов намордник забыла! Доведет меня этот карантин до греха! Полчаса рисовать неземную красоту и спрятать все. – Розе Марковне, стоя перед зеркалом, никак не удавалось зацепить за ухо одноразовую медицинскую маску. - Ах, какая помада яркая! Все как любил Яшенька. Но, с другой стороны – варварские штрафы…размером с несколько моих пенсий. Чтоб вам пусто было, китайцы проклятые.».

Лавочки возле парадной одиноко пустовали. Женщина старалась побыстрей покинуть грустный тихий двор с большим количеством оставленных автомобилей. Все кругом, словно зловеще замерло и остановилось, и от этого ей было в свой юбилей еще тягостнее.

Короткий путь к кладбищу проходил через сквер, вход в который был залеплен бело-красными лентами, потому что карантин, а за ним, гаражный кооператив. Пролезая под ленточными заграждениями, Роза Марковна почувствовала себя Штирлицем, пересекающим несколько границ, а когда дойдя до середины сквера, она увидела полицейский патруль и ей пришлось спрятаться за деревьями, женщина не выдержала и расхохоталась: «Этот шпионский день рождения я запомню надолго. Надо же было дожить до такого времени, чтобы с моим профилем скрываться в парке, за деревом, от полиции! Ха-ха! Мне таки положительно нравятся мои семьдесят!». Медленными перебежками между деревьями она добралась до начала гаражного кооператива. В гараже под номером 373 у Розы Марковны намечался небольшой отдых. Дело в том, что в этом гараже жил и трудился мастер на все руки Иван Степанович. На его двери висела странно- лаконичная, но очень правдивая вывеска: «РЕМОНТ ВСЕГО». Сорванное несколько лет назад объявление, починка утюга, стиральной машины, телевизора и пары зимних сапог, сблизили пожилых и одиноких людей.

Скромный, аккуратный 60-летний Иван Степанович, высоченно-худощавого телосложения, с пышной седой шевелюрой и такой же бородой, с не в меру громадными, мозолистыми руками и добрыми, слегка прищуренными серыми глазами, пару лет назад остался без жилья. После развода оставив жене дачу, дочери квартиру, он поселился в гараже. Небольшая надстройка выглядела малогабаритной «однушкой»: со спальней, кухней и душевой, а на нижнем уровне было оборудовано всем необходимым рабочее место. Так он жил…

Когда Роза Марковна отправлялась на кладбище, она непременно заходила в гости к Ивану Степановичу с гостинцами, и сегодняшний день не был исключением. Но передохнуть от шпионских перебежек ей не удалось – на двери висел замок. Оставив пакет с пирожками, женщина отправилась дальше.

На могиле мужа она не плакала – он не любил. Меняя цветы и убирая сломанные ветки деревьев, она рассказывала своему Якову все незатейливые мысли и опасения из-за дорожающих день ото дня продуктах, ненормальных тарифов по коммуналке, делилась переживаниями о своем здоровье, ругала правительство, карантин и гребаных китайцев, грустила из-за сына, который сейчас с семьей застрял в Испании. «– Яша, ты же помнишь Стасика, со второй парадной? Ну который мнимое воспаление среднего уха лечил в Австрии? Так он не выходит теперь за дверь, и никуда не может улететь – некуда… Везде этот страшный вирус, который мне почему-то кажется страшным обманом. Ты знаешь, Яша, я таки думаю, что скоро он позвонит мне за немножечко гречки. А я не откажу – у меня же доброе сердце, и гречка, и соль. И я не вспомню, как он наехал на мои георгины на клумбе у парадной, хотя он тогда, Яша, переехал мое сердце… Всех закрыли, Яша, по домам, всех... Все сидят и боятся. На улице человек шарахается от человека. Этим миром правят сплошные «шлимазлы», Яша…». В кармане плаща Розы Марковны зазвонил телефон. «– Яша – это звонит наш внук Веня!» - женщина, не вытирая испачканных рук, нажала на кнопку «Ответить»».

- Алло, здравствуй, Ба! С днем рождения!

- Веньямин! Ну какая Ба?- Роза! А за поздравление спасибо. Как родители, как твои дела? Только коротко и по существу, потому как оттуда дорого!

- Откуда – оттуда? Ты где, Ба? Я у твоей двери!

- Ну вот, опять это Ба… Так что ж ты молчишь, уже бегу!

«Прости, Яшенька! Пора к живым!» - еще раз поправив цветы, женщина быстрым шагом отправилась к выходу.

На лавочке у парадной Роза Марковна увидела своего 14-летнего внука Веню с большими коробками и чемоданом и, незнакомого мужчину в синей униформе. Шагая по лестнице до четвертого этажа, Веня успел рассказать, что родителям удалось отправить сына домой единственным рейсом из Барселоны, с условием, что на карантине он останется у бабушки, а сами они вынуждены задержаться на неопределенный срок в Испании. Все это время, поднимаясь, Роза поглядывала на незнакомца, который следовал за ней и внуком. Зайдя в квартиру, внук остановился: - С днем рождения, Роза! Это подарок для тебя – ноутбук! А это, мастер, который сейчас мигом подключит тебя к всемирной паутине - к интернету, мы с тобой быстренько «качнем» Skype, «законнектимся» с родителями и будем с ними общаться и праздновать «твою днюху». Happy birthday, Роза!

- Ты сейчас просто взорвал мой мозг, Веня, какими-то «матюками», а в остальном спасибо! – Роза Марковна присела на пуфик в ожидании интернета и надвигающей на нее новой жизни с внуком на карантине…


(Хроники карантина. Ой-вэй – интернет!)


- Левушка, сыночка, здравствуй! Это мама! – Роза Марковна в спешке поправляла очки и все ближе придвигалась к экрану ноутбука. – Веня и какой-то халамидник сделали мне интернет. Как вам это нравится? Теперь я имею Skype, кажется это так называется. Ты таки точно в Испании? Лева, почему ты так похудел? Куда смотрит эта женщина, твоя жена – она, все еще не верила в происходящее, вглядываясь в изображение на мониторе.

- И вам здравствуйте, мама! – на мониторе, рядом с сыном, появилась Нора, невестка Розы Марковны. – С днем рождения, мама! Чтоб вы были здоровы!

- Привет, мам! С днем рождения! Мне очень хотелось быть рядом с тобой сегодня, но – увы… карантин. Ну, ничего. Благодаря интернету мы сможем теперь видеть друг друга, находясь на расстоянии в несколько тысяч километров. Будь здорова и счастлива, мам! – сын поднес к экрану бокал с вином – Мы и чокнуться можем через экран, где там твоя вишневая наливка? И где гости? Ты почему одна в свой юбилей? А, ну да – карантин… Как вообще у вас дела с этой гадостью? – Лева поморщился. Было заметно, что он сильно взволнован происходящим. – Постарайся, без крайней нужды, не выходить на улицу. Веня позаботится о тебе.

- Ша, Лева! За меня не волнуйся – не дождутся! Это ты оставайся дома, не делай маму сиротой. Что ты кушаешь там, в своей Испании? – Роза Марковна еще ближе наклонилась к монитору. – Ты имеешь нездоровый вид!

- Мама, он кушает хамон и пьет вино. – в разговор вмешалась скучающая невестка. – С ним все отлично! Как Веня?

- Ма! Все окей! – проглатывая заливное, отозвался Вениамин, придвигаясь к экрану. – Ба…- и внук поправил себя – Роза клевая! Так же вкусно готовит форшмак, как и ты.

- Ой-вэй! Не ходи по моим нервам, Веня! Твоя мать и форшмак? – Роза Марковна чуть отодвинула от себя ноутбук и выругалась почти шепотом, а вслух добавила – Чтоб да, так нет! Левушка, сыночка, спасибо за такой кошерный подарок! И будем прощаться, тебе нужно отдыхать. Куда тут нажимать, Веньямин?

Когда внук «отключился», Роза Марковна еще какое-то время сидела молча, а затем, едва улыбаясь, изрекла:

- Какая восхитительная вещь, Веня, этот твой Skype – и вроде бы гости были, а продукты на месте. Очень полезная вещь!

В эту ночь женщину особенно одолевала бессонница, но Роза Марковна была этому даже рада. Еще пару недель назад ей казалось, «…что уже таки все – пора собираться… к Яше». После принятых жестких мер, в связи с введением карантина, она лишилась любимых прогулок в близлежащем парке, а ведь природа просыпалась и призывным буйством красок, и пением птиц, вдохновляла мечтать, строить планы, жить.., а у нее это отобрали… Она осталась без походов за продуктами на рынок, суливших простое живое человеческое общение, в виде, порой комических, а иногда и драматических торгов до «крайней цены», и этого больше не было... Ей часто снился родной город Одесса, эпидемия холеры в 1970 году и лишенные «жизни» глаза отца, в связи с невозможностью какое-то время «делать базар» на Привозе. Тогда людей не запирали по домам, все мыли руки с мылом и продолжали ходить друг к другу в гости, тогда ей было только двадцать, карантин длился всего сорок дней – жизнь только начиналась… А сейчас, стало не возможным даже поругаться с Зинаидой Семеновной на лавочке у парадной. Она, которая сквернословила и пила крепкие напитки стоя, задыхалась от одиночества, внезапно придавившего грудь возраста и чертовой самоизоляции, еще пару недель назад думала, что это таки все… И вдруг… внук! На целый месяц карантина… А, возможно и больше! Интернет! Да жизнь только начинается!!!

Самоизоляция в квартире на четвертом этаже приобретала совершенно неожиданные, порой до щенячьего восторга краски жизни. Во-первых, Розе Марковне снова было кого очень вкусно кормить, а во-вторых – жизнь потекла под девизом: «Ученье – свет!» и у нее, и у внука. Веня, на своем ноутбуке занимался по всем предметам школьной программы «Онлайн», а Роза Марковна, на своем подарке осваивала компьютерную грамоту. Иногда ей, образованной и опытной женщине, знавшей эту жизнь лучше всех вместе взятых, было странно, непонятно, а иногда и неудобно, обращаться к 14-летнему внуку с просьбой объяснять какие-то вещи, но… в интернете было столько всего интересного, что она была счастлива снова оказаться в роли ученицы.

- Веньямин! Какая прелесть этот их Google. Это же как Большая Советская Энциклопедия, только, «на минуточку лучше» - он знает все и даже больше. – Роза Марковна печатала в строке поиска: «рецепт гуся с айвой…». - А индийский сериал, который я смотрела три дня, пока смотреть не буду. Знаешь, Веня, я подсчитала, что мне нельзя умереть еще четыре года и 165 дней, чтобы досмотреть это «мыло». И это при условии, что у них не будет нового сезона. Веня, у нас к ужину намечается вкусный, зажаренный гусик. Чем еще сегодня нас будет пугать наше правительство? – женщина стала открывать и читать новостные сайты.

- Роза! Завтра я зарегистрирую тебя в социальных сетях, и ты сможешь знакомиться и общаться с миллионами людей. Да, и сайты знакомств посмотрим. – Веня обгладывал гусиное крылышко. – Если хочешь, можем «соорудить» тебе пассивный доход в «инете».

- «Крутяк, вааще!» – Роза Марковна плеснула в рюмочку «на глоток» вишневой наливки и выпила стоя. – Вот это я понимаю карантин! Веня! Мне таки положительно нравится эта самоизоляция! Я правильно выразилась на вашем юниорском сленге?


(Хроники карантина. Социальные сети? Та я вас умоляю!..).


Новую жизнь любая уважающая себя женщина начинает с новой прически и… новой юбки, потому как старая, благодаря длительной самоизоляции, уже «всю твою красоту не вмещает». Роза Марковна не была исключением. Она открыла для себя еще одно, поистине чудо света – интернет-магазины, с совершенно «очаровательной» услугой – бесплатной доставкой на дом. Надев новое платье, только что доставленное курьером, повязав вокруг шеи найденный в шкафу подходящий шифоновый платок, Роза Марковна любовалась отражением в зеркале: «Ну это же уму не вообразимо, я извиняюсь, иметь такую внешность!».

- Веньямин! Ты должен лично увидеть эту по истине невыносимую красоту! Эту Фемину – свою Розу! – женщина рассматривала себя в профиль – Да.., в этом возрасте проще прикинуться беременной, чем втянуть живот. Й-К-Л-М-Н! Не беда! Много красоты не бывает. А вот с краской для волос, что-то напутали эти «адиеты» - слишком веселенький цвет, ты не находишь, Веня?

- Роза, ты божественно выглядишь! Этот цвет, выгодно подчеркнул твой гордый профиль. – внук парировал, с лицом очень авторитетного знатока женской красоты, а отворачиваясь, тихо хихикал.

- Не делай мне смешно, Веня! Гордый профиль и мой шнобель – это две большие разницы. Хотя… знаешь? – Роза Марковна поправила локон волос, упавший на левый глаз за ухо, но затем покривившись, вернула обратно. – Спорить не стану! Такую красоту – таки ничем!..

Роза Марковна нашла в верхнем ящике комода старый фотоаппарат-мыльницу и попросила внука «…запечатлеть момент возрождения неземной красоты…», на что Веня только улыбнулся и достав из кармана смартфон стал фотографировать, принимающую разные позы и бросающую от задумчиво-томных до не в меру серьезных взгляды, свою неугомонную Ба, ой… Розу.

Ближе к обеду Роза Марковна была зарегистрирована в Инстаграм, Фейсбук, ВКонтакте, и все новые фото были «залиты» Веней в ее профили. Еще спустя немного времени, фото стали «лайкать» друзья и совершенно незнакомые люди, чем повергли женщину в самую, что называется, эйфорию. Дальше – больше! Роза стала отвечать на комментарии под своими фото и что-то писать под чужими. Она попросила внука подписаться от ее имени на Тамару Гвердцители и Дженнифер Лопес и «пролайкала» их фото – «Вот это я понимаю формы! И содержание!». Под фото Анджелины Джоли, Роза поставила «смайлики», изображавшие человечка, которого сейчас стошнит, и, потирая руки, ухмылялась: «…Соцсети, на минуточку, это весело! Пишешь, что хочешь, кому захочешь, как анонимка в моей молодости, только за это не будет больно и стыдно. Это ж какие фильдеперсы тут можно выкидывать!». Не замечая времени, Роза «скролила» ленты социальных сетей. Глаза уже слезились от напряжения, но сил оторваться не было. Из «объятий» Фейсбук, Розу «вырвал» внук.

- Ты знаешь, Роза, я сейчас заглядывал в наш холодильник, и мне пришла в голову, на мой взгляд, отличная идея. Чтобы я не оставался без обеда, а ты без бремени славы в соцсетях, предлагаю тебе попробовать стать кулинарным блогером. Ты будешь готовить, я, снимать и выкладывать видео на твоем канале. Если нам повезет, можем даже «монетизировать» твое кулинарное творчество. – Веня улыбался своей придумке.

- Я извиняюсь… Я – блогер! Мой канал!.. Где ж был раньше этот карантин и Веня? – радовалась Роза Марковна, еще не до конца понимая, что скрывалось под этими сложными терминами, но суть она уловила, и она ей таки нравилась.

Не откладывая в долгий ящик были записаны и обработаны первые несколько роликов. Роза Марковна готовила рыбные биточки, картофельные зразы с яйцом и ревенем, цимес и компот из сухофруктов, в который обязательно добавляла палочку корицы. Уплетая приготовленные с любовью и колоритными присказками и веселыми анекдотами блюда, Веня выкладывал на Ютубе видео, приглашая друзей подписаться на кулинарный канал Розы. К вечеру на канале было уже чуть более ста подписчиков. По мнению внука – это был большой успех.

Розу Марковну буквально распирало от гордости, ей нужно было, чтобы о ее триумфе узнала подруга Ида Моисеевна и она пригласила ее смотреть видео, на своем компьютере, к себе домой. А еще, она попросила подругу позвать с собой Зинаиду Семеновну, чтобы та, тоже видела, и ворочалась по ночам от зависти. Посмотрев Розу в интернете и почитав благодарственные комментарии, Зинаида Семеновна засобиралась с недовольной физиономией домой.

-Не беспокойся, Роза – не провожай меня. – Зинаида Семеновна злилась и все не могла надеть на ногу тапок.

- Ну что ты, это не беспокойство, это удовольствие. – ликовала в душе Роза Марковна.

Ида Моисеевна рассказывала подруге, что, когда та выходила на кухню за компотом, Зина ругала ее слишком смелый цвет волос и манеру так выпячиваться в свои, на минуточку семьдесят.

- Ой-вэй! Когда меня нету, пусть она меня даже бьет! – веселилась Роза Марковна.

Засыпала Роза Марковна в самом благостном расположении духа. Ей почему-то очень хотелось, чтобы Иван Степанович, тоже порадовался за нее. Ее вдруг осенило, что вот уже почти три недели, от него не было никаких известий. Розе было жаль несчастного мужчину, который пострадал, по ее мнению, «от своей во всех отношениях потерянной жены». Она решила, что завтра обязательно навестит его.

В половине восьмого утра в дверь квартиры на четвертом этаже вошел мастер «починки всего» – Иван Степанович. Свое длительное отсутствие он объяснил хлопотами, связанными с приобретением домика в деревне, и предложил Розе Марковне руку, сердце и самоизоляцию вдали от городской суеты на тридцати сотках, с видом на реку. Она пообещала подумать, а про себя решила: «Надо брать!».

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 25.06.2020 в 10:30
Прочитано 140 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!