Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

Пасечные байки. Расплата

Добавить в избранное

Время вечернего чая на пасеке подходило к концу. Уже на небе ярко светили звёзды, когда неожиданно громко залаял Шарик и загремел цепью в нашу сторону.

- На кого это он? – спросил Николай.

- Наверное, на бурундука – высказал предположение Костя.

- Бурундуки давно спят! Может быть, полёвка или барсук? – добавил Сергей.

- Может быть, медведь? – высказал я своё предположение.

- Нет, медведь зверь очень умный и осторожный! Никогда не придёт на пасеку, когда на ней много людей. Если его, конечно, не прикармливать, как пасечник Семён из Архаринского района – категорично заявил Николай.

После этой фразы, все стали просить Николая, чтобы он более подробно рассказал эту историю. Он не стал возражать.

В позапрошлом году в Хабаровском крае сильно горела тайга, и многие звери ушли к нам, в Амурскую область. Однажды летом, в самый медосбор, Семён увидел около своей пасеки молодого медведя. Медведицы около него не было, а зверь очень хотел, есть, поэтому не очень боялся человека и собаку.

У Семёна были остатки супа, и он отнёс их под деревья, прямо в большой миске. Медведь подошёл, съел всё, а потом долго вылизывал миску, держа её перед собой передними лапами. Наконец, понюхал воздух и ушёл, оставив пустую посуду. На следующий день, Семён наложил мишке в миску обрезков рамок с мёдом. Он всё съел и ушёл. Так продолжалось больше недели. Слух о медведе на пасеке у Семёна быстро распространился в округе. Эту пасеку обходили стороной воры и вандалы. Однажды, Семён таскал к ульям дополнительные корпуса и услышал позади себя сопение. Оглянулся, и обмер. Позади него, на задних лапах, с корпусом улья шагал медведь. Семён поставил корпус на подставку, рядом с ульем. Медведь проделал то же самое. В этот вечер пасечник особенно щедро наградил своего помощника. Вдохновлённый своими успехами дрессировки, Семён съездил в Архару и рассказал заинтересованным людям, что у него на пасеке живёт дрессированный медведь. Те пообещали приехать и забрать зверя за хорошее вознаграждение. Вернувшись к себе на пасеку, Семён увидел следы деятельности своего помощника.

Пасечник долго громко ругался, собирая повреждённые рамки. Медведь больше открыто не появлялся, но продолжал шкодничать. Василий Тихонович, пчеловод с соседней пасеки, узнав эту историю, сказал, что зверь не успокоится и его придётся убирать.

Через неделю пасечники встретились снова на пункте приёма мёда, и Семён сказал, что избавился от назойливого гостя. Василий не стал вдаваться в подробности, просто похвалил соседа за решение проблемы.

Василий Тихонович, после сдачи мёда, сразу уехал к себе на пасеку. Нужно было натаскать воды с ключа для душа, воскотопки и сделать запас на случай непогоды. По всем приметам, скоро ожидался дождь. Человек он был обстоятельный и запасливый. У него на пасеке было всё для встречи гостей, и даже оказания первой помощи, при чрезвычайных обстоятельствах. Принёс два ведра и пошёл снова по воду. Вдруг услышал из кустов слабый стон. Остановился и прислушался. Стон повторился. Это был даже не стон, а мольба о помощи. Поставив вёдра на тропе, углубился в чащу. В зарослях лежал медведь. На его правой передней лапе было варварское орудие браконьеров. Обрезок стальной 120 миллиметровой трубы был заварен с одного торца, а внутри, на шарнирном болту, размещался клапан, с острыми, стальными штырями. Обрезок трубы толстой цепью соединялся с чуркой-волокушей. Вероятно, медведь сунул лапу за приманкой, а вытащить её уже не смог. Острые штыри проткнули кожу и впились в лапу. В таком состоянии медведь не мог охотиться, и был обречён. Вероятно, он уже до того ослабел, что даже не мог добраться до ключа, чтобы напиться. Раненый зверь вообще опасен, но этот действительно молил о помощи. Василий вернулся на тропу, взял одно ведро и принёс воды медведю. Зверь, понимающе, облизнулся. Рискуя жизнью, Василий стал лить тонкой струйкой воду на морду медведя. Он жадно лакал её длинным шершавым языком. Вода в ведёрке быстро кончилась, и Василий пошёл снова к ключику. Набирая в вёдра воды, придумал план спасения медведя. Воду отнёс на пасеку, а с собой захватил миску, хлеб и большую бутыль медовухи. Не смотря на то, что стоны были реже, легко нашёл медведя на прежнем месте. Сделав тюрю из медовухи и хлеба, подсунул миску медведю. Он жадно опорожнил посуду, и Василий приготовил новую порцию. Хлеб закончился и остатки медовухи, просто вылил в миску. Через несколько минут стоны прекратились, дыхание стало ровное и наконец, медведь громко захрапел. Теперь человек твёрдо знал, что он будет делать. Вернувшись на пасеку, захватил верёвку, гаечные ключи, бинт и ампулу с хлорэтилом, сухую марганцовку, настойку прополиса. Замотал морду медведя бинтом, связал верёвкой три здоровых лапы, и приступил к операции. Раскрутил болт и снял трубу с лапы медведя. Она заметно распухла. Гребёнка клапана глубоко впилась с тело, и оно стало гноиться. Осторожно промыл рану водой с марганцовкой. Предстояла самая сложная часть операции. Вскрыл ампулу и начал замораживать лапу около металлической гребёнки. Шерсть и металл покрылись инеем. Наступил на лапу ногой и ухватился двумя руками за гребёнку клапана. Прошептал: «Господи, помоги!» и резко выпрямился. Гребёнка вырвалась из лапы, и Василий, потеряв равновесие, упал на спину, и откатился. Это его спасло от удара медвежьей лапы. Медведь очнулся от боли и жутко утробно застонал. Пытаясь освободиться от пут в течение нескольких минут дёргался на земле, но устал, боль в лапе стала стихать, и топтыгин снова впал в сон. Василий осторожно подошёл к медведю и вылил ему на лапу почти всю бутылку настойки прополиса. Развязал бинт на морде, и верёвки на лапах. На пасеку вернулся, когда совсем сгустились сумерки под деревьями.

Утром погода была пасмурная, но дождя ещё не было. Решил проведать своего медведя. Он оставался на прежнем месте. Приблизившись к нему, убедился, что медведь жив, но состояние его неважное. Вернулся на пасеку, взял ведёрко, миску, хлеба, туесок мёда, и три таблетки тетрациклина. Приготовил тюрю из сладкой воды и хлеба, посыпал её молотыми таблетками. Медведь съел всё и облизнулся. «Поправляйся, косолапый, а мне нужно делами заниматься!» - сказал Василий на прощанье.

Но делами на пасеке пришлось заниматься под навесами. Пошёл дождик. «Это – хорошо! Медведю - на удачу! Примета верная!» - подумал Василий, сколачивая новые пчеловодные рамки из заготовок.

На следующий день дождь прекратился, и Василий пошёл искать раненого медведя. Неожиданно обнаружил его гораздо ближе к пасеке. Подошёл к косолапому на безопасное расстояние, чтобы рассмотреть его получше. Состояние медведя Василия вполне удовлетворило, а вот поведение расстроило. «Я же тебя не смогу прокормить. Скоро уезжаю с пасекой на новое место, а потом домой. Кроме того, тебе нужно жиру нагулять, с берлогой определиться. Останешься шатуном, пристрелят охотники» - ласково говорил Василий. Медведь сидел на заднице, и внимательно слушал, словно хотел понять, что ему говорит этот человек.

Василий Тихонович никогда не бросал начатое дело, всегда стремился довести его до конца. В этом случае, он решил увести медведя на голубичную марь. Спелой ягоды там было достаточно. Кроме того, через марь протекал ключик, в котором водилась рыба. Припасы из котомки он положил на землю, в направлении этой мари.

Рано утром сходил на эту марь, наловил около 20 килограммов ленков и хариусов и пошёл искать медведя. По следам, определил, что медведь движется в нужном направлении. Предположительно, он мог находиться в зарослях лещины. Не подходя близко к зарослям, положил на землю одну рыбину и двинулся снова в сторону голубичной мари. Пройдя небольшое расстояние, снова выкладывал рыбину, пока не вышел на край мари, заросшей ерником.

На высоких кустиках висели гроздья спелой ягоды.

Вернувшись на пасеку, Василий Тихонович занялся подготовкой ульев к кочёвке. Погода была подходящая, работа спорилась, но заняла весь следующий день. Трактор с прицепом вечером и утром не пришёл. Днём, Василий решил сходить на марь и набрать голубицы для киселя и морса. Заодно, проведать медведя. На мари быстро нашёл места, где кормился медведь. На ключике решил опустить жердевую решётку на небольшой запруде, с переливом. Осенью рыба спускалась к зимовальным ямам и шла косяками. Попадая на решётку, становилась лёгкой добычей ловких рыбаков. Но для того, чтобы поймать рыбу в этот момент, нужно было не спать ночь, ловко подхватывать её специальным приспособлением, или сачком. В этот раз, Василий опустил решётку для медведя.

Вечером пришёл трактор, и пасека переехала на новое место. На соевых полях обильно цвёл осот, а рядом на лугах ещё цвела красная серпуха. Мёд с этих растений густой, с зеленоватым оттенком и очень приятным ароматом. Осень стояла тёплая, затяжная и Василию удалось сделать ещё две качки мёда. Домой он увёз пчёл после первых ночных заморозков. В этот же день перевёз свою пасеку сосед.

Утром Василий проснулся от тревожного стука в калитку. Открыл её и увидел перепуганного соседа.

- У меня всех пчёл украли!

- Как украли?

- Сам не знаю. Всё на замках, машины или трактора слышно не было, а пчёл нет. А твои пчёлы на месте?

- Не знаю! Давай посмотрим!

Вышли в огород и обмерли. Весь огород был заставлен ульями соседа. Выяснение отношений не заняло долго времени. Договорились отнести ульи соседа на прежнее место. Провозились до самого вечера. Вечером сидели у соседа Семёна, и пили мировую бутылку за дружбу. На улице залаяли собаки. Семён и Василий прильнули к окнам, но ничего не увидев, тихонько вышли на крыльцо. Ярко светила луна. В огороде мелькнул чей-то силуэт. И вдруг они чётко увидели, как большой медведь подошёл к улику и взял его передними лапами. Словно в цирке, понёс его перед собой в сторону соседнего огорода. Вскоре вернулся за следующим ульем. Пчеловоды вошли в дом и переглянулись.

- Что будем делать?

- Предлагаю выставить твои ульи в моём огороде на ящики до окончательных холодов и уборки в омшаник. Этот медведь не успокоится. А улики и у меня никуда не денутся.

Бутылку допивали молча, и не чокаясь. Каждый думал о своём, а может быть, общем медведе.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 03.07.2020 в 10:56
Прочитано 175 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!