Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

У берегов Африки

Добавить в избранное

У берегов Африки


Самолет сел в аэропорту Ломе, пассажиры медленно двигались по салону и наконец, я ступил на трап, в лицо пахнул жаркий воздух, запах раскаленного асфальта и горелой резины. Колона людей проследовав по взлетно-посадочной полосе, вошла в здание аэропорта. Аэропорт представлял собой небольшое каменное строение, но самое главное, внутри работал кондиционер. Я занял место в очереди и стал доставать гарантийное письмо, паспорт и сименсбук, готовясь к пограничному контролю. Когда подошла моя очередь, офицер, посмотрев на мой паспорт и гарантийку, приказал мне ожидать на стуле. Границу можно было пересечь только когда приедет мой агент. Продержав меня полчаса в тревожных мыслях, появился агент и тут же рассказал о том ,что мол он договорился и мне очень повезло, что мне нужно будем дать погранцам только 20 долларов. Как позже выяснилось, компания ему оплатила все расходы по моему пересечению границы, но его сильная коммерческая жилка была против того , чтобы бесплатно встретить и сопроводить меня. Мы сели в его раздолбанную «мазду» и поехали на встречу в сименс- клуб, где меня ожидал представитель судовладельца, суперинтендант Герр Хасс.

Вокруг пилонов танцевали девушки, в баре было полно народу. Тут были местные сутенеры, стивидоры, моряки разных национальностей, путаны и просто местные забулдыги и негодяи. Типичный сименс-клуб. Герр Хасс после приветствий и рукопожатий, хлебнув пиво, сразу перешел к деловому разговору:

--Чиф ты не волнуйся, ты уже ничего не сможешь на судне сломать, там уже давно все сломано до тебя. Ты главное всем наливай масло, топливо. Я тебе пришлю контейнер с масло в бочках. Наливай всем. Нам очень нужно удержаться на этой линии. Хороший чартер под Maersk Africa» ,ты меня понимаешь?

--У меня нет выбора, уже. Я в Африке и выбора у меня нет.—ответил я, решив не идти на конфронтацию, пока не увижу судно. Хасс все продумал. Такси в аэропорт его уже ожидало у входа в сименс-клуб. Я не мог отказаться от контракта, не увидев судно, именно поэтому он решил меня встретить тут, в кабаке, а не в капитанской каюте.

--Там течет масло с грузовых кранов. Ты ничего не сможешь с этим поделать. Нужно будет откупаться от MARPOLa и портовых властей. Также не работает валогенератор, он сейчас в Гамбурге, на ремонте, через пару недель я его вам пришлю в Ломе. Нужно будет его поставить, своими силами. На судне весь экипаж из Мьянмы, бирманцы, кроме страмеха, « дед» румын, он торопится домой. Тут ,в Африке, мы вам помочь почти ничем не сможем, береговых мастерских тоже очень мало и только в Того, в других портах, ничего нет. На дворе 2007 год, а тут сервиса по ремонту с гарантией нет. Ну, в общем ,мне пора, я уже опаздываю на самолет, да поможет вам Бог.—и Хасс допив залпом пиво, быстрым шагом к устремился к выходу.

--До связи.--ответил я. Я остался в своих мрачных мыслях.

Мы ехали по темным улицам Ломе, кое-где на столбах горели слабые лампочки, а на обочинах часто встречались костры в мангалах местной версии «стритфуда». Агент молча вел машину, шустро объезжая ямы на дорогах. Я смотрел по сторонам невидящими глазами, в голове проносились схемы ремонта валогенератора и порядок приемки судна, я составлял список вопросов для быстрой передачи дел. Утром «дед» румын улетает, значит, в 4 утра его уже заберет агент в аэропорт. Предъявив на проходной порта свои паспорта, мы въехали в порт. Причал был слабо освещен, в полумраке стояла очередь грузовиков, когда мы проехали колонну фур, я увидел небольшой контейнеровоз. Это был он - «OCEANSTAR».

Поднявшись по трапу я сразу увидел «деда», пожилой хитроватый румын, похожий на подгулявшего цыгана, был нескрываемо рад, что я не сбежал по дороге, еще в Европе. Он меня сразу провел в каюту, где мы сели к столу. Закурили и начали неспешную передачу дел. Из ночной беседы я понял что судно находится в аварийном состоянии, румын отсюда убегает из-за невозможности кушать то ,что готовит судовой кок и то ,что у него ужасно болит спина. Ну и еще то, что поссорился с руководством компании, на почве ежедневных отчетов в компанию. Он шутя запросил у немцев прислать ему секретаршу, для ведения переписок с офисом, так как он должен физически работать по 10-12 часов в день, с гаечным ключом находясь в машинном отделении. Ну у немцев, как обычно, туговато с юмором, они начали обижаться ,а румын просто решил улететь домой.. Как оказалось в последствии, румын был прав.

Рано утром румын улетел. Бросив короткое «good luck». Я пару часов подремал на софе. Проснулся, выпил кофе и спустился в машину. В центральном посту управления (ЦПУ), собрались все члены машинной команды. Поздоровавшись с каждым, я попросил остаться второго механика и электромеханика для короткой беседы, остальных отправили по работам и несению вахт. Второй механик был пред пенсионного возраста, усталые и добрые глаза, руки-клешни все в выпуклых венах, видать с детских лет гаечный ключ в руках держал. Я улыбаясь, спокойно спросил:

--«Секонд» ты скажи мне напрямки, ты удержишь машину и персонал первые пару суток? Насколько мы контролируем ситуацию?

--Я смогу, сэр. Главный двигатель в порядке, без сбоев. Проблема имеется с котлом , и вспомогательными двигателями.—ответил «секонд» заметно волнуясь. — Вы мне главное помогите опытом, а гайки мы хорошо крутим, главное ваш опыт и образование, остальное я вам гарантирую. Я ведь учился только в мореходной школе, а потом всю жизнь работал мотористом, потом механиком, но на маленьких прибрежных судах. Контракт у меня заканчивается и, наверное , на следующем круге меня уже заменит другой «секонд».

Ну это уже хорошо, подумал я про себя, лихорадочно прикидывая вопросы по эксплуатации и модулируя в уме возможные риски. Мне главное управление персоналом, ну а понять проблему, это уж я разберусь. Все по-честному, ты и контейнеровоз, тет на тет. Если ошибешься, то получишь проблему, а проблемы то, разные бывают в море, у побережья Африки. Это тебе не сытая Европа с правами человека и международным профсоюзом ITF (Международная федерация транспортных рабочих). Можно и в африканскую тюрьму загреметь.

Оставив машинное отделение, я поднялся к капитану вместе со своим пакетом документов и контрактом. Капитан оказался типичным азиатским командиром, невысокого роста, худощав, с вечной улыбкой на азиатском лице. Груб и жесток со своими соотечественниками и заискивающе хитер с европейцами. Капитан улыбался и все пытался понять, кто я и с какими компаниями работал. Я ему ответил коротко, что работал долго у греков. Этого ему хватило, он был наслышан про работу на греческих галерах, с истеричными эллинами. Дальше я у него выяснил ,что грузим еще 135 контейнеров и к 14.00 будем отходить от причала, рейс на Нигерию в порт Варри. Он мне еще пожаловался на плохое финансирование нашего питания и на ужасно высокие цены на продукты в Африке. Из чего я сразу заключил, что капитан он слабый, привыкший просто душить свой экипаж, ну а чтобы надавить и выбить нормальное питание у судовладельца, ну тут уж, понятно кишка тонка, не хватает ни авторитета, ни опыта. Ну а про честь и совесть, обычно эти капитаны никогда и не слышали и нигде не читали. Это такая распространенная в современном флоте порода капитанов- типичные мерзавцы и негодяи. Хорошие палачи и исправные солдаты для судовладельца, ну а для экипажа, просто палачи и оборотни.

Спустился в столовую. Запах был ужасным, варили какую то козлятину. Я попросил повара пожарить мне на обед яйца с беконом. На что он ответил что бекона нет и сыра нет. Окей, тогда просто три жаренных яйца .

В 13.00 спустились готовить машину. Я наблюдал за действиями команды, запуском и работой механизмов. Прислушивался к звукам ,высматривал протечки, слушал себя, свою интуицию. Сдали лоцмана, дали полный ход. Все что видел и слышал, общее состояние судна, меня больше обрадовало, чем огорчило. Видел и похуже суда и экипажи, по сравнению с греками, это судно было белоснежным «лайнером».

В рутине прошли 4 недели моего контракта. Мы «бегали» по линии Ломе (Того) - Варри (Нигерия) - Бата (Экваториальная Гвинея) - Либревиль (Габон) - Кабо - Верде (острова Зеленого мыса). От Ломе до Ломе, примерно, получалось 2 недели. Работа была напряженной, смеху было мало, было много мелких технических проблем. Офис не сильно «грузил» перепиской. Мы справлялись. Больше всего «напрягало» питание, вернее отсутствие нормального питания .Не было ни фрукт, ни салатов, ну и всегда, тропическая жара и сильная влажность. Как-то однажды под дверью каюты обнаружил банку «колы» и банку «спрайта» и сверху банан и яблоко, а вечером в дверь моей каюты раздался стук. Крикнув «войдите», я наблюдал такую картину: на пороге стоял боцман и матрос, они явно не знали как изложить причину визита, переминались с ноги на ногу. Я улыбаясь спросил:

--Что стало боцман?

--Чиф» , это ваше—промямлил боцман, протянув мне 20 долларов. Матрос подал мне листок бумаги с написанными в столбик фамилиями членов экипажа.

--не понял, еще раз ,что это за деньги?—я начал медленно «врубаться», что это какая-то чисто бирманская «заморочка».

--это экономия, «чиф»,экономия на продуктах, ну « food money». Получите и распишитесь в листочке.— он внимательно наблюдал за моей реакцией. Видимо румын уже давал им понять, что европейцы не экономят на здоровье за 20 долларов.

--Так, боцман, кто тебя послал?—спросил я ,еле справляясь с гневом.

--Капитан, сэр—ответил он, пряча глаза.

--Так все, «амигос», расходимся, я сейчас поговорю с вашим капитаном.

Капитан, боясь, и заискивающе улыбаясь, начал мне рассказывать про высокие цены на продукты в Африке, про то что его компания не понимает, а он очень хочет помочь экипажу заработать, поэтому вот получается экономия 20 долларов. Капитан я еще раз вас спрашиваю, я просто не могу понять:

--Откуда берутся лишние деньги экономии, если цены на продукты «очень высокие тут»?

--Ну вот поэтому, потому что высокие.—ответил мне вороватый подонок.

Ясно. Капитан воровал на продуктах. Стармех здесь ничего не сможет изменить, нет доказательств, а офис не станет менять капитана из-за такого пустяка. Здоровье экипажа-это самое последнее ,что может интересовать судовладельца. В Африке никакие профсоюзы не помогут, здесь полконтинента голодает, никого не удивишь.

Утром, проснувшись, я не мог встать. Сильно болела голова, и чувствовался озноб. Я был весь в поту. Попросив у старпома градусник, я убедился что заболел. Ртутный термометр показал 39,3. Надо было спуститься в машину, я сделал усилие, встал, и спустился в ЦПУ. В ЦПУ, я попросил «секонда» провести развод на работы. После того как все разошлись, я описал свое состояние подчиненным, механикам. Бирманцы в один голос заявили- это малярия. Бросает в жар, потом в холод, высокая температура, признаки малярии на лицо. Я выслушав, диагноз экзотической болезни. Заварил себе чай, сидел и молча прислушивался к работе главного двигателя, звукам машинного отделения, читал в журнале снятые за ночь, параметры работы механизмов. Пот с меня катился градом, я постоянно вытирал пот со лба. В машине было 51 градусов по Цельсию. Температуры выхлопных газов неумолимо росли, хотя все еще были в пределах допуска. Заборная вода-33градуса. «Не слабо» -- отметил я про себя.

Вдруг я услышал визг «вспомогача» (вспогач- вспомогательный двигатель), «секонд» вылетел из ЦПУ, я посмотрел на частоту работающего ДГ2 (ДГ-дизельгенеротор) и увидел заброс частотомера, затем автомат выбило с шин. Тут же ,на автомате пуск ДГ3 и «электрон» забежав в ЦПУ, взял его в параллель. Я подойдя к ДГ1,никаких видимых повреждений не заметил, в голове шумело ,меня колотил озноб. .я как будто улетел на другую планету, в глазах все плыло. Сел на стул в ЦПУ, я громко и четко спросил:

--Что случилось?

--Мы с «электроном», стали регулировать тягу регулятора, ну и регулятор заклинило, так вышло--пояснил третий механик

---Проверните движок вручную.--попросил я.

---Нет, не идет вручную. Заклинило.—ответил «секонд».

«Приплыли». --подумал я.

Поднявшись на мостик я узнал что к Ломе мы подойдем рано утром, там будет связь. Я потребовал врача.

--Врач будет сразу после швартовки.--сказал капитан.

Швартовка прошла как в тумане. После «отбоя», я пошел к трапу, где уже ожидал судно агент. Через полчаса мы уже ехали в по тесным, грязным улицам ,в местную поликлинику.

Зайдя в кабинет я увидел пожилого негра, врача. Интеллигентного вида, врач, сходу сказал:

--здравствуйте—и улыбнулся.--что вас беспокоит?-

--я рассказал все что испытывал в последние дни, он попросил показать язык, осмотрел глаза, горло и сказал

-нет у вас никакой малярии. Это банальное отсутствие витамин в вашем организме. Вам европейцам нельзя работать в таком климате без витамин. Я вам пропишу поливитамины .Объясните капитану, что без фруктов, вы не сможете тут работать.

Приехав на судне я сразу пошел к капитану и изложил ему, все то, что сказал мне врач. Капитан еще раз рассказал мне о дороговизне продуктов и что он делает все возможное, чтобы купить фрукты. Но не получается, мол, какая досада.

Я лежал в каюте, кондиционер не работал. Я лежал в позе зародыша на софе и внимательно слушал свой организм, пытаясь прикинуть, выживу я или нет. Убежать на причал-не вариант. Никто не даст денег на билет. Подать рапорт о прекращении контракта, тоже не поможет, нет замены, а значит я пойду еще 2 недельный круг, как минимум. Один вспомогач вышел из строя, валогенератора нет. Швартовки очень рискованные, грузовые операции своими грузовыми кранами тоже «на валидоле» ,так как в любой момент может остановиться, по любой причине, один из генераторов и в этом случае, второй тоже сразу выбьет по перегрузке. Ситуация была критичной во всех отношениях. Черт возьми, и никого из наших рядом нет, с кем можно было хотя бы обматерить судьбу. Капитан, в случае, опасности, полный ноль и ничем не сможет помочь, я даже сомневался что он даст SOS, если возникнет такая необходимость. Думалось о смерти и об моменте выхода души из тела, не было страха, было просто досадно, что это случилось далеко от дома, ну и ладно, главное что конец близок, конец всего, от чего я так устал.

Время было около трех по полудни, раздался стук дверь моей каюты и в каюту заскочил европеец, лет тридцати шести, с татуировкой якоря на руке. Он улыбнулся, протянул руку и сказал:

---Я Витя, новый второй механик.

--Так ты уже тут работал?--спросил я—Отлично.

--Дед, а как ты относишься к статуэткам?—спросил новичок.

---Нет, я этой фигней заниматься не буду. Я дорожу своим дипломом, и торговать топливом меня не учили—картинно возмутился я.

---Дед, ну а что ,ты разве хочешь тут умереть? Да плюнь на всю эту мораль. Тебе же кэп сказал. Это же Африка. Тут все дорого. Ну так зачем же нам тут гробить свое здоровье? Надо, наоборот, повернуть обстоятельства в нужное нам русло. «Намутить» статуэток, наладить питание, здесь отличные фрукты.

--Все топливо на учете, я не могу просто взять его и сменять на бананы—возразил я.

--Вот это уже другой разговор, ты отдыхай тут, я сейчас сбегаю промерю танки двойного дна. Заодно, гляну старые запчасти в рулевке и в помещении подруля. Там были ящики, там полно старых ржавых запчастей, может что-то «намутим». Я мигом, дед, все будет нормально.

Витя умчался в машину. Я поблагодарил судьбу за то ,что приехал соотечественник «секонд», грамотный и уже работавший на этом судне. Через 10 минут «секонд» был снова в моей каюте, он держал листок с замерами топлива. Улыбаясь, весь в азарте, он начал разговор:

--В первых танках двойного дна по 7см,они не берутся «трансферным» насосом, но там же по 3 тонны дизельного топлива, это же наш путь в рай! Я настрою бочечный насос и мы закатаем это топливо в пустые бочки, затем прогоним, через сепаратор и чистое уже «загоним» местным портовым сторожам.

--Витя раскидайте быстро ДГ1,осмотрите движок, оцените разрушения и что там, мы можем изменить. Ок? А я пока пойду на мостик, нужно все обговорить с Герр Хассом.

Переговорив с Хассом, я понял одно, немцы нам никак не помогут. Офис надеялся что мы сами сможем что-то придумать на месте. Ну и просили, меня перезвонить, когда мы найдем повреждения и решим ,как и что, мы будем менять.

--Дед , ну погнуты 3 штанги клапанов, сломало 2 коромысла, поршни , вроде, целые. Я нашем каке-то «подгулявшие» в ящиках, немного ржавые, можно попробовать поставить.—доложил «секонд» на мостик.

--Витя ищите прокладки под головки блока и динамометрический ключ, я сейчас подойду, будем собирать—ответил я.

Двигатель собрали быстро, взяли под нагрузку, все проверили. У нас все получилось. Герр Хасс по телефону не скрывал радости. Хорошо то, что хорошо кончается.

На утро, пришла замена сварщику, сварной приехал румын, привезли катером на рейд. Он летел через Гамбург и там в аэропорту через него Хасс передал набор прокладок для ДГ и палочки для ушей.

--Георгий, а для чего это?—с удивлением спросил я.

--Для детектора масляного тумана—ответил сварной

Мы с Витей переглянулись. Нам стало понятно, сколько офис готов потратить для этого судна в Африке.

Три бочки под солярку были готовы. Витя с мотылями деловито суетились со шлангами, готовя сепарацию. Завтра швартовка в Ломе и все должно быть готово. Бочечный насос работал от сжатого воздуха, компрессора молотили без остановки ,все было брошено на подготовку топлива.

Утром еще на маневрах Витя убежал с машины, через румпельное отделение он проскользнул на корму, откуда уже осматривал публику ,которая крутилась на причале в поисках «бизнеса». Когда дали отбой машине я выбежал на корму и увидел, что под кормой уже орут человек 50, приветсвуя Витю. Увидел меня толпа начала кричать «чиф давай делать бизнес».

Витя поставил пустую бочку на корме, сел на нее и начал прием туземцев по одному. Я ушел в каюту заполнять журнал. Через полчаса взволнованный Витя, весь на адреналине, влетел ко мне в каюту:

--Короче «дед», я нанял пятерых помощников, сейчас по одному я покажу их тебе. Первый-это зам по фруктам и овощам, имена их я не запоминаю, просто зови их по номерам ну или профилю.

На пороге появился улыбающийся негр лет 32-35. Он переминался с ноги на ноги у входной двери. Витя сказал ему «свободен» и пригласил следующего.

--Это зам по мясу и рыбе — и позвал следующего

--Это зам по искусству, ну там статуэтки всякие из красного дерева, маски, живопись, фигурки из слоновой кости — вдохновенно вещал «секонд»

--А это зам по культурно массовым мероприятиям, ну и пятый это зам по спиртным напиткам.

--Витя, ну как бы чтобы не было перегибов и недовольных, ты же опроси всех в машинном отделении, кому что надо, пацаны в машине нормальные, никто не сачкует, отдых заслужили, — сказал я.

--Да, конечно, я сейчас пойду всех «бирмашей» соберу в ЦПУ и опрошу каждого.—улыбаясь, сказал Витя.

Через десять минут Витя доложил результат опроса:

--Они думали не долго, все очень просто - ящик местного коньячка «наполеон» и 20 штук спелых авокадо.- сказал Витя

--Я так и подозревал ,что «машинеры» во всем мире одинаковые, прям «пролетарии всех стран соединяйтесь» в практическом проявлении.—ответил я.

Поздно вечером, перед сном я пошел в машину. в машинном отделении стоял здоровый запах солярки, внизу, на нижней площадке, возле бочек возилась толпа негров, среди них бегал выпивший и возбужденный Витя, он разливал солярку в канистры. Негры весело хватали огромные канистры, ставили себе на голову и по трапам тащили их на палубу.

Я подозвал Витю и сказал ему:

--Заканчивай разлив, спать ложится пора, завтра продолжишь, не надо их приучать по ночам шататься по судну. - после паузы продолжил — ты «бирмашам» купил?

--Да , все нормально — улыбаясь сообщил Витя.

Проходя мимо кают рядового состава я слышал хохот, двери были открыты, играла музыка и бирманцы перекрикивали друг друга рассказывали какие-то истории про жизнь. Я сразу понял что эта играл их шансон, вариант «владимирского централа», когда они в один голос начали меня звать и наливать мне ,типа я братан им или нет.

Пираты отдыхали, они заслужили, всем иногда нужно расслабляться, снимать стресс. А у меня не забалуешь, я им доверял, а они доверяли мне.

Я пришел в каюту и понял, насколько я устал от эмоционально напряжения и от ответственности за весь этот сабантуй. Ну а что я мог? Запретить? А в результате то что? Разлад в команде, молчаливый саботаж и вечные жалобы на компанию.

Наутро наш зам по искусству притащил над два ящика ананасов,4 ящика манго и 2 ящика авокадо. Так же нам принесли 10 свежих морских окуня, 5кг свинины и 5 кг говядины. За все это мы отдали 2 бочки солярки.

К обеду мы уже приобрели для всех нас кучу сувениров, там были и резьба по дереву и по кости, также полотна местных художников с веселенькими африканскими пейзажами. В общем и целом, жизнь наладилась.

Здоровье мое заметно улучшилось. Организм окреп, я начал уже гонять по трапам, без одышки. Я полностью восстановился и чувствовал себя даже лучше, чем дома. Похудел и стал есть больше рыбы и овощей, фруктов. Сон улучшился. В машинном отделении теперь все улыбались и шутили, не было хмурых морд и жалоб на жизнь.

На переходе в порт Варри, капитан мне сказал на мостике:

--Чиф мне нравится то что вы делаете топливный бизнес. На что я ответил с улыбкой:

--Зато мне очень нравится.

На этом мы раз и навсегда закончили обсуждение данной темы.

Пришвартовавшись в Варри, меня ждал новый неприятный сюрприз. На борт пришли представители МАРПОЛ. Это организация по борьбе с нефтяными загрязнениями.

Три мужика и одна дама. Как оказалось, дама была начальником. Она попросила принести журнал нефтяных операций, посмотрев журнал, она нашла пару ошибок в заполнении еще прошлым стармехом румыном. Отметила ошибки, заставила меня переписать эти строки и заверить их своей подписью. Затем прошлась по палубе и заметила потеки масла с грузовых кранов. Я начал оправдываться, что это трещины в маслобаках и что их можно заварить только в доке, так как они расположены в 15 миллиметровых зазорах между стенкой бака и конструкцией крана. Она меня выслушала и задумчиво спросила:

---Чиф, ты хочешь в тюрьму? Я ответил без раздумий:

--Нет, конечно. — ответил я, стараясь не заводится.

--Прошлый стармех румын был нашим другом. Мы знаем о ваших проблемах. Но он был нашим другом и поэтому судно не трогали. Теперь же все поменялось и мы можем арестовать судно. — сказала инспектор МАРПОЛ. Я спросил:

---Что вы хотите?

---Продай нам солярку? — предложил помощник дамы, мужик лет 40.

---Сколько? — нехотя спросил я

---Ну сколько можешь — сказал наглый негр.

---Я сказал, что могу 15 тонн. А почем возьмете?—задал я резонный вопрос.

Она назвала цену такую же как в Того. Бонусом шло то, что они нас не трогают, и мы спокойно выходим из порта. Выбора у меня не было, и я выдал 15 тонн на береговую фуру. После ужина я вызвал «секонда» и дал ему список и деньги, в списке были расписаны все «машинеры» и, кому, сколько дать бонус. Вечером кое-кто из машинной команды ушел в город. Я же лег в каюте и пытался гнать от себя плохие мысли с помощью сериала «LOST», этот сериал помогал мне уноситься мыслями далеко от судовых проблем. Витя пришел и позвал меня «на 100 грамм ухи», я от спиртного отказался, а уху с удовольствием съел. За столом родилась мысль, поставить капитану под каюту 2 банки колы и два банана, вспомнив про его «доброту и заботу» когда я валялся с температурой.

На следующий день мы вышли из Варри и пошли на Либревиль. В обед появилась связь и пришло сообщение от Хасса: «Сбросить ход и прийти в Либревиль, на 2 суток позже расчетного», потому что там занят причал, а за якорную стоянку нужно платить. Капитан сбавил ход до 50%, за что сразу получил от меня выговор. Дело в том что эксплуатация главного двигателя с такой нагрузкой длительное время грозит повышенными загрязнениями турбины. Поэтому я добился того, что мы легли в дрейф на целые сутки. Повесили лампу на корме и началась рыбалка! Сарганы, крупные кальмары - на трезуб. Трезубец нам сделал Георгий, по моим словесным описаниям, он сварил нам трезуб из электродов, к рукоятке бы привяли веревку, для многоразового использования. Ставридка и скумбрия на самодур. Над океаном были огромные звезды, погода была почти штиль и мы наслаждались тишиной и азартом рыбной ловли. Мы наловили несколько ведер ставриды и сардин, все загрузили в морозилку, а жирных сарганов запекли с луком в духовке, завернув в фольгу. Мы ели рыбу, пили пиво и подшучивали друг над другом. У бирманцев опять громко играл магнитофон с их ним «Владимирским централом», все у пацанов было «чики-бамбони».

Под вечер следующих суток мы дали полный ход и к утру уже пришвартовались в порту Либревиль. После проведения необходимых профилактических и ремонтных работ, мы с Витей пошли прогуляться по причалу. Недалеко стоял рыбак, СРТМ, под русским флагом, порт приписки Владивосток. Подойдя к трапу рыбака мы попросили разрешение подняться в итоге матрос спустился к нам на причал и сказал ,что судно арестовано Габонской полицией. Причина задержания судна - «вход в территориальные воды с опущенными траловыми досками». Матросу тяжело давался разговор, чувствовалось отсутствие образования, минимальный словарный запас, в основном мат, и похоже, стресс. Я спросил, чем мы можем помочь экипажу? Он попросил хлеба. Указав на наше судно, где мы можем отгрузить не только хлеба, но и продуктов, мы разошлись. Купив пару рапанов за 20 долларов у местного дайвера, мы пошли на судно, где нас уже ждали два матроса с рыбака. Я отгрузил им хлеба, сосисок и консерв, пожелав им удачи, я ушел в каюту смотереть сериал. Они просидели у Вити, за рюмкой чая до полуночи, их хорошо было слышно по всей надстройке, туда же еще и румына сварщика позвали. Ночью они на местных рикшах-мотороллерах уехали в местную деревню. На утро их на борту не обнаружилось. Их нашли в 11 утра матросы, спящими в местном баре, отход задержали, пока Витя с Георгием не вернусь на судно. Я им ничего не предъявлял, да никто им ничего плохого не сказал, это контрактники, а в портах еще не так бывает, издержки работы, так сказать

На переходе с Либревиля до Ломе, вахта в машине обнаружила сильную течь. Прогнил кингстон. Мы заткнули его куском швабры и усилив наблюдение за течью, пошли дальше. Насосы прохватывали воздух и нам не хватало охлаждения, ситуация была непростой, грелся главный двигатель, мы сбросили ход, еле дотянув до Ломе. В Ломе, я потребовал новый кингстонный фильтр. Компании пришлось оплатить его изготовление в местной мастерской. Пришел представитель страховщика, дать разрешение на переход. Переход на Турцию, в ремонт.

Шли полным ходом, 16 узлов. Подходили к Гибралтару. Забортная вода стала холоднее, главный двигатель работал нормально. Мы сидели в ЦПУ, обдумывая планы на отпуск. Настроение у всех было бодрое, веселое, впереди нас ждала Турция, ремонт, новые приключения и переживания, у половины экипажа закончились контракты. У меня тоже закончился контракт. Мы думали-гадали, на какое число нам возьмут билеты. Вдруг, резко зазвонил телеграф, я увидел команду «стоп». Ничего не понимая о причинах остановки, я крикнул, чтобы срочно прикрыли заборную воду на холодильники, чтобы не простудить двигатель. Через минуту, на телеграфе засветилась команда «полный назад», судно сильно задрожало всем корпусом, двигатель исправно выполнил команду, я крикнул электромеханику выскочить на палубу и посмотреть что происходит. Тут зазвонил телефон с мостика, капитан взволнованно сообщил:

--«Чиф», руль не перекладывается, проверьте рулевую машину.

Я пулей побежал в румпельное, масло в норме, протечек нет. Я с рулевой позвонил на мостик:

---Капитан, поработайте рулем влево, вправо.

Рулевая машина послушно выполнила перекладки руля слево-вправо. Никаких неисправностей не было обнаружено. Я сообщил на мостик:

--Капитан, рулевая машина работает исправно. Спускайте шлюпку, осмотрим перо руля.

Осмотрев перо руля, стало ясно, обломало баллер руля, теперь судно не управляемо. Вот так, прямо напротив скалы Гибралтар и прямо посреди траффика. Лежали в дрейфе, сообщили в компанию. Через 4 часа к нам подошел буксир и нас повели в док, порта Гибралтар.

Утром прилетел Хасс, он был нервным и обиженным на офис, на и на всех вокруг, меня не очень заботило его психическое здоровье, так как я всегда четко понимал, что Хасс немец. А если немец, то у него всегда найдется за пазухой камень для русского. Таковы реалии, гусь свинье не товарищ. Контракт я выполнил, претензий ко мне со стороны судовладельца нет, а истерики Хасса, это все сопли разбалованного комфортом европейца, он же хотел ни копейки не вкладывать в судно годами и получать с него хорошие прибыли, ну получал прибыли, ну влетел теперь на доковый ремонт, получил видно по голове от хозяина, ну бывает. От невидаль. Я так и не узнал о его планах по ремонту судна. Я улетел домой через три дня. Я вернулся через 3 месяца на другое судно этой компании «EASTSTAR», и проработал еще контракт. А через год компания продала все свои суда и ушла в строительный бизнес.

Так закончился один из моих контрактов, один из кирпичиков моей жизни, который оставил яркий след в моей памяти. Это была «классика» подфлажного контракта того времени, не было финансовых кризисов, флот работал, были большие компании и были маленькие, и мы могли сами выбирать у кого нам работать, политика никому не мешала жить. Это время безвозвратно ушло, закулисные миллиардеры всё-таки сожрали наше право быть счастливыми, и через 2-3 года флот стал делится между большими компаниями-перевозчиками, это были уже секты, со своими идолами, иконами, веригами, и со своей инквизицией. В них я так и не смог ужиться, у меня всегда были проблемы с поклонением. Я менял компании, менял суда и регионы работы, я зарабатывал себе на жизнь и продолжал искать себя. Искать то, для чего я пришел в эту жизнь. Я продолжаю себя искать и не остановлюсь, я не сдамся.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 16.10.2020 в 19:46
Прочитано 25 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!