Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Ангел

Рассказ в жанре Фантастика
Добавить в избранное

Ангел


Пока еще Ангел...

Пролог. За полшага.

Он сидел в кресле, даже не пытаясь мешать происходящему. В комнате царил бедлам - казалось, даже штукатурку просеивают, в целях найти хоть что нибудь еще, впрочем, того что уже нашли, хватало не только на увольнение из Высших, но и на полное уничтожение памяти. Да, конечно, многие таскали контрабанду, и знали об этом все, но таскали в основном мелочи: так музыку, книги, иногда прессу, да всякую дизайнерскую чушь. Он же принес фотографию - почти то же самое, что привести в корпорацию Живого человека. Любое проникновение чужой энергетики нарушало баланс этого мира, могло нарушить вплоть до самоуничтожения и потому, каждый день, сотрудникам выходящим в Мир, было предписано пойти инструктаж и расписаться в журнале ТБ. Проходили. Расписывались. Осознавали. И несли всякие безделушки. Конечно очищали, заговаривали, укрывали, но он позволил себе то, что не позволял никто. точнее один позволил. Говорят его до сих пор ищут. Но сейчас не о нем.

Евгений смотрел на краешек цветной бумаги, ему была видна только прядка золотистых волос. Он помнил как эти волосы пушистым облаком рассыпались по плечам Нины. Она смеялась, раскачиваясь на качелях, серые глаза ее , то теплые и нежные как сумерки, то ледяные как сталь, смеялись, в них играло солнце, блестели искры, веснушки снопом лучиков рассыпались по лицу, теплые. От них и в самом деле шло тепло. Особенно зимой, когда они сидели вдвоем на старой даче, в печке потрескивали дрова,а ему было тепло от ее веснушек. Он любил ей рассказывать о странах, об истории Мира, она слушала положив голову на его колени. Он рассказывал, а она в такт его словам тихонько позвякивала спицами - вязала ему шарф из самой теплой и мягкой по ее словам шерсти. Он смеялся и говорил что она, наверное, тайком срезает свои волосы и вяжет из них, а она только нежно улыбалась в ответ.

Его вывели из комнаты. 10 шагов вдоль по коридору. 5 этажей вниз. Синие отблески знаков отличия Высших. Интересно, какого это полное увольнение без права амнистии? Ему было жаль только одного - Евгению так и не удалось забрать фотографию Нины. Хотелось вспомнить какой-нибудь случай, при котором после окончательного увольнения, после полной очистки памяти, кому-то удавалось вспомнить все, что было и вновь устроиться на работу, хотя бы в конкурирующую организацию...но существовало негласное правило - перейти можно только по собственному желанию, уволенных не принимали никуда. Может быть через тысячи воплощений, проведенных в Мире, но тоже не факт. Ему явно не светит. Но в принципе это не пугало. Странно. Не давала покоя только одна мысль - он навсегда забудет Нину. Он больше никогда е не вспомнит. Даже не вспомнит, что у него была другая жизнь и в этой жизни была девушка по имени Нина. Должно быть ей тоже почистят память. Подсунут какого-нибудь смертного, чей образ заменит его в ее памяти, в ее снах. Конечно она встретит его у метро, он проводит ее до дома, потом пригласит в кино, а по вечерам они будут гулять в парке, Он, конечно будет ей читать Есенина, и может быть запишет для нее песню. У них будут дети. Двое мальчиков-близнецов. Евгений закусил губу - отсутствие памяти иногда лучше дара предвидения. Научился просчитывать будущее почти до миллисекунды. Он не хотел даже думать, но уже точно знал - она будет счастлива, правда совсем недолго, но будет. Ее собьет машина. 20 декабря 2009 года. Ее муж больше ни ком не женится. Еще минута предвидения и он почти молил стереть память обо всем, и отпустить его на все четыре стороны. Тишина...Темнота...Ощущение теплоты и защищенности вдруг резко меняется на яркий свет наполняется звуками, запахами, красками и первое что он слышит голос женщины - теплый, добрый, кажется от него пахнет луговыми цветами и парным деревенским молоком " У вас - мальчик".


Глава первая Хирург

Все сначала. Бесконечный сон про небо, невероятно синее и бездонное, оно опять звало куда-то туда, где нет боли, зла, где все просто, казалось, это где-то рядом, стоит только протянуть руку. И тут сон обрывался. Евгений проснулся, прислушался к организму, все мышцы болели, как-будто он не спал, а всю ночь разгружал вагоны. Сердце выбивалось в предынфарктное состояние - и это в 25 лет! Руки дрожали мелкой дрожью. Он глянул на часы. Полшестого. Скоро на работу. Рывком поднялся с кровати. Как там в армии? "Упор лежа принять! - гаркнул сам себе, - Так точно!", 25 раз от пола. Поднялся. Ну вот, так гораздо лучше. Пульс в норме. Голова не кружится. Состояние здоровья удовлетворительное. Пока на кухне закипал чайник принял душ. Глянул в зеркало. Ой нет, так не пойдет. Бриться, срочно бриться. Из зеркала на него смотрел двухметровый тип с уже десятидневной щетиной, темные круги под глазами - готы обзавидовались бы, волосы растрепаны. Побрился. Волосы собрал в хвост. Не труд сделал из обезьяны человека, а бритва! Евгений работал реаниматологом в захолустной районной больнице.Вчера опять было несколько смертей про бомжей и стариков он почти не вспоминал, эти под скальпелем умирают часто но вчера на столе умерла девочка 16 лет, прыгнула с крыши. Таких они называли ангелами. Он не знал почему, в основном первая причина для любителей летать - несчастная любовь, но они всегда улыбаются и редко кого из них можно спасти.

Частенько их не довозят, а после начинается ад. Родители стоят в коридоре и ждут чуда и им невозможно объяснить что чудес не бывает. Все это началось с нее. Он помнил, когда ее привезли - сердце уже не билось. Для бригады скорой это формальности, для них сдать живого человека в реанимацию это дополнительный шанс на премию, а реанимации процент смертности что есть что нет, им что один труп что десять - роли не играет. Он смотрел в спокойное детское лицо, с легкой счастливой улыбкой.Евгений помнил как девочку переложили на стол, В какой то момент показалось, что она дышит.Не помня себя, Евгений набрал шприц. Десять кубиков адреналина прямо в сердце. В глазах потемнело, звуки исчезли, он зажмурился, открыл глаза- вокруг кладбище, кресты, но ни одного имени на погостах не видно, просто ряд крестов. Чуть дальше него стояла фигура. Он окликнул:

- Эй, - фигура стояла не шелохнувшись. Чтобы ни было двинулся в ее сторону. В какой то момент показалось что расстояние не сокращается, хотя по ощущениям Евгений прошел около двухсот метров. И вдруг фигура оказалась на расстоянии вытянутой руки - эта была та самая девочка, которой он вколол адреналин. Она стояла будто ждала такси или маршрутку, вслушиваясь в какую-то одной лишь ей слышимую мелодию, всматриваясь в одной лишь ей видимые тени. Он тронул ее за плечо - никакой реакции, она стояла, продолжая чему то улыбаться. Откуда из-за немыслимого здесь поворта появился автобус. Дальний свет высветил остановку на которой помимо Евгения и этой девочки стоял еще десяток людей, кто-то в халате, кто-то в смокинге, влюбленная парочка с ленточками почетных свидетелей возвращалась со свадьбы. Автобус остановился, стоящие ринулись штурмовать по привычке двери. Водитель по громкой связи попросил их не толкаться ведь места всем хватит. Евгений хотел было тоже проехать пару остановок, но перед ним двери резко захлопнулись, а чей-то голос произнес:

- Это не твой автобус. рано тебе еще на него. Потом все исчезло.

Операционная, на столе труп 16-летней девочки. Время смерти 13:41. Вышел в коридор, ожидая встретить обычный набор криков, истерических слез, заранее подготовил валерьянку и нашатырь. Всякое случается. Но в коридоре никого не было. Ему стало непривычно холодно, одиноко, пусто. Казалось в этом коридоре всегда уйма народу, а сейчас нет даже санитарки. Странно, Отмахнувшись от неприятных мыслей, ушел в курилку. Все-таки, обычно все по другому. Обычно истерики, угрозы, некоторые умудряются подкарауливать, мстить. Им никогда не докажешь, что человек прыгнувший с 20 этажа выжить не может. Да еще этот бред про автобус. Может, действительно переработался и пора взять отпуск?

Глава вторая Лилька

Она смотрела как струйки воды медленно стекали по стеклу.Капли гулко стучали по карнизу, срываясь вниз, в бесконечность. Ей казалось что она слышит как каждая капля разбивается об асфальт и за долю секунды до этого перед каплей проносится вся ее дождливая жизнь. Представилось как проносится своя личная. Отец-алкоголик. Мать - истеричка. Темное пятно боли и пустоты, полжизни в синяках, насмешках, издевках, единственный шанс вырваться из этого круга - получить высшее образование - разбилось о пачку зеленых, выложенных на стол директора одним из родителей. Конечно, их сын должен поступить, а эта...- и в руках у Лили аттестат в котором нет ни единой пятерки, с таким только в ПТУ. Она затушила окурок, еще аз глянула в окно и медленно начала подниматься домой. Представила перекошенное лицо матери, ее крик, переходящий кажется на ультразвук- ты ничтожество, ты ни на что не способна, ты полный ноль; представила как после этого полупьяный отец сов всего размаху ударит кулаком по лицу...Один раз он ей так чуть зуб не выбил. Но это все можно пережить, а вот его грязные дрожащие руки, пытающиеся сорвать с нее одежду - вот этого второй раз Лилька переживать не хотела. Первый раз ей повезло, то-то позвонил в дверь, и папаша, при мысли о возможной выпивке ринулся открывать. Эта была мать." Хорошо, что она пришла, - подумала Лиля, - при ней не полезет.."

Она поднялась выше. Вдруг шевельнулась мысль."А если она опять снотворного наглоталась? Да ее пушкой не разбудишь, ни то что моим криком...Да и по фиг ей, что он со мной сделает..." Она поднялась на восьмой этаж...Еще 8 этажей, длинный коридор и поворот ключа отделяют ее от конца света. На девятом вместо стекла в двери было вмонтировано зеркало. Лилька улыбнулась отражению, а оно почему то грустно покачало головой в ответ. Бледное лицо, пожелтевший синяк на скуле, русые волосы слегка намокшие и потемневшие от дождя свободно рассыпались по плечам. Невысокого роста, стройная, она больше походила на угловатого подростка, лет тринадцати, чем на шестнадцатилетнюю девушку. Ну вот и шестнадцатый. Домой идти не хотелось и она пошла на крышу. Она любила гулять на крыше - там жил кот, которого Лилька звала Чеширским, и периодически чем-нибудь подкармливала. Здоровенный черный ком урча устраивался на коленках и милостиво позволял себя чесать за ушами. Более свободного существа она не встречала. ей хотелось быть как он, ни от кого не прятаться и гулять самой по себе, как в книжке у Киплинга. Она выбралась на крышу. Дождь падал стеной воды, будто поклялся утопить этот несчастный городок. Ей опять казалось что она видит как каждая капля за долю секунды видит все что с ней успело произойти а потом разбивается об асфальт. Вот, что ей надо. просто упасть. Она шагнула с парапета. Мокрый воздух ударил в лицо. Время не остановилось. жизни не пронеслась мимо. Все поглотил страх Бесконечный страх и боль заполнили все. Она ничего не почувствовала в момент удара об асфальт, Ничего не услышала: ни вскрика матери, ни сирен милиции и скорой. Не увидела лица человека, пытающегося найти ту тонкую ниточку потянув за которую можно вернуть человека к жизни. Больше ничего.

Глава третья Хирург

Его как то чуть не скинули с крыши. Папаша такого же летуна решил проверить спасут ли врачи своего. Евгений и сам не понял, что тогда произошло. Чья-то прохладная ладонь коснулась век прикрывая ему глаза, серебристый смех, и вот он уже стоит на площади. К нему бегут какие-то люди а в мозгу остервенело бьется только одна мысль - я живой!

Тогда он не придал этому никакого значения, Евгений не любил копаться в себе случилось и случилось. Значит так надо и видимо не ему, а кому-то кто дергает за невидимые ниточки управляя этим несовершенным миром.

В тот день он впервые увидел этот сон Сон про бесконечное синее небо. Точнее сначала он увидел вершину горы - снежная шапка упиралась в облака, пронизывая его пиком, искрилась под солнечными лучами величественной короной. Ему показалось, что он стоит как раз на этой вершине. Ветер пронизывает насквозь, облако смешно клубится под ногами, и вот уже нет ощущения твердой земли, чувство радости переполняет сердце, даже не радости - эйфории, качает на волнах этой безбрежной синевы, взгляд миллиметр за миллиметром ощупывает пространство в надежде найти хоть намек на тонкую полоску горизонта - но попытки тщетны. У этого неба нет ни дна, ни берега, ни края - только нереальная синь. С утра все тело болело, как-будто его всю ночь прессовали бойцы доблестного ОМОНа. Списал на вчерашний стресс. Шутка ли упасть с черт-те какого этажа и не поучить даже царапины. Конечно нужно было принять что нибудь расслабляюще-успокоительное. Тоже мне врач! Сам себе помочь не в силах. Зато помнит как даже легкую простуду бывшей девушки воспринимал как последнюю стадию неизлечимой болезни...Воспоминания накатили как по заказу. Он вспомнил подготовку к свадьбе. Вспомнил ее нежную, светлую Аленушку, синичку свою, вспомнил как ничего не смог сделать, как стоял и смотрел как чужие руки делают прямой массаж сердца, и тонкую безжизненную линию на мониторе. В этот день он решил уйти в реанимацию. Хотя ему прочили будущее светила нейрохирургии. Но Алена осталась там на столе, потому что врачу который дежурил в тот день было все равно спасет он девушку или нет. Для себя Евгений решил что ему никогда не будет все равно и он будет делать все возможное для спасения чужой жизни.

Глава четвертая Лилька

Она осмотрелась. Небольшой кабинет в светлых тонах, на столе перед ней листок анкеты претендента на вакансию, ручка - может это сон...- подумала Лиля,- лежу наверное в коме с кучей переломов вот и снится всякая чушь...Она еще раз посмотрела в анкету - пол, возраст, место учебы, место работы...Стандартные вопросы.В правом углу прикреплена ее фотография. Одно только смущало - вакансия, на которую претендовала девушка назвалась - ангел-хранитель. Лиля вспоминал, как ей говорили, что от наркоза еще и не такое бывает. И она, улыбнувшись, принялась заполнять анкету. Минут через 15-20 дверь в кабинет приоткрылась.

- Вы закончили? - в комнату вошла девушка в светлом брючном костюме. Платиновая блондинка, при том явно не крашенная, была чуть выше Лили, примерно 20 лет, может слегка полновата, но это ей даже шло. Казалось она вся светится. "Надо же какая красивая, мне такой уже никогда не стать" - подумала Лиля. Почему-то это "уже" как током ударило девушку.

- Так, посмотрим, - проговорила вошедшая, забирая у Лили анкету. Быстро пробежала глазами. Что-то отметила карандашом. - В принципе, вы нас устраиваете, единственное причина ухода с предыдущего места работы...вы указали по собственному желанию..Но это не наши с вами заботы. Пройдемте, я покажу вашу комнату. С завтрашнего дня у вас начинается стажировка, так что - приятного отдыха. Да, чуть не забыла! Первое время вы будете работать с инструктором. Потом по результатам стажировки и его характеристики Вам будет присвоена должность..Он зайдет завтра утром. Тут сопровождающая лучезарно улыбнулась и растворилась в воздухе....

"Да, - подумала Лиля, - ничего себе отходняк от наркоза"...Лилька осмотрелась. Комната, которую ей предоставили по площади была больше чем вся их однокомнатная хрущевка. Окно во всю стену от пола до потолка, светлый угловой диван, рядом подкатной журнальный столик, мягкий ковер с длинным ворсом, такие интерьеры Лилька видела только в журналах у соседки. Пейзаж за окном сменился, вместо верхушек гор затянутых облаками теперь там шумел водопад в тропиках, сквозь его шум доносился стрекот цикад и пение какой то птички. Лиля, не раздеваясь свернулась комочком на диване. Чьи то невидимые руки укрыли ее пледом. "Завтра будет трудный день, тебе нужно выспаться". - услышала она сквозь сон. Эти же руки заботливо зажгли ночник и приглушили звук водопада за окном...

Ей снился сон.По темным улицам шел высокий молодой человек, с гривой темных волос, слегка бледный, в белом больничном халате. Казалось он кого-то ищет. Вдруг на улицу выбежал взъерошенный мальчишка лет 14, и побежал по темным улицам куда-то в тупик. Мужчина бросился следом. Догнал, тронул мальчишку за плечо будто пытаясь его вернуть, задержать, остановить.

Глава пятая Хирург

- Бросай курить! Пора работать! Нам свеженького привезли. Игорь плотоядно потирал руки. 14 лет, Попал под машину. Скорая боится не довезти - все для тебя.

- Ну, спасибо, что-то так внезапно покоя захотелось...а может повезет и его сразу в интенсивку?

- Не, брат, эт ты зря, такого у нас не бывает. Трупы видишь ли, любят чтобы их сначала оживляли, а уж потом как получится, понравится - пойдет в интенсивную терапию, нет - так в морг попросится.

- Злой ты, Игорь-джан, нехороший.

- А мне мое копеечное довольствие не за хорошесть плотют, как там у классика мне платят за коликчество, а за какчество мне не платят, а за то то мне платя, я кроме сигарет в руки ничего вообще брать не обязан.

Вошли в операционную, пахнуло спиртом, кровью, Евгения будто накрыло темной волной. Пустынные улицы, ни единого фонаря, пахло грозой, где-то вдалеке грохотало. Ну и? - задал вопрос сам себе. Из темноты донеслось - у тебя ровно пять минут, чтобы его вернуть, потом будет поздно. Справа под аркой сверкнуло, будто кто-то чиркнул спичкой. Он видел темный силуэт, мальчишка со скейтом оглянулся, но заметив Евгения бросился прочь. Времени на раздумья не было. Может быть это и бред, но Женьке казалось, что если он сейчас не догонит подростка он увидит тот самый синий икарус, на котором тогда уехала 16-летняя девочка, которую никто не ждал в коридоре. И он кинулся следом. за очередным поворотом мелькнул мальчишка, наконец рука дотягивается до плеча подростка

- Погоди, я не маньяк, я просто хочу задать тебе один вопрос! - голо слегка срывается

Мальчишка настороженно и выжидающе смотрит.

- Тебе чего, жить надоело?

- Нет, парень неуверенно мотнул головой

- Ну так пошли отсюда, тебя мать ждет, а он носится черт те где...

Пока они разговаривали в городе начало светлеть и Лилька узнала свой город: соседний двор, через дорогу школа, ей было странно, но она не скучала, ни по матери, ни по друзьям.

- я тебя знаю, - вдруг крикнул мальчишка, тыча в девушку пальцем - ты мертвая! Ты с крыши упала! - и он бросился догонять того человека в белом халате. Пусть эти темные пустые улицы ждут кого угодно, кроме него. Та девушка, он сам видел, упала с крыши шестнадцатиэтажки, она мертвая, а тот человек, который уверенной походкой идет в сторону восхода - он живой, настоящий.

Лилька вслушивалась в отзвук шагов, а в висках стучало: ты - мертвая, ты упала с крыши!

Глава шестая Лилька

В дверь постучали и Лилька, стряхнув остатки сна пошла к двери.

- Кто там?

- Привет! Вообще-то, я твой наставник. С сегодняшнего дня мы работаем вместе на пока что неопределенный срок. Я правда больше один люблю...Но приказ директора есть приказ директора. Позвольте представиться, милая барышня - Максимилиан, для друзей просто Макс. И никогда не называйте меня Максимом, Я негативно отношусь к пулеметам. Позвольте полюбопытствовать именем прекрасной незнакомки? - вопросительно взглянул на девушку наставник, входя в дверь

- Лиля

- Звучит очень красиво, но если ты меня еще и кофием напоишь буду добрым аки ангел. Шучу, я итак ангел....не Архангел конечно, но и не херувимчик... Я - Хранитель, и сегодня мы займемся распознаванием твоих способностей в хранительском искусстве. если таковые обнаружатся значит будем учить и затем подпишем трудовой договор с соцпакетом и всей этой бюрократической лабудой...А не обнаружатся, дак у нас страшный недобор в отделе вестников, глас божий так вообще один остался и тот на пенсии. Ну если и там не получится тогда...к конкурентам у них тоже дефицит кадров. С этими словами Макс плюхнулся в невесть откуда взявшееся кресло. Рыжий, усыпанный веснушками, с веселым огнем в зеленющих глазах и тощий как пособие по анатомии Хранитель еще раз вопросительно глянул на Лильку:

- И где же мой черный вкусно сваренный по восточному кофе?

- Ой, простите, я первый день тут, даже не знаю есть он у меня или нет - Лилька кинулась к шкафчикам на кухне

- Так тебе что ничего не объяснили? Ну что за люди....Ну ей-богу как в первый раз....А ну-ка сядь, для того чтобы тут выпить кофе чай или вообще что нибудь получить тебе это просто надо очень хорошо и мельчайших подробностях представить...Пока он произносил эту фразу перед диваном появился столик на колесиках поднос две чашки с дымящимся кофе сахарница, сливочник, графин с апельсиновым соком и стаканы...- Примерно вот так, угощайся, а то скоро на вылет.Она только успела поставить опустевшую чашку на поднос как очертания комнаты изменились и они с Максом оказались на крыше какой то высотки, у парапета стояли двое мужчин, один показался Лильке смутно знакомым, где-то он ей точно встречался, но вот где...Молодой человек скрестив руки на груди молча слушал коренастого человека, тот кричал размахивал руками, из долетавших фраз Лилька услышала что его сон должен был жить еслиб не такие как ты, интересно на своих вам тоже плевать?! с этими словами он вдруг резко ударил молодого человека и толкнул с крыши. Девушка не раздумывая схватила парня за руки и представила как спускается вместе с ним на эскалаторе. Максимилиан замер с открытым ртом...

- Да, ну ты и эксклюзив.....ты б еще ему воздушных шариков штук сто прилепила! Хотя, главное что? Главное - не средство. Главное - результат. Ну вот сейчас его будет мучить слава, смотри вон бегут дядьки с камерами!

Глава седьмая Хирург

Руки дрожали. Хотелось умереть самому. Пятая смерь на дежурстве. до конца смены еще 5 часов...Как в тумане он увидел бригаду скорой помощи, пулевое ранение, парню около 20, оперативник местного ровд, вместе с бригадой медиков в коридор вбегают несколько человек в погонах, его трясут нервные руки:

- Поймите, он же пацан совсем, он должен жить, доктор, вы же его вытащите?!!!!!

- Мы сделаем все что сможем - дежурный ответ на дежурное требование. Евгений молча намылил руки, хотя в операционную не хотелось, хотелось наоборот сбежать куда подальше. ОТ этой мысли заломило лопатки. Один взгляд на стол, хотя этот вроде будет жить...не потому что я хороший спец, а потому что он очень хочет жить и будет цепляться за жизнь любыми путями. Это хорошо. Значит есть возможность успеть спасти. Он производил какие манипуляции просил медсестру убрать кровь передать инструмент забрать инструмент, а самому казалось что идет по темному городу, фонари не светят просто какой-то заброшенный квартал. Это именно тот молодой человек, который сейчас лежит перед ним на столе. сейчас он готов сорваться убежать в эту кромешную тьму откуда не будет возврата, Он напуган. Губы что-то шепчут. порыв ветра донес до Евгения - темно, Господи, как темно! Я ничего не вижу - эти слова полны отчаяния. Подошел к парню почти вплотную, протянул ему руку, с пальцев струился свет, яркий, но не ослепляющий, а теплый, такой видят дети, когда над ними склоняются лица матерей.

- Что это за место? Кто ты?

Парень так и не ушел с пограничной черты.

- Город, простой город, просто в этом районе ты еще не был. Пойдем провожу до остановки, а то тебя наверняка заждались родные.

В городе начало светать, ярче выделились трещины на асфальте, граффити на стенах домов, какая то женщина вышла из подъезда выплеснула на улицу воду из ведра - должно быть уборщица. Недалеко послышалось шуршание шин и гул работающего мотора, на остановке остановился ярко-желтый икарус. Парень встал на подножку. Из чьего окна донесся гимн РФ,

- С добрым утром.

Операционная. На столе молодой человек. Состояние стабильное. Операция прошла успешно. В интенсивную потом через пару дней в терапевтическое.

Евгений вышел в коридор. Тут же на встречу поднялись двое.

- Будет жить, он сейчас спит, а завтра приходите с апельсинами. Ему не повредит, и скажите его жене, что с ним все в порядке, пусть не волнуется, в ее положении волноваться нельзя.

- Доктор, а откуда вы знаете что он женат? - спросил первый

- А она разве беременна? - задал вопрос второй

- Он женился два месяца назад, - машинально ответил Евгений, - а через полгода у них родится замечательный сын, назовут Никитой, в честь деда и полковника РОВД

Глава восьмая Лилька

Ее приняли через неделю на должность хранителя. Пока что рядового, пока на замену высшим, когда те в отпуске или на больничном. Днями на пролет Лилька носилась за подростками мочила спички, гасила фитили на петардах переключала сигналы светофоров. Вечером еле волоча ноги от усталости, она запиралась у себя и перебирала контрабанду - редкие диски, на которые сроду не хватало денег, книги любимых авторов. Из мира конечно строжайше запрещено приносить любые предметы, но Макс сказал по секрету что тащат все просто потому что здесь в корпорации ни читать ни слушать ни смотреть абсолютно нечего. Пришедшие корпорацию люди забывают свои прежние умения, и занимаются черт те чем. Пресли пишет ужасные любовные романы. Конан Дойль разводит пчел. Макс ей так и сказал хочешь читать хорошие книги и слушать хорошую музыку,- либо тащи из мира, либо отправляйся в Ад. Как бы смешно это не звучало. Ассоциация "Дрим" - наш прямой конкурент. У них также как у нас проценты, бонусы, премии, квартальные отчеты и т д, но с культурой гораздо лучше, к ним чаще всего идут молодые талантливые музыканты для которых прежние умения превращаются в хобби, единственное, что их не записывают. но зато их каждый вечер можно послушать в каком нибудь баре или клубе. Сегодня Лилька притащила диск с инструментальной музыкой японской пианистки Кейко Мацуи, она давно про нее читала, и очень хотела когда нибудь послушать. она включила проигрыватель, и, обняв плюшевого львенка, улеглась на диване и не заметила как уснула под легкий всплеск клавиш талантливой пианистки, в котором мерно шумели волны волны бескрайнего моря, где предзакатное солнце плавило тонкую полосу горизонта, где крики чаек тонули в легком дрожащем тумане - там все дышало покоем и безмятежностью. Чьи-то заботливые руки укрыли ее мягким пледом, выключили ноут, не забыли включить ночник, потому что обладатель рук знал, что Лилька не может спать без света, ее как маленького ребенка до сих пор пугает темнота. Ну и что? Каждый имеет право на свои страхи. Он например имеет право на маленький страх быть случайно узнанным этим новым сотрудником, ведь пока еще не время думать о большем. Пока он - наставник, а она - молодой специалист, вот когда она получит первое перышко вот тогда может быть, а пока..Пока что завтра очень трудный день, отпуск еще очень не скоро, и потому Максимилиан материализовался в джаз-клубе, в маленьком зале царит полумрак, на эстраде играет саксофонист...ему принесли виски. Ангелу конечно не пристало, но ведь у каждого правила есть свои исключения. Макс нарушал кодекс корпорации в угоду себе. Ему нравился джаз саксофон виски, конечно ему хотелось чтобы напротив сейчас сидела его ученица, но она спит ей снится море, а он сидит здесь и слушает саксофон.

Глава девятая. Уже не совсем Хирург

Сон повторялся уже которую ночь подряд. Евгений просыпался весь в поту. Сердце билось как сумасшедшее. Пол усыпан перьями. Вот черт! Наверное это наперник. Душ. Кофе. Работа. Спас. Не успел. Еще и еще. Они не хотят. Они не ждут. Просто уходят за ту тонкую грань, откуда невозможно вернуть. Сон начал мешаться с явью. По утрам подметал перья. Откуда они только берутся. Надо купить подушку синтетическую. Мышцы болели как будто по ночам он разгружал вагоны. Сегодня же сделаю рентген и запишусь к мануалу. Явно где-то защемление. Бесило еще и то что все действия он видит через легкую дымку, и еще это необъяснимое предвидение, взяв человека за руку или просто посмотрев на кого-нибудь в метро он мог рассказать о человеке все вплоть до последнего дня его существования. На работе отшучивался тем что головой ударился об грабли, вот и снизошло озарению Алекс больничный психотерапевт посоветовал взять отпуск и уехать в деревню, пить пиво, ловить рыбу, завести себе пару деревенских сеновальных романов Он только отмахнулся....Кто ж меня отпустит? Замены то нет. Вечером зашел на рынок купил синтетическую подушку без перьев, пару бутылок темного пива и горячую пиццу. Сегодня обещали интересный матч. Вот и отдохну. И вновь снилось небо синее бездонное нереальное. Снова вскочил в поту,Пол опять был усыпан перьями. Пошел умываться в душ за спиной что-то мешало. хотел включить свет потянулся к выключателю и увидел что с пальцев льется мягкий белый свет, и полностью освещает все вокруг, в зеркале он увидел как из за спины чуть подравнивая выглядывают гигантские крылья. Ну все - окончательный псих. Надо вызвать собратьев.

- Никого не нужно вызывать. Тебя просто решили вернуть на твою работу. - фразу произнесла та девушка которую он не смог спасти...Из-за ее спины виднелись прозрачные и почти неразличимые крылья, но с пальцев лился ровный белый свет

- Кто ты?

- Я - хранитель., пока что начинающий, но думаю обязательно стать высшим.. . . .

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 04.04.2012 в 21:11
Прочитано 695 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!