Зарегистрируйтесь и войдите на сайт:
Литературный клуб «Я - Писатель» - это сайт, созданный как для начинающих писателей и поэтов, так и для опытных любителей, готовых поделиться своим творчеством со всем миром. Публикуйте произведения, участвуйте в обсуждении работ, делитесь опытом, читайте интересные произведения!

ГИА. Шоколадное дерево, папайя, кокосы …

Добавить в избранное

( Из рассказов бывалого путешественника.)


В ботаническом саду супругов Карл растёт и “шоколадное” дерево. Кто не любит шоколад? Я тоже его любитель. А вот само “шоколадное” дерево раньше видеть не приходилось. И теперь мы с интересом слушали рассказ Алана об этом замечательном растении.

В краткой лекции о какао Алан рассказал нам множество интереснейших фактов об этом, казалось бы хорошо знакомом всем продукте.

Оказывается, что хотя Африка производит 70% мирового сбора бобов какао, родиной растения являются дождевые леса Амазонки. Сегодня его выращивают во многих субэкваториальных странах. Где климат тёплый и влажный. Деревья не выносят воздействия прямых солнечных лучей. И для получения большего урожая их затеняют другими растениями - бананами, манговыми деревьями, авакадо, пальмами. Затенение не позволяет дереву какао вырастать больше шести метров в высоту. В противном случае дерево могло бы дорасти до пятнадцати метров. А это значительно усложнило бы сбор урожая.

В возрасте пять-шесть лет дерево какао даёт первый урожай. Потом оно плодоносит ещё пятьдесят-шестьдесят лет. Урожай снимают два раза в год. Перед началом сезона дождей и по его окончании. На каждом дереве вырастает всего несколько десятков плодов. Для получения одного килограмма какао порошка необходимо приблизительно сорок плодов. Это около 1200 бобов какао.

Растениям какао, как и многим другим деревьям тропического пояса, свойственна каулифлория. В переводе с греческого это значит “стволоцветение”. Цветы, а потом и плоды, крепятся прямо к стволу дерева. Или к основаниям крупных веток. Плод крупный. Размером с кукурузный початок. В зависимости от сорта достигает тридцати сантиметров длины и веса до полукилограмма. По форме он напоминает крупный огурец или вытянутую дыню. Внутри плода в продольных бороздках содержится 40-60 крупных семян. Это и есть те самые знаменитые какао-бобы.

Плоды с дерева срезают мачете. Тем же мачете их рассекают на несколько частей и укладывают в бочки. Содержащийся в соке плода сахар начинает бродить. Температура выделяющейся при этом жидкости поднимается до 50*С. Бобы при этом теряют часть своей горечи. После десятидневной выдержки бобов в таких условиях, они приобретают стандартные вкусовые и ароматические свойства. Затем их сушат. Чаще - на солнце. Реже - в сушильных печах. Бобы при этом в два раза уменьшаются в размерах. Готовый продукт отправляют в страны непосредственно производящие шоколад. Больше всего какао-бобов закупают Нидерланды - 18%. На втором месте Великобритания - 9%.

Конечно Алан рассказал нам гораздо больше о тропических растениях, чем можно воспроизвести в этой короткой заметке. Говорил он эмоционально. С воодушевлением. Увлечённый человек. Счастливый. Такая же у него и жена Сюзан.

Погуляли мы и по участку, непосредственно примыкающему к дому. Всё красиво. Ухожено. Неподалёку выкопан большой, пятиметровой глубины пруд. Вода в нём чистая и прозрачная. Иногда сюда приходит утконос. Проинспектирует водоём, поплавает в нём и опять уходит. К сожалению, мы его не застали.

В конце прогулки хозяева пригласили нас выпить чаю. На столе - фрукты из их сада. Из них же приготовлены пирожные. Собственное варенье. Фруктовые растения растут рядом с домом. Экзотические плоды можно срывать прямо с веранды. Как, например, любимую моей женой папайю. Кстати, плоды папайи тоже растут на стволе дерева.

За столом рассказ о жизни в этом райском месте продолжался. Теперь к беседе подключилась и Сюзи, которая до этого была занята на кухне. Она пожаловалась на досаждающих им какаду. Эти красивые птицы вовсе не вызывают у неё умиления. Большими стаями они прилетают в их сад. И если не доглядеть, можно остаться без значительной части урожая фруктов.

И чай, и пирожные, и фрукты, и сок из них были великолепны. Неожиданно Алан, хитро улыбнувшись, сообщил, что он выращивает два вида лимонов. Один из них обычный, кислый. А вот второй - сладкий. Мы удивлённо переглянулись. Такое невозможно. Лимон потому и называется лимоном, что в нём много лимонной кислоты. А, как известно, лимонная кислота не может быть сладкой. Но тут Алан предложил каждому взять с блюдечка нарезанную дольку лимона и лизнуть её. Убедиться, что она действительно кислая. Потом, будто позабыв о этом, угостил нас лежавшей на другом блюдечке ягодой. Не очень крупной. Величиной с вишню. Больше половины её объёма занимала косточка. На вкус она была сладкая. Затем опять вернулся к лимону. И предложил лизнуть тот же его кусочек. Странно. Но на этот раз лимон показался нам … сладким. Алан весело рассмеялся.

- Я подарил вам “сладкую жизнь” на целых два часа! Теперь всё, что вы попробуете, будет казаться вам сладким. Жалко, что я не могу дать вам этих замечательных ягод с собой. Они быстро портятся. Да и не надо долго жить в иллюзорном мире. Всё хорошо в меру.

Ну да! Правильный посыл ... Только сам то он теперь живёт почти в раю!

Прощались мы с этой семьёй с некоторой грустью. Хорошая, симпатичная пара. Своими руками создавшая из этих, когда-то диких джунглей, райский уголок. И теперь радует приезжающих сюда гостей. Пусть всё у них будет хорошо!


 На обратном пути плантации сахарного тростника тянулись уже по другой стороне дороги. Там вовсю кипела работа. Тарахтели комбайны. Убирали созревший тростник. Удивительно было наблюдать, как слаженно работают здесь фермеры. Вспомнились кадры кинохроники, которые мы видели у себя на родине ещё во времена существования Советского Союза. Там показывали “героическую битву за урожай” сахарного тростника на далёкой, дружественной нам Кубе. Мужественные, сильные молодые мужчины, наступая на высокие заросли, без устали махали длинными мачете. Рубили, крушили тростник, не переставая радостно улыбаться в камеру. Настоящий Праздник Труда! Здесь же не было ничего подобного. Очень буднично небольшой комбайн методично косил тростник и резал его на мелкие части. За комбайном следовала машина-контейнер. Измельчённая масса падала в её кузов. Наполнив кузов одной машины, трактор останавливался ожидая, пока её место займёт другая. Первая в это время отправлялась к разгрузочному пункту проходящей неподалёку узкоколейки. Рабочие будни. Ну какая тут битва за урожай? Какой-такой праздник?

Праздник был только у слетающихся сюда белых австралийских ибисов. Сообразительная птица всегда следует за работающими в поле комбайнами. Знает, что на скошенном поле можно найти множество оставшихся без укрытия насекомых.

А на другом конце скошенного участка уже велись работы по подготовке плантации к новому урожаю. Оперативность австралийских фермеров вызывала искреннее восхищение.

В тот день у нас оставался свободным вечер. И мы с женой решили обследовать окрестности нашего отеля за пределами его ограды. Пошли вдоль шоссе, по обе стороны которого были непроходимые заросли высокого кустарника. Да если бы они и были проходимыми, мы бы всё равно туда не пошли. Слишком велик был страх перед ядовитыми австралийскими змеями.

Впереди виднелось несколько высоченных кокосовых пальм. За ними должна была находиться ферма. Мы видели её, когда проезжали мимо. Заросли кустарника исчезли, как только мы добрались до пальм. Перед нами лежало уже убранное поле. Полосы чистой земли чередовались на нём с узкими лентами беспорядочно набросанной бурой массы. Дальше, направо от нас, были видны зелёные всходы какой-то культуры. А слева, совсем рядом, отделённые от шоссе узкой полоской зелени, приютились одноэтажные постройки небольшой фермы. Две собаки с азартным лаем, носились возле них.

Я достал камеру. Сделал снимки пальм. Лай собак стал громче и заливистей. Обернувшись, я увидел, как большой серый кот большими прыжками бежит от домов к пальмам. За ним, тявкая, увязались собаки. Было такое впечатление, что они вовсе и не старались его догнать. А кот не очень то их и боялся. Добежав до первой, самой высокой пальмы, он остановился. Прислонился к её стволу и выгнул спину. Собаки весело прыгали около него. Но подходить близко не решались. Наконец одна из них, опустив морду к земле, стала что-то вынюхивать совсем близко от кота. Кот, высоко подпрыгнул и с ходу врезал ей лапой по морде. Собака обиженно взвизгнула и отскочила назад. Её подруга радостно залаяла. И стала описывать круги вокруг пальмы. Побитая собака, смущенно фыркая, присоединилась к ней.

Я направил камеру в сторону зеленеющего поля. Из-за деревьев, прикрикнув на расшалившихся собак, показался пожилой мужчина. Подошёл к нам. Поздоровался.

- Вижу вы заинтересовались моей фермой, - заговорил он. - Вот и подошёл. Может какие-нибудь вопросы есть ко мне?

У него был сильный австралийский акцент. И в Австралии, и в Великобритании говорят на английском. Но австралийский английский имеет свои особенности. Для речи австралийцев характерна так называемая “сжатость”. Многие слоги “проглатываются”. Большая часть привычных английских слов сокращается. Даже сам австралийский английский называется “Strain”. Так австралийцы произносят слово “Australian”. Те из них, кто часто общается с иностранцами, конечно же, хорошо говорят на чистом английском. А в провинции встретить местного жителя разговаривающего на “Strain”, можно довольно часто. И этот фермер говорил на “Strain”. Некоторые слова разобрать было трудно. Но общий смысл сказанного был понятен.

Я кивнул на зелёную поросль. Спросил, что там посажено. Он в свою очередь вопросительно посмотрел на меня. Знаю ли я что-нибудь о сахарном тростнике? Я признался, что в этом вопросе я профан. Фермер понимающе кивнул и стал охотно рассказывать. Видно было, что он соскучился по собеседнику. На ферму не часто заглядывают новые люди. А тут ещё разговор шёл на тему, которую он знал досконально.

Зелёные всходы оказались молодыми растениями сахарного тростника. На том поле его урожай сняли почти месяц назад. Теперь вот появились молодые отростки. Тростник ведь не надо сажать каждый год. Раз посаженный, он продолжает расти на том же месте семь-восемь лет. Созревает за год. Правда земля за этот период истощается. Приходится подкармливать. И обязательно органикой. К счастью, больших проблем с этим нет. В тростнике - одна седьмая часть сахар. После его извлечения остаётся жмых. Его-то и используют в качестве удобрений. Фермер кивнул на полосатую плантацию напротив нас. Здесь урожай был убран две недели назад. Междурядья пропахали. Срезанные стебли растений укрыли тростниковым жмыхом. Ещё через две недели и здесь появятся всходы. Жмых будет им хорошей подкормкой.

Но вот через 7-8 лет плантации тростника перепашут. И посадят на этом месте другую культуру. Может бобы. Может засеют травой на сено. Будет чем коров кормить. Есть фермеры, на землях которых сахарный тростник растёт плохо. И они держат только их. А вообще тростник здесь самая выгодная культура. На сахар всегда есть спрос. За килограмм сахара-сырца платят 30 центов. Больше чем в Америке. Там он стоит 24 цента. На двадцать процентов меньше.

Тростник хорош ещё тем, что он даёт более-менее стабильные урожаи. В неблагоприятные годы засуха в зимний период может погубить урожай других культур. А тростник выдерживает её. Ну может только его урожай будет немного ниже. Но, по крайней мере, угрозы разорения нет.

У него сорок пять гектаров тростника. С одного гектара он скашивает по 80-100 тонн зелёной массы. Но это в лучшие годы. Сахара из него получается приблизительно 12-15 центнеров. Со всего поля около 600 центнеров. Значит стоить его урожай будет, по очень грубым подсчётам, около $180. 000. Он назвал среднюю цифру в $150.000. Наверное так оно и есть. Ну и текущие расходы. На технику и другое-разное. Олигархом не станешь. Но жить можно. Да и как рабочий человек может стать олигархом?! Олигархи? ... Это не про них.

Спросил я, конечно, нашего нового знакомого и о змеях. Не страшно ли ему жить в этих местах. Ведь, наверняка, этих гадов в густых зарослях множество. Он беспечно махнул рукой. Конечно, они здесь есть. И не мало. Босиком не походишь. Нужна надёжная обувь. Ну и обязательно иметь в доме кошку и собак. Я не случайно подробно описывал их игру у дома фермера. Эти животные играют важную роль в быту сельских жителей. И они должны жить дружно. Во всяком случае, не быть врагами. Кошки, а лучше, чтобы их было несколько, ловят мышей, в изобилии плодящихся в зарослях сахарного тростника. В этом нет ничего удивительного. У мышей здесь много пищи. Есть надёжное укрытие. А где мыши, там и змеи. Грызуны - их пища. Нет в доме мышей - нет и змей. Ну а если какая-то и заползёт, куда не следует, то её прогонят игривые собаки. Змеи не любят шума. Когда тростник убирают, стрекотание машин и вовсе отгоняет их далеко от фермерской усадьбы. Тем более, что и их укрытие исчезает. Так что меры предосторожности принимать, конечно, надо. Но степень опасности преувеличивать не стоит.

На прощание наш собеседник подошёл к кучке кокосовых орехов, сложенных у ствола пальмы. Взял в руки один из них. Потряс. Убедился, что там плещется молоко. Протянул его жене. Дал орех и мне. Посоветовал отдать их на кухню, чтобы открыли. Я ещё удивился величине этих орехов. Они были явно больше тех, что мы видели в магазинах. И только потом догадался, что эти орехи покрыты копрой. Если её снять, то они приобретут обычный вид. Тем не менее я снял на камеру жену, якобы пьющую кокосовое молоко.

На самом же деле мы отнесли кокосы в отель. В спешке так и не собрались открыть их. Надеюсь, что они не пропали. И кто-нибудь догадался это сделать.

Рейтинг: нет
(голосов: 0)
Опубликовано 26.11.2021 в 04:40
Прочитано 69 раз(а)

Нам вас не хватает :(

Зарегистрируйтесь и вы сможете общаться и оставлять комментарии на сайте!